Новости

08.04.2015 16:00
Рубрика: Общество

"Я воровал у немцев мины и гранаты"

"СОЮЗ" публикует первые письма из интернет-дневника "Семейные истории о войне"
Россияне и белорусы делятся воспоминаниями о Великой Отечественной войне. На сайте интернет-дневника "Семейные истории о войне" появились первые публикации.

Об уникальном сетевом дневнике "СОЮЗ" писал в номере от 5 февраля 2015 года. Это международный проект, в котором участвуют библиотеки Гомельской и Витебской областей Беларуси, российской Псковщины, а также городов Силламяэ (Эстония) и Резекне (Латвия). Цель - воссоздать своеобразную коллективную правду о войне, показать суровые времена не только с героической фронтовой стороны, но и с так называемой изнанки.

- Хотелось бы, чтобы значительная часть истории, которую условно можно назвать "войной изнутри", не оставалась в тени, - поясняет заведующая Международным библиотечным центром Псковской областной универсальной научной библиотеки Наталья Митрофанова. - Речь идет о врачах и медсестрах на фронте, тыле и оборонке, жизни в эвакуации, жизни на оккупированных территориях, судьбах партизан, узников концлагерей и многом, многом другом. Нас интересуют любые воспоминания, письма, документы, фотографии, выписки из архивов.

Сейчас на сайте интернет-дневника шесть разделов. В "Голосах войны" можно посмотреть и послушать аудио- и видеозаписи воспоминаний самих участников войны, членов их семей, представителей мемориальных организаций. В разделе "Мы помним" представлены фотографии и описания памятников и воинских захоронений. "Лица войны" - это старые снимки, хранящие память о суровых событиях.

В "Строках войны" собраны оцифрованные письма и фрагменты из фронтовых дневников. Вот весточка партизана Павла Васильева родителям, датированная октябрем 1944 года. Документ предоставила Заборовская сельская библиотека Островского района Псковской области, орфография и пунктуация автора сохранены:

"Привет из лесов Чехословакии. Здравствуйте, дорогие родители, шлю я вам свой горячий партизанский привет и массу наилучших успехов в вашей жизни. Дорогие родители, я ваши письма получил, по которым узнал, что вы живы и здоровы. Мне очень было радостно читать, что вы живете и мой брат Коля громит врагов. Но вы хотите знать, как я попал в партизаны. Это по моему желанию. Сейчас живу хорошо, только громлю фашистов. Писать больше нечего, извините, что я сразу не дал ответ. Сразу дать ответ не могу потому, что нахожусь в тылу противника. До свиданья. Жду ответ".

Раздел "Свидетельства" объединяет письменные воспоминания современников военных событий. К примеру, 80-летняя жительница поселка Затишье Гомельской области Надежда Васильевна Баранова рассказала о подвиге шестнадцатилетнего Петра Лизунова из деревни Колбовка Ветковского района. Историю записала библиотекарь Светиловичской сельской библиотеки Ольга Гатальская:

Сейчас на сайте интернет-дневника "Семейные истории о войне" шесть разделов

"...Парень собирал боеприпасы, воровал у немцев противотанковые мины и гранаты, ночью приносил домой и прятал их на чердаке у бабки. В лесу тогда действовали партизанские отряды. "Установлю связь с партизанами, - рассуждал Петр, - вот и пригодится мой арсенал". Но связаться с партизанами не удалось. Тогда Петр поговорил со своим сверстником Мишей Лупекиным, и они вместе стали собирать боеприпасы. А однажды они заметили, как по Колбовке часто проезжает немецкая автопередвижная радиостанция. Несколько дней следили за ней, а потом Лизунов установил на дороге мину.

Радиостанция была выведена из строя. В следующий раз Петр с помощью своего товарища похитил у немцев-связистов переносную рацию и уничтожил ее.

В 1943 году под натиском Советских войск немцы отступали и всю свою злобу они стремились вылить на мирных жителей. Отступая, фашисты согнали более 100 жителей деревни в дом на окраине. Гитлеровцы хотели сжечь их живыми. Петя и Миша, чтобы помочь своим односельчанам, попытались подобраться к дому, но попытка оказалась неудачной.

Немцы заметили ребят и открыли по ним огонь. Мише Лупекину удалось спрятаться в картофельной ботве, а Петя был смертельно ранен, когда пытался спрятаться в копне соломы. Подбежавшие немцы расстреляли парня в упор, зажгли солому, а тело бросили в огонь. В тот день фашисты все-таки не подожгли дом с согнанными в хату колбовцами. Вечером сменился часовой, он помог пленным удрать, поджег дом, а сам скрылся.

Назавтра, как никогда, лютовали фашисты. Они поджигали деревенские дома, издевались над теми, кто не успел удрать в лес. От пылающего рядом клуба загорелась хата Лизуновой бабушки. На улице было много немцев. И когда взорвались собранные Петром на чердаке боеприпасы, погибло еще несколько немцев".

