Новости

27.04.2015 18:55
Рубрика: Культура

Интервью после интервью

Владимир Соловьев: послесловие к фильму "Президент"

В воскресенье вечером на канале "Россия 1" состоялась премьера фильма "Президент", созданного известным режиссером-документалистом Саидой Медведевой.

В понедельник пришли первые рейтинги. Судя по данным TNS Russia, картину "Президент" посмотрели почти два миллиона москвичей (1,8 млн), ее рейтинг составил 13%, а доля - 37,5%. Цифры эти сопоставимы с рейтингами документального фильма "Крым. Путь на Родину", что был продемонстрирован на "России 1" 15 марта. По данным TNS Russia, фильм посмотрели также 1,8 млн москвичей, его рейтинг составил 13%, а доля 39,3% (аудитория 4+).

При столь высоких цифрах стоит ли удивляться, что фильм "Президент" стал весьма обсуждаемым. У зрителей возникло множество вопросов. Как снимался фильм "Президент", что осталось за кадром, по какому принципу выбирали комментаторов - об этом и многом другом обозревателю "РГ" рассказал телеведущий Владимир Соловьев, интервью которого с Владимиром Путиным легло в основу фильма.

Владимир, откуда взялась идея картины? Я читала о том, что вы хотели взять интервью у президента и просили об этом с 2001 года. Но как решили работать именно с Саидой Медведевой - режиссером известным, например, по такой признанной работе, как "Великая тайна воды"? Ведь фильм "Президент" очень хорошо сделан с точки зрения документального кино.

Владимир Соловьев: Идея появилась у руководства - сделать фильм к дате: 15-летие президента у власти. Я был выбран как человек, который будет брать интервью. И, конечно, изначально это было поручено блестящему профессионалу, которым является Саида. Так что моя задача была не мешать ей, и мое участие было в высшей степени скромным. Взять интервью, которое вы видели. Еще я помогал с некоторыми комментаторами, в частности, с Германом Грефом, и высказал пару идей и замечаний по сценарию.

Вы говорили о том, что для журналиста интервью с президентом - это Олимпиада. И ваша Олимпиада длилась 1 час 52 минуты…

Владимир Соловьев: …из которых в фильм вошло гораздо меньше. Это же вечная проблема. Потому что журналисту хочется, чтобы прошел весь материал, но мы понимаем, что есть задачи более высокие - это задачи фильма. И дальше необходимо усмирять эгоизм ради командной работы.

Как вы "наращивали мускулы" к этой Олимпиаде, как готовились к этому интервью?

Владимир Соловьев: Готовился просто тем, что начитывал материал, потому что надо было освежить в памяти все, что произошло за последние 15 лет. И продумывал, что мне было бы любопытно спросить и что из этого также было бы интересно и зрителю.

Вы сказали мне, что в фильм вошла небольшая часть интервью. Но одну часть вы уже выпускали в эфир 23 февраля.

Владимир Соловьев: Это другая история. Интервью для фильма, непосредственно посвященное 15-летию президентства, длилось 1 час 52 минуты, а еще был отдельный кусочек, который мы делали актуально по Украине, - он полностью вышел в эфир.

В конечном итоге интервью послужило скелетом фильма. Изначально, когда я брал его, то уже знал сценарий и понимал, какие темы мы хотим затронуть и где нам было бы интересно услышать главного героя с его комментарием.

А те его фрагменты, которые не вошли, - что будет с ними? Может быть, вы планируете сделать продолжение фильма?

Владимир Соловьев: Это вопрос скорее к авторам, то есть к Саиде Саидовне. Мы как раз думаем о том, что с этим делать. Мне, конечно, все интересно, потому что было очень много вопросов, которые не могли попасть непосредственно в этот фильм, но они, как мне кажется, интересны широкому зрителю: отношения с друзьями, отношение к олигархам...

Фильм закончился поздно - практически в полночь. У вас не было желания сделать две части, две серии, выпустить их одну за другой?

Владимир Соловьев: Это вопрос, который не в сфере моей компетенции. Я бы, если надо, сделал бы просто сериал на всю неделю. Потому что на каждую тему, которую мы затронули, можно было бы снять целый фильм. У нас такая была история за эти 15 лет, что, оборачиваясь, есть на что посмотреть.

Вы могли бы сделать 15-серийный сериал - по серии на год? И название "15 мгновений весны" было бы подходящим.

Владимир Соловьев: Уверен, что Саида Саидовна справилась бы блестяще. А если бы мне поставили такую задачу, то я бы постарался ей не очень мешать.

Шутки шутками, но у вас в картине был использован архив так называемого "личника" - личного фотографа и оператора президента. Там материала хватит на несколько сериалов. Что это за архив?

Владимир Соловьев: Опять же лучше знает Саида Медведева - тут моей заслуги мало. Но ей удалось "перелопатить" совершенно нереальный объем материала. Это просто фантастическая работа, за что ей, конечно, низкий поклон.

Будете вы в "Воскресном вечере" обсуждать фильм "Президент"?

Владимир Соловьев: Нет. Прежде всего, потому, что "Воскресный вечер" будет в эфире теперь только 10 мая. К тому времени уже будут другие очень важные события.

По какому принципу отбирали комментаторов в этот фильм? Вы этим занимались?

