Новости

23.03.2015 21:00
Рубрика: Экономика

Молоко из детства

Как культура производства может превратиться в миссию
Категории "хорошо" и "плохо" как-то незаметно стали считаться детскими. В лексиконе взрослых серьезных людей количественные характеристики сейчас вытеснили качественные. И это уже не проблема философии или социологии. Возвращение на прилавки качественных продуктов сейчас также важно, как и решение проблемы импортозамещения.

- На самом деле, чтобы сделать хорошо, нужно не так уж и много денег. А вот желание, да, требуется большое, - говорит Андрей Ионов, владелец молокоперерабатывающего завода "Молочная культура".

Мы сидим в переговорной комнате, на столе стаканчики с молоком, ряженкой, кефиром. В этом кабинете постоянно проводятся дегустации. Без них редко обходится какое-нибудь совещание.

Планерки на "Молочной культуре" как будто вышли из фантастического производственного романа. Ну как могут специалисты с многолетним опытом и научными степенями искренне расстраиваться из-за повышенной дряблости ряженки или недостаточной газированности кефира? Да в официальном лексиконе технолога молочного производства и слов-то таких нет. Есть понятие "органолептические свойства". Сюда включают цвет, вкус, запах, консистенцию. Если вкус не очень, но продукт все равно годен к употреблению, то галочка ставится и партия отправляется на рынок.

- Мы изначально пошли по другому пути, - вспоминает предприниматель. - Мы же не для контролирующих организаций нашу продукцию делаем, а для нормальных современных людей, которым нужно, чтобы было вкусно, полезно, чтобы стаканчик с нашим молоком было приятно в руках держать...

Все началось в 2006 году, когда Андрей Ионов приобрел полуразвалившийся сельхозкомплекс в поселке Сельцо Волосовского района Ленинградской области. Предприниматель быстро восстановил коровники, пригласил специалистов, которые составили для животных специальное меню. Оказалось, что ленинградские коровы могут обойтись без импортных комбикормов, зато если в их рацион добавлять луговые травы, причем не абы какие, а из списка рекомендованных ветеринарами, то надои повышаются в разы. Предприниматель считает, что ключевую роль играет забота. На его ферме, например, каждый день звучит классическая музыка. Практика показала, что с оркестром Поля Мориа надои заметно повышаются, а вот рок или рэп коровы отчего-то не любят.

Поначалу хозяйство сдавало молоко на крупный завод. Но Ионов был там отнюдь не единственным поставщиком. Продукция от всех окрестных хозяйств, по сути, сливалась в один чан. Но если Андрей Ионов следил за качеством продукции на своем СПК, то гарантировать, что такое же внимание к животным проявлял предприниматель в другом хозяйстве, он никак не мог. А молоко, которое в итоге оказывалось на полках магазинов, предпринимателя совсем не радовало. В итоге бизнесмен решил открыть собственный молочный завод.

Помещения нашлись здесь же, в Сельце. Когда-то в поселке жил барон Николай Корф, родственник Врангеля. Он построил здесь самую большую усадьбу, а в памяти местных жителей остался как зачинатель молочного животноводства.

После революции усадьба пришла в упадок. Корпуса, сложенные из гранитных валунов, разваливались. Ионов взялся за их восстановление. Составил проект, согласовал в КГИОП, пригласил реставраторов. Восстановить кладку начала XIX века оказалось делом архисложным. Валуны поставила на место только третья бригада реставраторов.

- Конечно, намного дешевле было бы открыть завод в чистом поле, построить корпуса из сэндвич-панелей. Но я считаю, что производить кисломолочную продукцию в здании из гранитных валунов лучше. Знаменитые на весь мир вина хранят в пещерах, и никто не спрашивает почему, - говорит предприниматель. - При изготовлении пармской ветчины или французских багетов нужно учитывать множество нюансов, каких-то мелочей. Но все правила, выработанные столетиями, неукоснительно соблюдаются и сейчас.

Андрей Ионов общался с производителями, изучал оборудование. В итоге он смог создать принципиально новое производство, не имеющее в России аналогов.

Нестандартные технологии встречаются на каждом шагу. Правда, часть из того, что воспринимается как ноу-хау, на самом деле давно изобретено, но используется редко. При проектировании завода учитывалось все до мелочей. Например, для транспортировки продукции в упаковочный цех используются трубы с большим диаметром. Ряженку подают на розлив под низким давлением, медленно, торжественно, пусть и с потерями. В результате - продукт с плотным сгустком и равномерной консистенцией.

На "Молочной культуре" отказались от нормализации, используют только молоко естественной жирности и закваски. Никаких стабилизаторов и других "помощников".

Упаковка - отдельная история. Стаканчики с носиком - это также собственная разработка. К Ионову регулярно обращаются как отечественные, так и иностранные производители с просьбой продать право на выпуск инновационной тары. Директор всегда отказывает, говорит, что хочет сохранить индивидуальный образ "Молочной культуры".

