Новости

16.04.2015 20:40
Рубрика: Власть

Кто за штатом - выходи

Принят новый закон о жилье для военных
Госдума приняла поправки в Закон "О статусе военнослужащих". Документ в новой редакции позволит увольнять со службы тех военнослужащих, кто находится за штатом, но пока еще не получил своего жилья.

Однако новый закон не ущемляет права людей в погонах, которые честно отслужили положенный срок и заработали право на пенсию. Он лишь восстанавливает социальную справедливость и устраняет перекос в обеспечении квартирами уходящих в запас офицеров. Так считает зампредседателя Общественного совета при Министерстве обороны, глава Национальной ассоциации объединений офицеров запаса Вооруженных сил "Мегапир" Александр Каньшин.

Александр Николаевич, чем вызвано появление нового закона и что за перекос возник в жилищной политике военного ведомства?

Александр Каньшин: Масштабные реформы в Вооруженных силах породили новое явление в армии. Появилась каста людей, которые фактически уже давно не служат, но считается, что они все еще в строю. Армейские острословы даже придумали им название: "Новый род войск - профессиональные распоряженцы". Дело в том, что по нынешнему закону человека нельзя уволить со службы, пока он не обеспечен жилплощадью. Когда офицер достигает пенсионного возраста и подлежит увольнению, его выводят за штат воинской части и он находится "в распоряжении", ожидая, пока ему дадут квартиру.

И кому это мешает? Ждет человек и ждет, как говорится, есть не просит...

Александр Каньшин: Не совсем так. Фактически он уже не исполняет служебные обязанности, но по-прежнему получает деньги от военного ведомства, продпаек и другие виды материального обеспечения. При этом раз за разом отказывается от предлагаемого жилья, ведь количество отказов не установлено. Аргументы такие: не устраивает район, нет инфраструктуры, хотел бы поближе к центру... Статус "распоряженца" позволяет получать в среднем по 50-60 тысяч рублей в месяц, а с "северными" надбавками и до 100 тысяч. Многих это устраивает. Но бюджет несет колоссальные затраты на зарплату и содержание новостроек. По данным минобороны - 960 миллионов ежемесячно. Не говоря о том, что строевые офицеры, которые сутками тянут служебную лямку, недоумевают: что это за синекура такая в армии? Несправедливо...

Что изменится, когда закон вступит в силу?

Александр Каньшин: Если военнослужащий отказался от предложенной квартиры или от жилищной субсидии, командование будет вправе уволить его с воинской службы. При этом человек не лишается права на получение собственного жилья. Он по-прежнему будет числиться в очереди на квартиру, но уже в качестве гражданского человека.

Вы упомянули "жилищную субсидию". Что это такое, прежде подобной формы обеспечения жильем военных не было?

Александр Каньшин: Эту новацию принесли в армию министр обороны Сергей Шойгу и его заместитель Руслан Цаликов, курирующий жилищную политику ведомства. Помню, Комиссия Общественной палаты РФ по делам ветеранов, военнослужащих и членов их семей, которую я возглавлял, активно поддержала это начинание. Суть его в том, что военнослужащий сам выбирает себе место будущего проживания, а командование выдает ему субсидию на приобретение или строительство жилья. Естественно, исходя из установленных расценок, средний размер субсидии составляет 5,5 млн рублей. Самая крупная выплата была произведена старшему мичману из Восточного военного округа Ю. Здорык - 19,5 млн рублей, у него семья 11 человек. Такой подход для многих оказался привлекательным, им уже воспользовалось около 5 тысяч семей. В армейской среде субсидии даже прозвали "квартирной революцией Шойгу".

Квартирная проблема была на протяжении десятилетий головной болью и командиров, и самих служивых. Человек 20-25 лет скитается по гарнизонам, семья живет, как говорится, "на чемоданах" в ожидании, что к пенсии у них будет наконец своя крыша над головой и не в медвежьем углу. Насколько мы продвинулись к этой светлой мечте?