Владимир Соловьев: Мы этим занимались все вместе. Был очень широкий круг. Мы рассылали письма. Не все захотели - это тоже надо учитывать. Кто-то просто не смог. Например, ряд западных коллег были заняты, по каким-то своим причинам отказывались. Кто-то нам не очень подошел. Мы пытались приглашать тех людей, которые были не просто свидетелями эпохи и президентства Владимира Владимировича, но были очень близки, то есть видели "кухню" происходящего, могли знать какие-то нюансы, неизвестные широкой аудитории. Именно поэтому наш принцип был брать не просто близких, а тех, кто внутри процесса.

Но там, тем не менее, обращает на себя внимание, что среди комментаторов очень много людей либерального взгляда, даже если они в ближайшем окружении Путина. Например, Герман Греф или Алексей Кудрин - он у вас в фильме признается, что пытался подвигнуть Путина на переговоры с Болотной. Это случайно так получилось?

Владимир Соловьев: Не было соидеи дать идеологическую окраску. Мне вообще кажется глубоким заблуждением считать, что если человек либерал, то он - враг народа. Категории "либерал", "консерватор" не противопоставляются категории "патриот". То есть, можно быть патриотом и при этом придерживаться разных воззрений - от либеральных до ультраконсервативных. Для Путина это вообще не играет определяющей роли. Он очень далек от консервативного запретительства. Не случайно очень большой эмоциональный кусок в фильме посвящен отношению Путина к Сталину и сталинизму. Я, кстати, это обсуждал, но те кадры хроники, которые у нас были, - настолько значимы, что не было нужды повторяться. Для Путина - это серьезнейший вопрос, не пустой звук. И реально у Путина много людей в ближайшем окружении, которые в нынешней системе относятся к либералам. Сложно заподозрить, что они не являются патриотами.

В вашем фильме чередуются личные характеристики президента и исторические вехи. С одной стороны - вот он учился кататься на коньках, играть на пианино. А с другой - эпохальные события: затонувший "Курск", террористы на Дубровке… Как это соотнести?

Владимир Соловьев: Важно было просто показывать живого человека. Потому что президент - не робот, а человек, способный постоянно работать над собой. Хорошо ли это, плохо ли это - не мне судить. Но вот захотел он играть в хоккей - и играет - то есть не боится браться за то, что не умеет. Это показывает, что человек не закостенел. Человек открыт новому: взял и выучил английский язык.

После фильма в интернете зрители либеральных взглядов не преминули отметить, что, получается, у нас и надои, и рождаемость - все зависит от одного человека, но не от государственной системы управления, не от команды.

Владимир Соловьев: Честно говоря, мне кажется довольно забавным комментировать отклики людей, которые умудрились рассуждать о фильме еще до того, как он появился в эфире. То есть я ни в коей мере не Борис Пастернак, но нечто историческое мне это напомнило. Поэтому увольте меня от таких обсуждений. А если говорить о том, что у нас в стране такой тип управления, ну вы же это сами видите. Мы ничего в фильме не приукрашиваем. Вот так есть. И кто-то это видит, как сильную сторону, а кто-то - как слабую. Да. Вот это - наша страна. У нас, к сожалению для одних и к счастью для других, вот так работает государственная машина. Только надо помнить, откуда это идет. Надо помнить, что в 90-х не было никакого управления. Мы же показали как раз все в развитии и сказали правду. Да, приходится самому ездить, самому летать. Есть рядом команда? Есть команда! Есть эти люди! Много еще надо сделать? Очень много! И по-прежнему многое в нашей стране зависит от одного человека. Есть такое - называется "роль личности в истории". Речь не о роли Путина в истории, а любой личности. Была роль Ельцина в истории - одна, роль Горбачева в истории - иная. Это просто категория такая - разной ответственности людей, находящихся на различном уровне государственного управления.

Владимир Путин - не первый президент, у которого вы берете интервью. Я читала, что вы попали под его обаяние - он вам показался обаятельным.

Владимир Соловьев: Я ни под чье обаяние не попадаю. Я в своей жизни интервьюировал более тысяч трех человек. Поэтому изначально отношусь к тем, кого интервьюирую, с большой симпатией. Но попасть под обаяние - это значит забыть, для чего ты пришел, и растечься в комплиментах. Это мне не свойственно.

Вот цитата: "С Путиным когда говоришь, чувствуется, что человек обаятельный".

Владимир Соловьев: Но там дальше идет фраза о том, что надо четко понимать - это обаяние личности или должности. Это не значит, что я под это попал. Просто вы смотрите на человека и видите: один - обаятельный, а другой - нет. Например, когда я беседовал с Михаилом Саакашвили, сразу после его избрания, он - не обаятельный человек. А когда говорил с Бушем-младшим, когда он был президентом, - обаятельный. Разные типы людей.

Самое сильное ваше впечатление от Владимира Путина как от человека?

Владимир Соловьев: Включенность. Он не пытался давать дежурные ответы и реально был заинтересован в беседе, что не часто бывает у людей, с которыми приходится общаться. Есть такие: "У меня - следующая встреча, давай, что там у тебя, я побежал". Здесь этого и близко не было, то есть изначально была настроенность на беседу. При этом не было и такого, мол, спрашивайте, что хотите, я вам все расскажу - есть области, о которых Путин не любит говорить. Например, о том, что касается религии, его личного к ней отношения. Об этом он прямо и сказал. Помимо этого, Владимир Путин продемонстрировал уважительное отношение к процессу - к тому, что мы делаем.

Последние новости