Новости

23.04.2015 00:55
Рубрика: Экономика

Дело времени

Сергей Катырин: При распределении господдержки для отечественных производителей необходимо избежать поспешности
Лозунг импортозамещения сегодня охватил практически все отрасли. Однако его нельзя трактовать только как призыв к простому воспроизводству всей отраслевой линейки продукции, которую раньше закупали за границей. Наши производители обращались к мировому рынку не только потому, что отстали от других стран в организации выпуска высокотехнологичной продукции, но и потому, что многие импортные товары, пользующиеся спросом, обходятся потребителям заметно дешевле и обеспечиваются доступным и эффективным сервисом. О перспективах и проблемах, стоящих на пути импортозамещения, "РГ" рассказывает президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

Сергей Николаевич, как вы считаете, нам надо стремиться к "тотальному" импортозамещению или все-таки определить приоритетные направления, в частности отрасли, попавшие под санкции Запада?

Сергей Катырин: Часть номенклатуры оборудования и изделий уже сейчас можно воспроизвести с помощью имеющихся производственных мощностей. Однако даже страны с самой высокоразвитой экономикой практически все современные товары производят с использованием транснациональных структур кооперации, оставляя за собой лишь ограниченный ряд компетенций.

Пожалуй, единственный способ остаться в числе ведущих экономик - обеспечить высокую производственную и технологическую конкурентоспособность российских компаний.

Это будет непросто: подавляющее большинство наших предприятий отстали от своих зарубежных конкурентов, и не в последнюю очередь вследствие неготовности к кооперации с отечественным научно-производственным сектором. Вследствие этого - постоянно возникающие сложности с субконтрактацией, инжинирингом, обслуживанием контрактов жизненного цикла.

Заметим, однако, что в число пострадавших в результате "санкционной войны" попали и зарубежные товаропроизводители, ориентирующиеся на российский рынок. Финансовые показатели многих из них заметно ухудшились. В этих условиях ряд российских компаний рассматривают новую стратегию в организации импортозамещения.

Какую именно?

Сергей Катырин: Покупку активов зарубежных компаний и перенос части производства для выпуска конечной продукции. Такие российские компании, как "ТехноНИКОЛЬ", "Р-фарма", "ЛУКОЙЛ", "КАМАЗ" планируют или уже закрыли такого рода сделки с зарубежными партнерами. С одной стороны, да, утечка капитала, с другой - российские компании получают прямой доступ к рынкам и технологиям.

Как задаче импортозамещения поспособствует закон о промышленной политике?

Сергей Катырин: Значительную роль в реализации намеченной новой стратегии экономического роста и реиндустриализации должно сыграть улучшение условий для привлечения прямых инвестиций, уменьшение стоимости "входного билета" для инвестора на работу в регионе. Эти меры необходимо развивать, опираясь на базовый Закон "О промышленной политике в РФ".

Предложения ТПП РФ при разработке закона были услышаны и важные для инвестора новеллы - заключение специальных инвестиционных контрактов, гарантирующих неизменные условия ведения бизнеса до окончания реализации проекта и увеличение срока контракта до 10 лет - в него попали.

Это должно мотивировать бизнес и кредитные организации вкладываться в промышленные проекты.

В то же время мы видим отдельные недостатки этого нормативного акта. С одной стороны, в законе говорится о создании фондов финансирования промышленности, с другой - все мы понимаем, что предприятия должны иметь оборотные средства. И получить их, за редким исключением, можно только в банке. Однако финансовая система сейчас устроена таким образом, что банкам неинтересно финансировать производство.

Поэтому правильно, что правительство запускает программу поддержки банков и реального сектора экономики дешевыми деньгами через проектное финансирование. Условия льготные: конечный заемщик получит деньги под 10 процентов. И здесь необходимо максимально упростить процедуру отбора таких проектов, сократить время от подачи заявки до выделения ресурсов, возможно, снизить требования к проектным показателям. Сейчас стоимость проекта должна быть не ниже 1 миллиарда и не выше 20 миллиардов рублей. Практика работы ТПП РФ с региональными инвестпроектами доказывает необходимость снижения нижней планки вдвое - до 500 миллионов рублей, что позволит помочь компаниям среднего бизнеса привлечь капитал в свои проекты.

Также важно проработать возможность снижения требуемого объема софинансирования со стороны инициатора проекта. Сегодня это 20 процентов собственных средств.

Следующим шагом (возможно, через подзаконные акты) необходимо определить, что в распределении господдержки будет учитываться доля добавленной стоимости. Чем она выше, тем на большую господдержку может рассчитывать предприятие. Соответствующим образом должна распределяться и налоговая нагрузка - чем выше доля добавленной, тем ниже налог.

Какие трудности ожидают наши производства в реализации программы импортозамещения?

Сергей Катырин: Институтом Гайдара в конце 2014 года был проведен опрос российских компаний о перспективах импортозамещения, из которого стало ясно, что более половины из них не сможет переходить на отечественные машины, оборудование, сырье и материалы. При этом опрошенные руководители компаний видят риски в развитии импортозамещения - снизится качество и вырастут цены. По мнению экспертов, смена географии закупок будет иметь определенные и, к сожалению, негативные последствия для качества продукции новых поставщиков.

Менее 1 процента (точнее, практически никто) российских предприятий рассчитывают на повышение качества нового оборудования и сырья. Российская промышленность в лучшем случае надеется на сохранение уровня качества при такой вынужденной замене поставщиков. Роста цен на продукцию опасается почти каждый третий. Рост цен ожидается в пищепроме, леспроме, легпроме и машиностроении.

