Новости

28.04.2015 22:00
Рубрика: Экономика

Сделать карьеру и жизнь

Как нам обустроить Дальний Восток
Дальний Восток объявлен президентом Российской Федерации приоритетом на весь XXI век. Предполагается приток инвестиций, создание новых производств, территорий опережающего развития, строительство свободного порта Владивосток, агломерации.

Какими должны быть демографическая и миграционная политика в регионе, чтобы реализовались столь масштабные планы? Об этих проблемах рассказывает ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии Дальневосточного отделения РАН, кандидат экономических наук Юрий Авдеев

Юрий Алексеевич, если Дальний Восток так стремительно теряет людей, кто же, скажите, будет работать на всех этих стройках века?

Юрий Авдеев: Да, после распада Союза Дальневосточный регион покинуло более полутора миллиона человек. Значительную часть убыли населения составили военнослужащие (защитники Отечества!) с семьями. Была надежда, что беспрецедентные финансовые вливания при подготовке к саммиту АТЭС 2012 года остановят отток населения. Но этого, к сожалению, не случилось. Обычно человеческие потоки идут вслед за капиталом, а тут вышло наоборот: финансы - на восток, а люди - на запад. О тревожной ситуации в нашем регионе давно и хорошо известно как в центре, так и на местах.

Федеральный закон "О территориях опережающего социально-экономического развития", проект закона "О свободном порте Владивосток", другие меры, обсуждаемые на высшем уровне, вселяют оптимизм. Дальний Восток имеет шанс стать территорией свободного предпринимательства. Это может быть ключевой мотивацией для привлечения энергичных, деятельных людей, что позволит переломить устойчивую тенденцию убыли населения.

Значит, спасение для вашего стратегически важного региона - это приток мигрантов?

Юрий Авдеев: Жители Дальнего Востока - потомки мигрантов, сами мигранты, бросившие насиженные места. Оказавшись в новых обстоятельствах (природных, или общественных), они должны были проявлять чудеса инициативы и смекалки, чтобы выжить. Эта черта регионального сообщества нуждается в глубоком изучении, но этим объясняется, почему и как выжило население, которое оставалось здесь без государственной поддержки. Это феномен "Пиратской республики": только за счет предпринимательства и инициативы бизнеса (авто, "челноки", рыба, лес, металлолом, дикоросы) население сохранялись на этой территории. Каждый раз неподконтрольные действия людей ограничивались жесткими решениями из центра, в которых нередко сквозило непонимание ситуации и очень приблизительное представление о географических масштабах. Контролировать и управлять стихией бизнеса за десятки тысяч километров непросто, а запретительные меры не только малоэффективны, но и не всегда отвечают интересам государства. Ответной реакцией каждый раз была новая волна убегающего отсюда населения.

У вас в Приморье недавно проводилось исследование о причинах оттока населения. Среди главных ответов был такой: "невозможность карьерного роста и самореализации".

Юрий Авдеев: Своеобразная "зона свободной инициативы" может стать притягательной для креативных, деловых людей, и именно это может стать основой демографического роста и миграционной притягательности территории. Сказать, что не было шансов изменить ситуацию, было бы неправдой. В начале 90-х сюда поехали китайцы из соседних провинций, кто-то готов был остаться, даже православную веру принять. Но из центра усмотрели в этом "желтую угрозу". В 2007 г. стартовала Госпрограмма содействия добровольному переселению соотечественников, но и этим шансом мы толком и не воспользовались. Всего-то приехали чуть больше 3 тыс. переселенцев. Хотели вернуться тысячи потомков депортированных в 1937 г. корейцев. Мечтали поднимать сельское хозяйство края - благо пустующих земель хватает. Но в Программу они не попали. Потянулись "соотечественники" из Средней Азии. Но и они не приглянулись. Даже приехали из далекой Боливии русские староверы, там своя история...

Помню, как радовались многие жители Приморья приезду украинских беженцев, ведь именно украинцы были среди первопроходцев, осваивавших в прошлом веке этот благодатный край.

Юрий Авдеев: Да, казалось бы, теперь нам выпала такая "козырная карта", о которой даже не мечтали - сюда поехали русскоговорящие жители юго-восточной Украины. Но и их мы не очень готовы принять. До этого наши претензии состояли в том, что едут, мол, мигранты из дальнего зарубежья; кто-то не устраивал по геополитическим соображениям, иные по уровню квалификации и знанию русского языка. А теперь-то чем еще должны обладать соотечественники, братья, родственники, чтобы мы могли их принять, дать им работу, обеспечить жильем? Кого же еще принимать? Кто же ближе нам переселенцев из Украины?

Что собой представляет "восточный вектор" российской политики?

Юрий Авдеев: Министерство по развитию Дальнего Востока берет курс на наращивание экспортного потенциала в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, на создание производств, ориентированных на азиатские рынки. Да, в реализме такой программе не откажешь, к тому же для решения этих задач много народу и не потребуется. Люди могут трудиться здесь вахтовым методом, локально: нашли, добыли, вывезли, продали. А все, что нужно для жизни, там, куда вывезли, и купим.

Однако совсем не это имелось в виду, когда провозглашался Дальний Восток в качестве приоритета на век. Обсуждая правовые, организационные, структурные или управленческие проблемы, необходим ясный и однозначный ответ на вопрос: что значит для России Дальний Восток?

