Новости

07.04.2015 21:46
Рубрика: В мире

Пилотов заставили садиться

В Польше опубликованы новые данные "черных ящиков" ТУ-154, разбившегося под Смоленском
Опубликованные в Польше наиболее полные стенограммы записей бортовых самописцев ТУ-154, разбившегося 10 апреля 2010 года при заходе на посадку на аэродроме Северный, подтверждают, что в кабине пилотов в течение всего полета находились посторонние лица. А глава военно-воздушных сил страны до самого конца находился рядом с пилотами и давал распоряжения экипажу.

Напомним, что авиакатастрофа под Смоленском унесла жизни 96 человек, в том числе польского президента Леха Качиньского и его супруги Марии. По данным радиостанции RMF FM, в распоряжение которой попали сенсационные материалы, следователи расшифровали на 30 процентов больше слов, чем в имевшихся до сих пор и в Польше, и в России версиях. Это стало возможным благодаря тому, что в феврале были сделаны новые копии данных "черных ящиков" с применением более точного оборудования. Полученные данные подтверждают вывод Межгосударственного авиакомитета, который в январе 2011 года установил, что крушение произошло в результате действий экипажа, который в условиях психологического давления принял решение посадить самолет в неблагоприятных погодных условиях.

При заходе на посадку пилотам мешал сосредоточиться на своих обязанностях не только командующий ВВС генерал Анджей Бласик, но и другие посторонние лица. В течение 20 минут перед катастрофой регистраторы зафиксировали аж семь призывов к посторонним угомониться от "Тссс!" до "Тихо там!" Стюардессы тщетно просили высокопоставленных пассажиров покинуть кабину пилота. Новые данные показывают, что в кабину пилотов самолета, летевшего на траурные мероприятия в Катыни, заходили люди с пивом. За полчаса до крушения микрофоны зарегистрировали разговор, скорее всего, не членов экипажа, а посторонних, находившихся в кабине:

- Что это?

- Пивко! А ты не пьешь?

Спустя две минуты стюардесса спросила кого-то из присутствующих: "Выпьешь?" "Даааа!" - послышался ответ.

Весь экипаж отдавал себе отчет в том, что делегация должна в назначенное время прибыть на траурные мероприятия. В стенограмме приведен разговор встревоженных членов экипажа. Капитан Аркадиуш Протасюк обращается к старшему бортпроводнику: "Бася, невесело, вышел туман. Неизвестно, сядем ли мы". "Да? - переспрашивает женщина. - Они не успеют!" "Извини", - отвечает капитан. "Они должны там быть!" - говорит бортпроводница или кто-то еще. "А если не сядем, то что?" - спрашивает какое-то третье лицо. "Команды нету", - отмечает кто-то из посторонних в кабине. "Тогда отходим", - предлагает второй пилот. "Подождем полчаса, у нас нет времени", - решает капитан. "Пару-то будет!" - предполагает штурман. "Этого не простят", - подытоживает второй пилот.

RMF FM приводит также разговор капитана судна с директором службы дипломатического протокола:

- Пан директор, тут вышел туман, и в таких условиях мы не сможем сесть. Попробуем зайти на посадку, сделаем один заход, но, скорее всего, из этого ничего не выйдет. Так что прошу вас подумать над тем, что делать дальше.

- Будем пытаться, пока не получится.

- Уу, нам не хватит топлива, чтобы пока не получится.

- Тогда у нас проблема, - подытоживает дипломат и после переговоров о запасном аэродроме, за десять минут до катастрофы, он же сообщает экипажу: "Еще нет решения президента, что делать дальше". За пять минут до трагедии генерал Бласик повторяет вслед за директором диппротокола: "Мы должны это делать, пока не получится". "Вот именно!" - говорит с нажимом некое третье лицо. После первого сигнала TERRAIN AHEAD (опасное сближение с землей) глава ВВС на высоте 300 метров успокаивает: "Уместишься, смелее!". За полминуты до трагедии слышен голос кого-то из членов экипажа: "Это не удастся".

В мире Европа Польша Крушение самолета президента Польши
Добавьте RG.RU 
в избранные источники