Предприниматель не скрывает - проект дорогой. Срок окупаемости восемь лет. Однако не исключено, что покрыть расходы получится и раньше. "Молочная культура" на рынке всего год с небольшим, но спрос на продукцию уже выше, чем предложение.

Андрей Ионов уверен: его концепция молочной культуры не только как бренда, но и самого отношения к производству способна принести невероятные дивиденды. Например, ретейлеры безо всяких проволочек стали принимать "Молочную культуру" на свои полки. Они не просили никаких бонусов, не устанавливали заградительные размеры партий, более того, многие сетевики сами звонили предпринимателю и предлагали незамедлительно начать поставки.

Выстраивая отношения с ретейлерами, производители открыли один удивительный закон. Оказалось, что при постоянном контроле можно свести к минимуму возвраты товара.

Все начиналось, как обычно, с инструкций. А в них сказано, что молочную продукцию стоит перевозить при температуре около минус четырех градусов. Работники завода каждый раз, когда приезжал грузовик логистической компании, замеряли температуру в кузове. Однажды в морозный зимний день столбик градусника в машине опустился до минус 10. Водитель успокоил производственников, пообещал, что пока партия загружается, грузовик прогреется. Но сотрудники завода быстро выяснили, что холодильное оборудование у перевозчика предназначено для транспортировки мяса. Водитель имел техническую возможность опустить в кузове температуру до минус 20, но поднять ее до минус четырех он не мог никак. "А что же вы беспокоитесь, - недоумевал водитель. - Ну, заморозится ваш кефир, потом же растает". О том, что с холодильником что-то не так, не знал ни водитель, ни сама логистическая компания, ни магазин. Каждый день грузовичок возил молочную продукцию разных производителей. Сколько же ледяного кефира или перетаявшего молока побывало после этого на столах покупателей!

В общем, сотрудники "Молочной культуры" начали в прямом смысле сопровождать все партии от склада до магазинной полки. Результаты не заставили себя ждать. Процента некондиционных списаний на предприятии просто нет.

Сейчас на "Молочной культуре" производят молоко, кефир, йогурт, ряженку, простоквашу и ацидофилин. Каждый продукт на заводе стремились сделать уникальным. Например, простокваша по консистенции напоминает сметану. Но жирность продукта всего четыре процента. А потому ее активно используют хозяйки для приготовления легких салатов. Ацидофилин известен как отличный продукт для повышения иммунитета. Его еще лет 30 назад массово производили молокозаводы по всей стране. Сейчас ацидофильную палочку часто продают в аптеках в виде биодобавки. Но на "Молочной культуре" уверены, что настоящий ацидофилин можно получить только в заводских условиях и с использованием четырех заквасок.

Еще десять наименований продукции находятся в стадии разработки. Через несколько месяцев компания планирует начать производство сметаны. Работа над новыми продуктами продолжается непрерывно. В ходе научных экспериментов технологи решают сложнейшую задачу - учат "дружить" ягоды с молоком.

Но к срокам на заводе относятся философски. Например, технологию производства пастеризованного молока здесь разрабатывали год. 365 дней исследований, апробаций, дегустаций, неудач, новых исследований... Зато теперь об этом молоке профессионалы складывают легенды.

Примечательно, что у самой "Молочной культуры" уже появились поклонники. Для российского бренда это вообще редкое явление. Любители молока активно обсуждают продукцию в соцсетях, посещают экскурсии, более того, они даже придумали абсолютно новый формат молочной продукции to go. Свою роль сыграл тот самый пластиковый стаканчик. Поклонники продукции провели аналогии с идеей "кофе с собой" и стали продвигать новый концепт здорового образа жизни - пить на ходу молоко, кефир или йогурт.

Пока компаний, находящихся в тесной связи со своими потребителями, единицы. Но, как считают в "Молочной культуре", за таким подходом будущее. В сегменте пищевого производства индивидуализма в стране не было никогда. От Калининграда до Владивостока покупателям предлагались одинаковые буханки, типовые сосиски и молоко стандартной жирности. Даже предприятия малого и среднего бизнеса старались делать свою продукцию максимально безликой, будто желая тем самым приобщиться к общему корпоративному тренду.

Но запрос на индивидуальность присутствует, как выясняется, во всех сегментах. Покупатели стараются одеваться "не как все", выбирают оригинальные аксессуары, нестандартные гаджеты и интересные продукты. Удовлетворить такой спрос корпорациям не под силу, зато все возможности есть у среднего, а иногда и малого бизнеса. Таких, как "Молочная культура", в продуктовом сегменте пока крайне мало. Объясняется это просто. Преференции, которые получают производители в реальном секторе экономики, исчисляются в основном категориями количественными, а дополнительный контроль качества или готовность меняться ради потребителей пока принципиально важными не считаются. Но покупатели даже в нынешних экономических реалиях продолжают оставаться верными компании. И это тоже маленькая революция на рынке. Феномен выбора не рублем, а сердцем пока не поддается экономическому объяснению, зато легко понимается не с материальных, а общечеловеческих позиций. Если делать что-то хорошо, то и люди обязательно потянутся.