Определяющим критерием выбора стратегических направлений должны стать такие отрасли экономики, в которых мы имеем неоспоримое преимущество. Торговля сырьем сама по себе не так уж и плоха, но по чьим правилам продаем? Поэтому наш приход на азиатские рынки - всегда будет обусловлен уже установленными (не нами!) правилами и границами. В то же время в рамках азиатского экономического сообщества есть ниши, где наш приоритет неоспорим. Это - космос, океан и культура - вот сферы, в которых Россия вполне может претендовать на лидерство в АТР.

Три "кита": космос, океан и культура. Значит, опираясь на них, наш Дальний Восток выплывет к процветанию?

Юрий Авдеев: Нынешний год становится новой точкой отсчета в освоении Дальнего Востока, что пока не осознается как масштабное событие для всей страны. Речь идет о строящемся космодроме в Амурской области, - здесь готовятся к запуску космические корабли. Но как будет функционировать космодром в дальнейшем? Откуда повезут негабаритные изделия? Оказывается, аж из Самары! А что будет с Транссибом, когда такой груз пойдет со скоростью 20 км в час? Во Владивосток быстрее будет добраться пешком. Так вот, за начальной стадией проекта должно последовать развертывание производств - от металлургии до сборки готовых изделий, проектные и конструкторские бюро, обучение специалистов, и многое другое.

То есть речь идет о создании регионального космического кластера, который потребует большого числа новых рабочих мест, а значит большого количества людей. Одной из базовых точек этого кластера уже сегодня становится Дальневосточный федеральный университет, ведь не случайно В.В. Путин настаивал на подготовке именно в этом университете специалистов в области аэрокосмической деятельности. На авиационных заводах в Комсомольске-на-Амуре и в Арсеньеве может быть положено начало производства космической техники. А под зонтиком крупных производств могут возникнуть сотни нанотехнологичных малых предприятий.

Вот здесь и пригодятся природные ресурсы Дальнего Востока - и возить ближе, и пользы больше. Вряд ли кто-либо из стран АТР, или АТЭС будет оспаривать наш приоритет в этой области, а интерес и потребности участия в космических программах есть практически у всех этих стран. Это значит, что появляется реальная сфера для интеграционных процессов, в которых мы могли бы задавать не только правила игры, но и рассчитывать на значительные инвестиционные вливания и вовлечение передовых технологий, независимо от политической конъюнктуры, или чьих-то амбиций.

Теперь - об океане. Меня поразило, что сегодня во Владивостоке нет ни одного транспортного, ни одного прогулочного судна...

Юрий Авдеев: За последние десятилетия мы угробили или увели отсюда почти весь флот, который позволял нам сохранять первенство как морской державы. Наши моряки до сих пор пользуются повышенным спросом на мировом рынке. Остается опыт, есть люди, но если не поднимать этот вопрос сегодня, завтра исчезнет предмет для обсуждения.

Создание Объединенной судостроительной корпорации, - направление, ориентированное на освоение Мирового океана (наши внутренние воды здесь составляют 5,5 млн кв. км морского пространства, не говоря уже о Тихом океане). Такая корпорация - это не только рыбохозяйственный комплекс, морской транспорт, судостроение или судоремонт. Здесь открывается широкое поле деятельности: от строительства морских платформ для запуска космических кораблей из экваториальной части Тихого океана до экранопланов и освоения энергии океана. Безграничное поле для специалистов разного профиля, важно только определить конкурентные преимущества региона. Для малого бизнеса открываются широчайшие возможности, и не только в сфере "купил - продал".

Формирование регионального океанического кластера - жизненная потребность. И в этой сфере, несмотря на невосполнимые потери морского флота, Россией не утрачен пока статус морской державы. Обладание уникальными технологиями в области подводной робототехники позволяет рассчитывать на приоритет в этой сфере среди стран АТР.

Почему вы считаете третьим "китом-спасителем" культуру?

Юрий Авдеев: Да, третьей составляющей предлагаемой нами альтернативы может и должна стать русская культура. Вот азиатские культуры обладают богатой историей, к ним интересно прикоснуться, но ни одна из них не в состоянии выступить в качестве интегрирующего начала, тогда как русская культура может претендовать на эту роль. Правда, население Дальнего Востока само нуждается в подпитке своим культурным наследием. Если плотность демографического потенциала региона - 1 человек на квадратный километр, то плотность "культурного потенциала" здесь существенно меньше. Хорошо, что начнет функционировать игорная зона в бухте Муравьиной, но более актуальной региональной задачей является насыщение территории объектами культурного наследия. Хорошо бы начать более интенсивно прививать русскую культуру молодым дальневосточникам: они часто бывают в Китае или Японии, но ни разу в Москве или Питере. Индикатором тяги к культуре у населения является открывшийся во Владивостоке Театр оперы и балета. Готовится к открытию филиал Эрмитажа. Пусть бы его примеру последовали Третьяковка или Пушкинский музей. Кстати, им бы подошли старинные здания вузов Владивостока, выставленные на продажу, так как вузы переехали на остров Русский. Поток туристов мог бы дать университету, городу и краю гораздо больше, нежели коммерческие торги. Туристический поток потребует значительного числа обслуживающего персонала, вот еще один источник демографического роста.