Новости

19.03.2015 22:30
Рубрика: Культура

Дорога к антигерою

Сергей Гармаш сыграл главную роль в новом телепроекте "Ленинград 46"
Многосерийный фильм "Ленинград 46", который с 23 марта стартует на НТВ, выделяется из ряда сериалов, что идут на этом канале. Более того, именно он станет первым телефильмом, который зрители канала НТВ-HD смогут увидеть в высоком разрешении. Главную роль в проекте играет народный артист России Сергей Гармаш. Обозреватель "РГ" расспросила у него подробнее - в чем новизна фильма.

Сергей Леонидович, слоган фильма "Ленинград 46" - "Война после войны", и ваш герой в какой-то момент говорит о том, что в мирное время все гораздо проще, чем в военное. Я слышала, что и рабочее название у картины было "Война"?

Сергей Гармаш: Вначале было условное название "Невский". Потом было еще одно рабочее "Ленинград 46" - оно в итоге и осталось. Было еще прекрасное название, придуманное режиссером Игорем Копыловым. Его не оставили, но в фильме есть эпизод, где висит такой плакат: "Город Ленина после Победы".

Преступность разыгралась после войны, и следует навести порядок - это ведь не новая линия сюжета. Возьмем, к примеру, "Место встречи изменить нельзя" или "Ликвидацию"…

Сергей Гармаш: Нельзя сюжет фильма "Ленинград 46" связывать с "Ликвидацией". В "Ликвидации" присутствует детективная история от начала и до конца, и в ней есть развязка. А в фильме "Ленинград 46" история более личностная. В ее основе - взаимоотношения двух людей: учителя Игоря Данилова, которого играю я, и Юрия Реброва - его играет Евгений Миллер. Личностных мотивов "Ликвидация" тоже не лишена, но фильмы даже по конструктивной схеме не схожи. Единственное, что их сближает - действие происходит примерно в это одно и то же время.

Ваш герой в начале фильма - это один человек, но потом в его жизни происходят кардинальные изменения, и он становится другим …

Сергей Гармаш: В сценарии изначально была обозначена предыстория, что человек возвращается с войны, после ранения задержавшись в госпитале. И все! А мы с режиссером Игорем Копыловым допридумали военную предысторию Данилова. В фильме ее нет. Она потом проявляется одним-единственным флэшбеком на все серии. Мы придумали, что он в пограничном возрасте - а тогда до 50 лет мобилизовали - ушел на войну и там попал в немецкий плен. Оттуда - закономерно в советский лагерь. А потом, по собственному заявлению - в штрафной батальон. Ему повезло, и его туда отправили. И в штрафбате он довоевал до конца войны, искупил вину кровью, получил орден Красной звезды и все-таки... Он мог не идти в последнюю атаку, но пошел и получил практически смертельное ранение, из-за которого еще надолго задержался после войны в госпитале.

В фильме же начинается сама история, когда Данилов возвращается в свой город и все двери для него закрыты - не только госучреждений, но и личные. Его необоснованно не дождалась жена, у него отобрали комнату, которая принадлежала его матери. Он на работу не может никуда устроиться - этот город просто выталкивает, выбрасывает его. Когда он хочет устроиться на работу, специально собирают группу из подобных ему, и этим людям с непростой биографией предлагают уехать за 101-й километр. Все это доводит Данилова до момента самоубийства, который останавливает человек из преступного мира. Он находит моего героя доведенным до отчаяния, буквально брошенным на улице, избитым, вываленным в грязи… Бандиты кормят его, дают ему кров…

Он озлобится в итоге? Он станет одним из них?

Сергей Гармаш: Нет! Мы все время, когда снимали, пытались провести с режиссером такую линию, что война, и все, что было до нее - это первая часть собственной "книги" Данилова, преступная история - вторая. Он живет во второй части, и всегда мечтает о третьей, когда он все-таки вырвется и сможет воссоединиться с дочерью. Важно понять, что мой герой - не мститель! Кому мстить? Стране? Судьбе? Он просто попал в обстоятельства, которые позволили ему начать новую главу в своей жизни.

То есть - антигерой, которому хочется сопереживать?

Сергей Гармаш: Антигерой, которому хочется сопереживать, - это Майкл Корлеоне. Вот вам пример! А каков Игорь Данилов - смотрите фильм, я же не могу рассказывать вам весь сюжет.

Как вам работалось над ролью?

Сергей Гармаш: Я, честно говоря, долго не соглашался. Меня пугал объем - несколько десятков серий.

Вы же снимались в сериалах и раньше…

Сергей Гармаш: Но не в таких больших. Меня вначале пугал и эксперимент, который предложили продюсеры. А он заключался в том, что я видел "пилотные" четыре серии и синопсис. А дальше - нужно было начинать сниматься.

