Новости

19.03.2015 13:00
Рубрика: Культура

Побег в небо

Сын легендарного летчика Михаила Девятаева рассказал "РГ" о неизвестных фактах биографии отца
В преддверии 70-летия Великой Победы готовится к выходу в свет новое издание знаменитой автобиографической книги мордовского летчика Михаила Девятаева, совершившего беспрецедентный побег из фашистского концлагеря на угнанном у немцев самолете. Историю подвига советского аса, озаглавленную им как "Побег из ада", будет предварять рассказ о дальнейших судьбах всех участников знаменитого перелета. В книгу войдет множество неизвестных фактов, которые ранее не могли быть опубликованы.

Почему после побега Михаилу Девятаеву вновь пришлось вернуться на лагерные нары? Как получилось, что летчик, воевавший в дивизии Покрышкина, после войны больше ни разу не поднялся в небо? Кто представил его к званию Героя Советского Союза спустя 12 лет после подвига? Об этом и многом другом корреспонденту "РГ" рассказал сын легендарного аса и один из авторов нового издания Александр Девятаев.

Кино не будет?

В Саранск, где его отца считают национальным героем, доктор медицинских наук из Казани Александр Михайлович Девятаев приехал в ходе сбора материалов для книги. В местном Мемориальном музее военного и трудового подвига знаменитому летчику и девяти его товарищам посвящена целая экспозиция.

- Только не спрашивайте меня о судьбе кинофильма, посвященного подвигу отца, - сразу предупредил собеседник. - Насколько я знаю, съемки так и не начались. Причина? Денежный вопрос - ищут инвесторов…

О сценарии блокбастера "Побег в небо. Девятаев" "РГ" писала три года назад. По словам продюсера картины Дениса Филюкова, презентация проекта произвела настоящий фурор. Планировалось, что снимать кино будет Василий Пичул - создатель "Маленькой Веры", а главную роль сыграет Олег Тактаров. О намерении выступить соинвестором картины заявляло и руководство Мордовии, но проект встал.

А жаль - судьба Михаила Девятаева поразительнее самой невероятной фантазии сценариста. В свое время он был занесен в Книгу рекордов Гиннесса - как единственный в мире летчик, который за один и тот же подвиг сначала был посажен за решетку, а затем удостоен высшей государственной награды. Однако те, кто хорошо знаком с биографией героя, считают эту формулировку, мягко говоря, некорректной.

Числился казненным

"Мордвин" - таким был позывной летчика-истребителя авиадивизии Покрышкина старшего лейтенанта Девятаева. Последний раз он вышел на связь 13 июля 1944-го, во время воздушного боя близ Львова: в тот день его самолет был сбит, а сам он с тяжелыми ожогами, без сознания, попал в плен. После первой попытки побега, завершившейся неудачей, участь пленника была решена - его ожидали печи Заксенхаузена. От верной гибели Михаила спас случай - в санитарном бараке парикмахер из числа заключенных заменил бирку смертника на его робе биркой штрафника, принадлежавшую погибшему учителю с Украины Григорию Никитенко. Под этим именем он и числился в лагерных архивах - а летчик Девятаев значился там в списках казненных.

- Таких поворотов судьбы в жизни отца было много, - вспоминает Александр Девятаев.

Следующим "кругом ада" стал лагерь смерти Пенемюнде на балтийском острове Узедом. Именно там находился полигон, где фашисты испытывали "оружие возмездия", а значит, покинуть остров заключенные могли лишь через трубу крематория. Того, кто все же решался на отчаянный шаг, ожидала показательная казнь - прямо на плацу перед строем узников на пойманного беглеца спускали овчарок, которые живьем разрывали его в клочья...

Михаилу и девяти его товарищам удалось невозможное. День восьмого февраля 1945 года много лет спустя в книге воспоминаний он восстановит поминутно: как, по его команде расправившись с конвоиром, узники ринулись в стоящий бомбардировщик, как незнакомая машина сначала отказывалась подниматься в воздух, нарезая круги по взлетной полосе, как уже бежали со всех сторон эсэсовцы, как товарищи кричали: "Мишка, ну что же ты?!", как он почувствовал между лопаток леденящий холод штыка, как штурвал не поддавался ослабевшим от голода рукам, и беглецам пришлось укрощать его втроем - пока, наконец, захваченный самолет не взмыл в небо над островом…

"Товарищ Сергеев"

Историки назовут случившееся чудом - бомбардировщик "Хенкель -111", управление которым Девятаев освоил практически уже в воздухе, не смогли сбить ни поднятые по тревоге немецкие истребители, ни советские зенитки. Верный шанс расстрелять беглецов в упор был у попавшегося им навстречу "Фокке-Вульфа" - но у возвращавшегося на аэродром фашистского самолета бензобак был пуст, боекомплект израсходован. Приземлившись по другую сторону фронта, экипаж в полосатых робах передал своим точные координаты ракетных установок "Фау-2", благодаря чему засекреченный полигон был разгромлен. Когда об этом доложили Герингу, он пришел в ярость и приказал отдать под трибунал лагерное начальство Пенемюнде.

