Новости

18.03.2015 20:00
Рубрика: Власть

Мелкие взятки не предлагать

Дела по небольшим взяткам предложено поручить мировым судьям
В Уголовном кодексе может появиться отдельная статья, наказывающая за взятки до 10 тысяч рублей. Это будет преступление небольшой тяжести, а рассматривать такие дела поручат мировым судьям.

Такое предложение прозвучало на всероссийском семинаре "Формирование антикоррупционного стандарта поведения", проведенном Ассоциацией юристов России при поддержке экспертного совета при Управлении президента Российской Федерации по вопросам противодействия коррупции.

Как заявили авторы идеи, взятки и коммерческий подкуп до 10 тысяч рублей (а может, даже и до 5 тысяч - надо обсуждать) целесообразно выделить в отдельный состав преступления. Расследование по таким делам должно проводиться в форме дознания: это значит, что и сроки расследования будут короче, и многие процедуры попроще. А главное: это позволит развести по разным графам в отчетах правоохранительных органов дела по крупным и мелким взяткам. Ловить крупную коррупционную рыбу, возможно, станет интересней.

Проблема в том, что сегодня и крупный коррупционер, и небольшой взяточник проходят по одной статье. Да, в ней целых 6 пунктов, разделяющих самые разные составы. Например, есть значительный размер: от 25 тысяч до 150 тысяч рублей.

Есть крупный и особо крупный. В свое время, кстати, появление такого разделения было признано прорывом. Однако нововведение не изменило практики, когда под суд попадают в основном за мелкие взятки.

Традиционно более 75 процентов из всех, кого осудили за взятку, попались на сумме до 10 тысяч рублей. Такая тенденция сохраняется уже много лет. Между тем, как отмечали выступающие, подход правоохранителей к выявлению, расследованию и рассмотрению в суде дел до 10 тысяч рублей такой же, как и к трем процентам дел о взятках более миллиона рублей. Иными словами, галочка и в том и в другом случае ставится одинаковая. А значит, человеку в погонах выгоднее ловить некрупную сошку. Никаких особых стимулов, чтобы связываться с серьезным коррупционером, у рядового следователя или оперативника, получается, нет. Когда же мелкие взятки будут стоять в отдельной клетке, мизерные проценты по выявлению крупных дел станут сильнее бросаться в глаза. А система отчетности устроена так, что она не терпит пустоты в ключевых графах.

Еще любопытный момент: в прошлом году со взяточников было взыскано 717,5 миллиона рублей, это в 2,7 раза больше, чем в 2013 году. Несколько лет назад в Уголовном кодексе появились кратные штрафы за взятки. Расчет строился на том, чтобы бить коррупционеров по самому чувствительному месту: по карману. Это должно было сделать коррупцию невыгодной. Ведь, если отдать придется в сто раз больше, чем взял, никаких взяток не напасешься.

Однако на практике система стала давать сбой: суды начали активно назначать коррупционерам миллионные штрафы, а осужденные также активно их не платили. Естественно, у нового порядка сразу же появились критики. Но плох в данном случае был не сам принцип - некоторое юридическое непонимание возникло на практике. В теории, если осужденный не платит штраф, наказание надо менять на тюрьму. Закон это предусматривает. В реальности же судьи стали требовать доказательств, что осужденный злостно уклоняется от выплаты штрафа. Просто же отсутствия у него денег, по этой логике, было недостаточно, чтобы заменить штраф колонией. Так что де-факто получалось, что взяточники оставались без наказаний.

Потребовалось специальное разъяснение Верховного суда России, чтобы практика изменилась. Теперь самого факта, что человек не платит, достаточно. И, как рассказывали выступавшие на форуме Ассоциации юристов, в случае реальной угрозы лишения свободы осужденные к штрафам находят средства для уплаты, даже если на момент осуждения у них юридически не было имущества. Например, бывший мэр одного города в марте 2012 года был осужден к штрафу 18,1 млн руб., но с выплатой не торопился. Но когда в суд было направлено представление о замене штрафа на реальный срок лишения свободы, он тут же принес квитанцию об оплате штрафа в полном объеме.