В то же время рассуждать об импортозамещении на уровне экономики в целом не совсем логично, поскольку в каждой отрасли, в каждом производстве есть собственные среднемировые "нормы импортозависимости". Это значит, что недостаточно ссылаться лишь на долю импорта на рынке товара, как это часто делается в упрощенных аналитических схемах. Следует сравнивать эту долю со среднемировой, то есть рассматривать ее в контексте общемировых закономерностей.

В частности, доля импорта текстильных товаров, как правило, довольно высока даже в развитых странах, в силу того что в мире имеется несколько сильных центров по производству этих товаров с низкими издержками (Китай, Пакистан, Индонезия и др.). Поэтому высокая доля импорта текстильных товаров в России - на самом деле нормальное явление. Иными словами, вряд ли следует делать акцент на существенное импортозамещение в этой отрасли. То же относится и к ряду других товаров, например низкотехнологичных радиоэлектронных компонентов гражданского назначения, офисных принадлежностей и техники.

В то же время по целому ряду товаров импортозависимость российской экономики намного сильнее, чем в других странах. К ним относятся специфические виды машин и оборудования для различных отраслей экономики (добыча полезных ископаемых, металлургия, сельское хозяйство и пищевая промышленность), некоторые другие виды оборудования (станки, подъемно-транспортное оборудование), транспортные средства (железнодорожный подвижной состав, автомобили), некоторые потребительские товары (бытовые приборы, обувь), отдельные строительные материалы (керамические плитки, краски и лаки), а также продовольственные товары (мясо- и рыбопродукты). Это значит, что в этих отраслях потребность в импортозамещении наиболее велика.

Какие реальные шаги должно предпринять государство, чтобы импортозамещение стало не временной кампанией, а национальной идеей?

Сергей Катырин: По нашему мнению, нужно исходить из тезиса, что импортозамещение - это синоним повышения конкурентоспособности российской продукции. То есть снижать издержки, повышать качество и производить более конкурентоспособную отечественную продукцию. В этой логике никаких искусственно отобранных списков проектов по импортозамещению, которые в приоритетном порядке могут получить господдержку, быть не может. Критериев у таких проектов может быть только два: либо их продукция идет на экспорт, либо производятся комплектующие для экспортной продукции.

Формат программ импортозамещения еще не утвержден, и вряд ли стоит по каждому виду продукции указывать конкретные производственные площадки: это может ограничить возможности компаний участвовать в программах импортозамещения. Главное, чтобы производители сразу ориентировались на конкуренцию на мировом рынке.

Такую позицию разделяет минпромторг, рассчитывая на масштабную поддержку для тех, кто готов заняться импортозамещением. Готовящийся план включает все ключевые секторы обрабатывающей промышленности. Однако особое внимание будет уделено высокотехнологичному станкостроению и оборудованию для нефтегазовой промышленности, то есть выделяются те отрасли, где у нас импортозависимость составляет 80 и более процентов.

На наш взгляд, сейчас важно на уровне правительства и министерств избежать поспешности, с которой могут быть осуществлены те или иные шаги в сторону поддержки отечественных производств. Импортозамещение - это дело времени. В идеале перевод заказов на российского производителя требует изначальной модернизации производств (это серьезные деньги), открытых кредитных линий под адекватный процент для развития и расширения, свободного рынка сбыта. Пока более-менее понятно только с последним пунктом: сбыт будет, и покупатели сохранятся.

В условиях сокращения внешних инвестиций придется развиваться за счет внутренних ресурсов. Без жесткого протекционизма и поддержки своей экономики нам не обойтись. Но беда в том, что российский реальный сектор наряду с дорогими кредитами, высокими налогами, дефицитом квалифицированных сотрудников буквально задавлен неподъемными тарифами на газ, электроэнергию и грузовые перевозки. В том же Китае экономический и инвестиционный подъем обеспечили финансовые организации, созданные правительством, а также госкорпорации и госкомпании, получающие правительственные субсидии. Дешевые кредиты китайские компании преимущественно тратили как раз на создание промышленных мощностей.

К примеру, отечественная продовольственная продукция часто не конкурентоспособна по сравнению с зарубежной лишь потому, что в других странах агросектор получает на порядок большую господдержку. Сейчас, например, российские молочные компании проигрывают белорусским, у наших соседей высокий уровень господдержки, контроль уровня издержек и цен на инфраструктурные услуги.

Но на сегодня у нас именно сельхозпроизводители добились большого успеха в импортозамещении...

Сергей Катырин: Вы правы. Всего за 5-7 лет птицеводство в 2,5 раза увеличило производство мяса курицы и закрывает потребности в нем уже на 90 процентов. Свиноводство, которое, надо сказать, два года назад было на грани краха, получило поддержку государства и воспряло. На очереди молочное животноводство, плодоводство, овощеводство, включая тепличное хозяйство.

Но сегодня АПК зависит от зарубежных ресурсов по целому ряду ключевых позиций, и прежде всего по технологиям, кормовой базе. ТПП РФ в ходе продвижения региональных инвестиционных проектов с этой проблемой сталкивается постоянно. Потеряно племенное животноводство, поэтому "родительское стадо" завозится из-за рубежа. К разговорам о том, что санкции вот-вот отменят, отношение нервное. Наверное, нужно создать по секторам "дорожную карту", поскольку сельхозтоваропроизводители хотят знать, что будет завтра. Ведь если санкции через полгода снимут, то сегодняшние инвестиции попадут в западню.


Инфографика: Леонид Кулешов / Ирина Фурсова / РГ
Экономика Казна Фонды, ассоциации и союзы Торгово-промышленная палата России