Однако родина в те годы не жаловала бывших пленных. Михаил вновь отправился за колючую проволоку - в до боли знакомый Заксенхаузен, где в то время уже находился советский фильтрационный лагерь.

- Семеро его товарищей, которые были рядовыми либо не служили вообще, через месяц были отправлены на фронт. До победы дожил лишь один из них. А офицеры - отец, Иван Кривоногов и Михаил Емец - еще долго находились на проверке. В то время и произошла встреча с Сергеем Королевым - отцу его представили как "товарища Сергеева", - рассказывает Александр Девятаев.

В сентябре 45-го авиаконструктор прибыл на Узедом за информацией о секретных разработках вермахта и кто-то из "особистов" вспомнил, что в лагере неподалеку сидит летчик, бежавший с того самого сверхсекретного острова. На бывшем полигоне Пенемюнде они вместе проведут несколько дней. Потом Королев, сам ранее испытавший участь заключенного, отправится  в Москву, а Девятаев вернется в лагерный барак. Однако ту встречу конструктор не забыл - добытые беглецом сведения легли в основу создания первой советской ракеты.

Засекреченный подвиг

- В ноябре 45-го отца, наконец, демобилизовали. Однако следили за ним "органы" еще долго - слишком уж невероятной казалась рассказанная им история о побеге, - говорит собеседник. - В документах, которые ему выдали после фильтрации, в графе "военная специальность" стояло "артиллерист". Остается лишь гадать, что это было - ошибка или изысканная месть "смершевцев", благодаря которой путь в авиацию отцу был навсегда закрыт. Когда в военкомате он рассказывал, что был на фронте летчиком и сбежал из концлагеря на самолете, ему просто смеялись в лицо. Для 27-летнего парня - боевого офицера, вернувшегося с войны, - это было трагедией.

В Казани, где в ту пору жила семья, Михаилу пришлось устроиться дежурным в речном порту. Позже он много лет трудился там капитаном - водил по Волге суда на водных крыльях.

Очередной крутой поворот в его судьбе произошел в 1957-м, после успешного запуска первого советского спутника. О подвиге Девятаева и его товарищей вышел очерк в "Литературной газете", а вскоре летчику было присвоено звание Героя Советского Союза.

- То, что награждение отца Звездой Героя было "благодарностью" Королева, всего лишь гипотеза. Однако на это указывают многие детали, - поясняет Александр Девятаев. - Я до сих пор не видел его наградного листа. Несколько лет назад мы с руководителем архивной службы Мордовии Юрием Юшкиным работали над биографией отца. Запросили всевозможные источники, но нигде не обнаружили документов, которые проливали бы свет на историю его награждения. Это говорит о том, что данные по сей день засекречены - а кто мог это сделать?.. К тому же, побег из плена в ту пору не считался подвигом.

Незадолго до смерти Михаилу Петровичу Девятаеву выпало встретиться с командиром звена "Люфтваффе" Гюнтером Хобомом, который в феврале 1945-го получил приказ "догнать и уничтожить" беглецов из Пенемюнде. Сделать это немецкому асу не удалось. "Того самого русского" Хобом увидел лишь спустя более полувека - в 2002 году, во время съемок документальной ленты о знаменитом побеге с острова Узедом. Тогда бывшие враги впервые посмотрели друг другу в глаза, а потом обнялись и даже выпили по рюмке водки - в знак примирения...

Справка "РГ"

Михаил Петрович Девятаев - Герой Советского Союза, почетный гражданин Республики Мордовия, а также города Казани и немецких городов Вольгаста и Цинновица. После войны Михаил Петрович с супругой Фаиной Хайрулловной вырастили двух сыновей - Алексея и Александра - и дочь Нелли. Похоронен в 2002 году в Казани на Арском кладбище. В его родном селе Торбееве (ныне - райцентр в Мордовии) открыт Дом-музей героя.

Прямая речь

Николай Кручинкин, директор саранского Мемориального музея военного и трудового подвига:

Трофим Сердюков, Иван Кривоногов, Владимир Соколов, Владимир Немченко, Федор Адамов, Иван Олейник, Михаил Емец, Петр Кутергин, Николай Урбанович… Мы собрали сведения о судьбе всех товарищей Девятаева. Из семерых участников перелета, отправленных на фронт, шестеро погибли в апреле 45-го, буквально за несколько дней до победы. Единственный уцелевший - Адамов - был ранен.

Культура Литература Общество История Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Мордовия Год литературы в России