Александр Каньшин: Чтобы не быть голословным, приведу конкретные цифры. На 1 января 2012 года в очереди на постоянное жилье, по данным департамента жилищного обеспечения минобороны, состояло 82,4 тысячи человек. Кстати, этот департамент, которому в нынешнем году исполняется 5 лет, сейчас возглавляет настоящий профессионал, офицер запаса Сергей Пирогов. За два года свое право на жилье реализовали 84,5 тысячи, больше, чем было очередников, но за это время добавились и новые претенденты. На сегодня нуждающихся 33 тысячи, и все они, по словам Руслана Цаликова, получат жилье в нынешнем году. Почти 20 тысячам из них уже предложены квартиры, в том числе и впервые в столице. Главное, что удалось наконец кардинально переломить ситуацию. Многолетняя очередь нуждающихся в постоянном жилье фактически ликвидирована. Полностью закрыта потребность в Туле, Калуге, Орле, Владимире, Санкт-Петербурге, Ростове, Краснодаре, Новороссийске, Рязани.

А многим казалось - это невозможно по определению, поскольку процесс увольнения в запас и прихода новых армейских кадров идет постоянно...

Александр Каньшин: До прихода нынешнего министра обороны очередникам выдавали в основном квартиры в натуральном виде. Сначала их строило само военное ведомство, потом весь армейский жилищный строительный комплекс ликвидировали. Квартиры стали покупать. Среднее ожидание в очереди составляло 5-7 лет, а бывало и 12-15. Причем случалось и так, что квартиру офицеру предлагали за десятки километров от места его службы, потому что покупали там, где подешевле. Но как быть с боевой готовностью? Летчик по тревоге должен взлететь через считаные минуты, а жилье у него за 60 км, было и такое.

Сейчас квартирная политика изменена. Кто настроен получить готовую квартиру, тот ждет, другой берет субсидию, третий получает государственный жилищный сертификат. Вот и стал виден "хвост" считавшейся бесконечной очереди.

В былые годы многие офицеры и прапорщики с семьями вынуждены были ютиться в снимаемых частных углах. Потом стали развивать служебное жилье. Эта практика существует?

Александр Каньшин: И существует, и развивается. По плану министерства обороны в 2014 году необходимо было обеспечить служебными квартирами 17,3 тысячи военнослужащих. А обеспечено 18,9 тысячи офицеров и прапорщиков, то есть план выполнен на 109 процентов. Только во Владикавказе служебные квартиры получили более 800 человек, около 500 - в Рязанском гарнизоне, почти 2000 - в Ростове-на-Дону.

Из оставшихся бесквартирных офицеров и прапорщиков сколько человек уже находятся за штатом?

Александр Каньшин: Примерно 16 тысяч. Уволить их нельзя, поэтому многие пользуются таким правом годами.

У всякой медали две стороны. Не получится ли так, что с принятием нового закона всех этих в общем-то заслуженных людей ретивые начальники выметут метлой из гарнизонов без оглядки на личности и семейное положение?

Александр Каньшин: Это исключено, ничьи права и социальные гарантии не будут нарушены. Сегодня сама атмосфера в армии требовательного, но человечного и заботливого отношения к личному составу этого не позволит. К тому же все социальные вопросы, в том числе и жилищные, сейчас широко обсуждаются армейской общественностью. Национальная ассоциация офицеров запаса "Мегапир" проводит офицерские собрания практически по всей стране, они уже прошли в Калининграде, Саратове, Омске, Кемерово, готовятся в Екатеринбурге и Москве. В них участвуют наряду с армейскими офицерами также представители внутренних войск МВД, структур МЧС и ДОСААФ. А Общественный совет при минобороны держит этот процесс под постоянным контролем. По словам заместителя министра - статс-секретаря Николая Панкова, в войсках проводится социологический опрос по этой теме, его итогам будет посвящено специальное заседание Общественного совета. По согласованию с руководством минобороны будет открыта также "горячая линия", и каждый, у кого остались невыясненные вопросы или имеются обстоятельства, которые препятствуют своевременному решению жилищного вопроса, сможет получить исчерпывающую, квалифицированную консультацию специалистов.