В разделе "Публикации" представлены отрывки из неизданной книги псковского краеведа, поэта и журналиста Евгения Александровича Изюмова "Запах дягиля".

- Псковская областная научная библиотека прикладывает немало усилий, чтобы поддерживать интерес псковичей разных поколений к этому неординарному человеку, - продолжает Наталья Митрофанова. - Евгений Изюмов родился в 1926 году, в 1941 году переехал с семьей в Ленинград. Он перенес все тяготы жизни блокадного Ленинграда, которые впоследствии легли в основу коротких рассказов.

На сайте интернет-дневника опубликовано несколько отрывков из сборника, который увидит свет в виде полноценного издания в мае 2015 года. В том числе щемящий сердце очерк "Блокадный вальс":

"Тасю Алексееву я случайно встретил около булочной на улице Пестеля. Мы с трудом узнали друг друга. Блокада сделала свое дело. Тася похудела, осунулась. Одни глаза остались все такими же серыми, с поволокой, как и до войны. Только теперь они были не по-девичьи печальными. Такие глаза бывают у людей, которые немало пожили на белом свете, многое повидали и устали от долгих осеней и зим. В материнском платке, больших разношенных валенках, в сером пальто с коричневым цигейковым воротником Тася казалась старше своих лет.

Мы вспомнили одноклассников из своего 8 "Б". С начала блокады все куда-то разбрелись: кто успел уехать, кто пропал, кто умер. Разговор был невеселый. Но, несмотря на сырой и колючий февральский ветер, нам не хотелось расставаться. Дело прошлое, а мы с Тасей в школе симпатизировали друг другу. Когда всем классом ходили в кино, то старались сесть рядышком, и в темноте я брал ее руку в свою. Эти прикосновения были приятными. Несколько раз мы встречались по вечерам у входа в Летний сад и гуляли по набережной Невы. Однажды, когда я слишком поздно пришел с такого свидания, мне крепко досталось от отца. Как давно все это было. Отец воевал на фронте, и от него третий месяц не приходило писем.

Разговаривая, мы свернули с улицы Пестеля на Моховую и потихоньку пошли в сторону улицы Чайковского.

- А ты знаешь, - сказала девушка, - тут недалеко, на улице Воинова, живет моя подружка Сима. Она училась с нами в четвертом и пятом классах. Потом осталась на второй год, отстала. Но я ее очень люблю. Она добрая, отзывчивая. Давай зайдем к ней, погреемся.

Я, конечно, помнил Симку, невысокую, толстенькую хохотушку. Что-то у нее не ладилось с математикой. На этой почве у нее в школе было много неприятностей, но она не унывала. И хотя дважды, в пятом и шестом классах, сидела по два года, все-таки, пусть не быстро, но двигалась по дороге знаний.

Сима Глазунова оказалась дома, она обрадовалась нам. По всему чувствовалось, что жилось им очень трудно. Тетя Вера - Симина мать, младшая сестренка Бела, братишка-третьеклассник Семка, выглядели вконец истощенными, оголодавшими, но природного оптимизма не теряли.

Глазуновы напоили нас с Тасей кипятком. На душе немного потеплело.

Симка сказала:

- Давайте заведем патефон, послушаем музыку.

И вот закружилась пластинка с прекрасным "Вальсом цветов".

На мгновение мне показалось, что никакой войны нет, что мы просто пришли на школьный вечер.

- Что же вы не танцуете? Танцуйте, - улыбнулась Серафима.

И тогда я пригласил Тасю на вальс. Правда, быстро кружиться мы не могли, подташнивало и ноги не очень-то слушались. Но кое-какие па мы все-таки делали. Я чувствовал под рукой худенькую Тасину талию, и какая-то трепетная нежность охватила меня. Казалось, что передо мной не одноклассница Тася Алексеева, а само олицетворение женственности, сама путеводная звезда. Я был готов на любой подвиг, чтобы мои землячки не знали горя.

Плавно и неторопливо кружась, мы плыли в танце. В холодной неуютной комнате звучал "Вальс цветов". Тетя Вера, Сима, Бела и Семка, улыбаясь, смотрели на нас. Их осунувшиеся лица словно бы посветлели.

Подходила к концу первая блокадная зима.

Нам было по шестнадцать лет".

Тем временем

Сейчас в интернет-дневнике размещено больше десятка воспоминаний, оцифрованные фронтовые письма, видеозаписи, множество фотографий. Пока представлены истории псковичей и белорусов. Инициаторы проекта надеются, что эстонцы и латыши включатся в работу в ближайшее время. Портал постоянно обновляется и ждет новых авторов. Материалы и документы можно передать непосредственно сотрудникам библиотек, текстовые воспоминания отправить через форму обратной связи на сайте дневника.