Но, когда я познакомился с режиссером, это стало переломным моментом - тогда я понял, что хочу делать этот материал именно с ним. Игорь Копылов в прошлом артист, при этом - хороший режиссер. Это я понял с первых же съемочных дней. Сейчас мы все прекрасно знаем, как пишутся сценарные материалы, и на сегодня, практически в каждом сериале, съемочный день начинается с того, что актер вместе с режиссером редактируют текст. Порой успешно, порой - нет. Нас это тоже не миновало. И вот во второй или в третий съемочный день прихожу на площадку, мы перед съемкой встречаемся с режиссером в вагончике, и я говорю: "Игорь, хочу тебе сказать - вот тут в сценарии две фразы хочу вычеркнуть". И вдруг он буквально подпрыгивает, открывает свой сценарий, и у него те же две фразы вычеркнуты. Этот случай стал дополнительным импульсом для нашей работы.

При всем при этом мы иной раз очень много спорили! До такой степени, что останавливали съемку на час или на два. Но никогда, ни разу, эти споры не переходили во что-то личное.

Что вам нового дала эта роль? Вы, конечно, похвалили режиссера, но очевидно - немало в эту работу внесли и сами.

Сергей Гармаш: В наше время можно сидеть и кричать, что нет сценаристов и нет хорошего материала. Но надо работать, и что-то производить. При этом зачастую в экстремальной ситуации - с недостатком бюджета, например. Но, если ты продолжаешь любить свою работу, в любой тяжелой ситуации можно найти достойный выход. Можно прожить долгую и интересную съемочную жизнь. Полтора года я снимался в Питере - и сохранил в себе это, как хорошее воспоминание, как знакомство с новыми людьми. Мое участие, например, в том, что позвонил Елене Кореневой, пригласил ее приехать и сыграть небольшую роль. Она согласилась, и, насколько я знаю, осталась довольна. В картине снимались очень хорошие актеры: Даниил Страхов, Андрей Мерзликин, Александр Лыков…

В связи с Лыковым вспомнила "Улицы разбитых фонарей", где он играл Казанову. Но в целом в Санкт-Петербурге снимается большое количество криминальных сериалов - "Бандитский Петербург", "Менты", "Тайны следствия", например. Чем ваш сериал будет отличаться от общего потока?

Сергей Гармаш: Все таки "Ленинград 46" сравнивать с "Ментами" и "Улицами разбитых фонарей" даже по времени действия не очень корректно. Я не так сведущ в том обилии криминальных фильмов, которые снимаются в Питере. Но у нас есть личностная история не только взаимоотношений Данилова и Реброва, но и того, что связано с учениками Данилова, с его женой, с дочерью, с женщиной которую он полюбит… То же - и у Реброва. Я бы сказал, что фильм "Ленинград 46" - это криминальная драма. Иной раз к тому жанру или формату, о котором вы говорите, трудно присоединить слово "драма". Мы пытались это сделать.

А какие у вас отношения с Питером?

Сергей Гармаш: Я обожаю Питер до какой-то внутренней дрожи, при том, что не мог бы там жить. Во-первых, и Москва в этом смысле - не город моего сердца. Он мне дорог, я его люблю, способен по нему скучать. Я благодарен Москве за все, что произошло - тут прошла основная, большая часть моей жизни - две трети. Но я не могу простить Москве пятимесячной зимы - все так просто и банально. Это я, который, когда видит человека с коньками, думает: "Больной", с лыжами - "Очень больной". Для меня зима - это время, которое должно заканчиваться в течение двух недель - я родился и вырос на юге Украины, а Питер… Мне кажется, что если бы так случилось, что волею судьбы я жил бы в Питере, все его очарование для меня бы исчезло. Вот сейчас, когда я, приезжая на съемки, трижды в месяц проходил мимо Исаакиевского собора, даже если я видел его боковым зрением, он во мне вызывал определенное чувство. Сам город, его архитектура, его лицо… В нем чувствуешь себя по-другому. Одно дело ты идешь по улицам Москвы, другое - по улицам Питера. И мысли твои текут по-разному. Но это я говорю литературно. На самом деле, наверное, бытово я больше привык к Москве. Тут прошли мои студенческие годы. И в этом плане Москва для меня уютнее и комфортнее.

Но, тем не менее, в Питере вы на съемках фильма "Ленинград 46" провели полтора года, и, насколько я знаю, даже со сломанной ногой ездили сниматься?

Сергей Гармаш: Да, снимался. Знаете, как это было? Ногу я сломал 9-го числа, 12-го - отснялся, 13-го утром лег в Москве на операцию, и в этот же день вечером уехал обратно в Питер в ортопедическом ботинке. Потому что невозможно было остановить съемочный процесс!

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Гид-парк Звездные интервью "РГ" Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники