Новости

12.03.2015 21:43
Рубрика: В мире

На Украине сложно быть честным

Известный публицист Олесь Бузина рассказал о жестких условиях, в которых приходится работать украинским СМИ
Жесткая цензура и откровенно нечестная редакционная политика вынудили известного писателя и журналиста Олеся Бузину покинуть пост шеф-редактора одной из ведущих газет Украины "Сегодня".

"РГ" удалось пообщаться с публицистом и узнать, каково сейчас приходится украинским журналистам.

Почему вы приняли решение уйти из газеты?

Олесь Бузина: Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стало то, что я должен был отвечать за редакционную политику, с которой не согласен. Люди, которые формировали газету сверху, из наблюдательного совета, не хотели светиться, не хотели быть публичными фигурами. Но они охотно прикрывались мною, как щитом, если бы я согласился. Меня раздражал запрет на критику премьера Яценюка, запрет на критику экс-президента Кучмы. Меня раздражал тот факт, что был снят материал даже не критикующий Порошенко, а просто описывающий реальное положение дел: то, что его фабрика в Российской Федерации, в городе Липецке, увеличивает производство. А когда на меня сверху спустили один из "заказников", то в этот момент я просто ушел с работы, сказав: делайте что хотите, но без меня. Со мной пытались договориться, но я сказал, что больше уже ничему не верю и ухожу.

Когда вы поступали на работу, редакция выдвигала подобные условия?

Олесь Бузина: Нет, ограничения держались в секрете от меня. Более того, передо мной ставились совершенно другие задачи: сделать газету более живой, более острой, более журналистской. Но как оказалось, это были только слова. В реальности на меня просто хотели переложить ответственность за неудачу газеты - я так это понимаю. Никому не могло прийти в голову, что человек плюнет на высокую зарплату и уйдет.

Как сейчас строится работа украинских журналистов?

Олесь Бузина: Работать очень тяжело. Принят ряд законов, которые ограничивают журналистскую деятельность под предлогом войны. Одной из составляющей журналистской работы является то, что ты должен выслушать две стороны конфликта и дать два источника информации. По украинскому законодательству невозможно цитировать людей, которые оказались по другую линию фронта. Например, представителей ДНР и ЛНР. Но как можно составить реальное представление о ходе боевых действий, если ты цитируешь только официальные данные из пресс-службы штабов? Ты цитируешь только официальную точку зрения. Некоторое время приходилось выкручиваться и искать противоречия в той самой официальной позиции. Но рано или поздно это надоедает. Ты понимаешь, что это не журналистика - работать, когда у тебя на шее удавка.

Что происходит со свободой слова на Украине?

Олесь Бузина: Есть несколько телеканалов - все они подчинены ограниченному числу украинских олигархов: Коломойскому, Пинчуку, Ахметову и Фирташу. Естественно, топ-менеджеры многое скрывают от журналистов. А журналист - как гончий пес: получает задания, которые он должен выполнить в очень короткое время, работая на телевидении или в ежедневной газете. Часто даже нет возможности разобраться с ситуацией, а чуть-чуть разобравшись на своем уровне, нет времени взглянуть на ситуацию со стороны.

Исчезла бумажная версия газеты "2000" - это была ведущая публицистическая газета на Украине. Она работала при Кучме, при Ющенко, при Януковиче. Как только поменялась в последний раз власть, она была закрыта. Закрыта газета "Капитал" - серьезное издание с мощным журналистским составом, была близка к окружению Януковича. Издания вынуждены закрываться по экономическим причинам и по цензурным, а часто и тем, и другим. Не осталось изданий с публицистикой, с авторским взглядом. Пока я работал в газете "Сегодня" на протяжении последнего года, моя колонка оставалась практически единственной в киевских ежедневных газетах (а их всего четыре: "Факты", "Комсомольская правда в Украине", "Сегодня" и "Вести"), представлявшей взгляд колумниста. И то у меня время от времени возникали конфликты с начальством, по поводу моих колонок, потому что я стремился писать правду, а было страшновато эту правду публиковать. Материалы были достаточно резкими. А когда журналисты перестают быть резкими, то становятся никому не нужны.

Когда исчезают бумажные версии изданий, газеты перестают читать люди старшего поколения. Они просто лишаются хоть какой-то информации о жизни. А это тоже граждане, избиратели, у них есть права. К ним нельзя относиться так, как относится нынешняя украинская власть: как к шлаку. Даже с пенсионеров-чернобыльцев первой категории берут налог - срезали проценты с пенсии. То есть грабят всех.

Как вы себя ощущаете в условиях такой информационной политики?

Олесь Бузина: Мне легче, потому кроме журналистики я всегда занимался писательской деятельностью. В реальности журналистов жалко. Над ними просто издеваются. В среднем журналист получает 10 тысяч гривен (а зачастую и меньше - 7-8 тысяч). При курсе доллара в 30 гривен - это 300 долларов. Нищенская зарплата в стране, которая заявляет: мы европейцы. В таких условиях для многих важно иметь хотя бы какую-то работу, делать что угодно, лишь бы не умереть с голоду. Это возвращение к эпохе застоя, когда существует правильная, официальная точка зрения и никаких отклонений. Все как в 70-е годы, когда в Киеве выходили две ежедневные газеты "Флаг коммунизма" и "Вечерний Киев".

Получали ли вы в свой адрес угрозы?

Олесь Бузина: Все приходилось переживать и нападения, и угрозы получал. Такова жизнь журналиста. Крайне неприятно, но бывает. Я стараюсь занимать позицию резкую, но, с моей точки зрения, просто определенную, честную. Но не стоит криминализировать руководство газеты "Сегодня" - это чиновники, а не убийцы и не заказчики. Надо отдать должное, что внутри редакции существовала достаточно интеллигентная атмосфера. Мы не посылали друг друга, не было драк, членовредительства. Между мной и руководством всегда существовал уважительный стиль общения, он мог быть жестким, но оскорбления мы не позволяли.

Каковы дальнейшие творческие планы?

Олесь Бузина: Надо написать несколько книг. За последний год вышли две книги. Одна называется "Утешение историей", а вторая - "Докиевская Русь". Есть три предложения от разных издательств: два - от иностранных и одно - от украинского. Без работы не останусь. Умею снимать фильмы. У меня 29 документальных фильмов, 8 книг, много статей. Не было недели, чтобы я не писал 4-5 статей. Я привык работать и буду работать. Но невозможно работать в ситуации, когда ты идешь на сделку со своими принципами, это разрушает личность. За неделю до ухода из "Сегодня" я почувствовал, что если буду дальше гнуться, то разрушу свою психику и разрушусь физически. Так обычно и происходит, если делаешь то, что тебе крайне не нравится и обманывает ожидания.

Последние новости