Новости

29.04.2015 09:00

Ставка на талант

Аспирантура - мостик в системе "образование - производство - рынок"
В санкт-петербургском филиале "РГ" прошло обсуждение наиболее актуальных задач, которые стоят перед вузами сегодня. На наши вопросы ответили ректор Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций имени Бонч-Бруевича (СПбГУТ) Сергей Викторович Бачевский и проректор по научной работе Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (СПбПУ) Дмитрий Юрьевич Райчук.

Конструктор для умных

Дмитрий Юрьевич, по новому Закону об образовании аспирантура стала третьей ступенью высшего образования. Что изменилось принципиально?

Дмитрий Райчук: Законом предусмотрено увеличение образовательной составляющей обучения в аспирантуре, появление федеральных государственных образовательных стандартов, регламентирующих этот процесс. Но ядром учебного плана является научный проект, а собственно обучение состоит из общих (иностранный язык, история философии) и специальных дисциплин. Набор последних должен быть очень вариативен, чтобы компенсировать разницу между компетенциями, необходимыми для реализации научного проекта аспиранта, и его фактической квалификацией. Так достигается индивидуальная настройка учебного плана для конкретного аспиранта с учетом содержания и специфики его научной работы.

На каком этапе находится реорганизация аспирантуры в СПбПУ?

Дмитрий Райчук: Сегодня учебные планы аспирантуры Политехнического университета разработаны в виде "конструктора" индивидуальных образовательных траекторий в полном соответствии с государственным стандартом. Отбор потенциальных научных руководителей аспирантов в университете приобрел черты конкурса - с приходом в вуз значительного числа ведущих ученых (в том числе зарубежных) мы существенно подняли планку. Для молодых талантов мы разработали систему внутренних грантов, которая позволяет им при, увы, низкой стипендии аспиранта сконцентрироваться на научной деятельности, а не искать работу "на стороне". Активно ведется разработка совместных программ аспирантуры с ведущими зарубежными университетами. Мы не только даем возможность своим аспирантам осваивать нужные им курсы в ведущих университетах мира с помощью международной дистанционной системы Coursera, но и разрабатываем собственные онлайн-курсы. Опыт Массачусетского технологического института и других мировых лидеров показывает, что за этим будущее.

В последние годы роль науки в высшей школе только усиливается. Означает ли это, что смена фокуса с образовательной на научную деятельность в исследовательских университетах происходит органично?

Дмитрий Райчук: В советской, а затем и в российской системе организации науки и образования для университетов всегда была более важной образовательная функция, а наука в них развивалась относительно автономно. Создание исследовательских университетов в России свидетельствует о смене приоритета, по крайней мере для части вузов. Но даже ведущим российским университетам это дается непросто - для гармоничного сочетания научной и образовательной деятельности в университете должен быть разумно реорганизован образовательный процесс. Текущий уровень аудиторной нагрузки преподавателей не позволяет им эффективно заниматься наукой.

Но, если я правильно вас понимаю, то, что вы предлагаете - снижение нагрузки у преподавателей, идет вразрез с повсеместным в российской высшей школе процессом увеличения соотношения "студент - преподаватель". А этот показатель характеризует эффективность высшей школы.

Дмитрий Райчук: Напротив, полностью совпадает. Соотношение "студент - преподаватель" показывает эффективность организации образовательного процесса. Так, при подушевом финансировании университетов величина государственной субсидии зависит от количества студентов, а количество преподавателей и размер их зарплаты связаны между собой обратной пропорцией. Соответственно, при более высоком соотношении "студент - преподаватель" средняя заработная плата преподавателей выше. Говоря о международной конкурентоспособности, мы не можем не сравнивать российские и зарубежные вузы по этому показателю. И если в России в ведущих университетах это соотношение находится в интервале от 7 до 10, то за рубежом этот показатель варьируется от 10 до 14. Стремясь к разумному увеличению этого соотношения, российские университеты пошли на уменьшение количества преподавателей. Однако, не меняя организацию учебного процесса, это приводит к отрицательному эффекту - увеличению аудиторной нагрузки у оставшихся преподавателей.

Тогда в чем заключается секрет результативности иностранных коллег, которым удается совмещать преподавание и при этом заниматься наукой?

Дмитрий Райчук: На первый взгляд, парадоксальное сочетание более высокого соотношения "студент - преподаватель" в зарубежных университетах и существенно меньшей аудиторной нагрузки у преподавателей (100-200 часов год у них при 600-800 у нас) методически можно легко объяснить. В ведущих мировых университетах большая самостоятельная работа студентов компенсирует аудиторные формы передачи знаний. А это становится возможным при качественном изменении профессорско-преподавательского состава в университете. Можно сказать, что ключевым признаком исследовательского университета являются ученые, ведущие обучение, а не преподаватели, занимающиеся наукой.

Научить работать

Сергей Викторович, одним из новых положений Закона об образовании стало увеличение срока обучения в аспирантуре до четырех лет? Как изменилась система подготовки аспирантов в СПбГУТ?

Сергей Бачевский: Здесь следует уточнить, что в соответствии с ФГОС до четырех лет увеличился срок по ряду направлений подготовки, в том числе и по таким традиционным для нашего университета, как "Электроника, радиотехника и системы связи", "Информатика и вычислительная техника". Наша система подготовки аспирантов успешно адаптировалась под данные требования.

Тем не менее следует отметить, что среди аспирантов это нововведение вызвало настороженную реакцию. Молодых ученых можно понять: за четыре года можно сделать успешную карьеру на производстве. По моему мнению, срок обучения в аспирантуре на результат обучения аспиранта не влияет. Ведь основной продукт аспирантуры не диссертация, а сам аспирант, его знания и способность к самостоятельным исследованиям - начиная от постановки научной задачи и выработки инструментов исследования. Основная задача вуза в этом контексте - научить аспиранта работать и создать условия для приобретения аспирантом необходимого уровня компетенций. Мы должны стремиться к созданию хорошей научной школы, которая выполняет заказы и имеет привлеченное финансирование, позволяющее аспиранту жить за счет выполняемых научных работ, грантов. Таким образом, аспирантура становится своеобразным мостиком в системе "образование - производство - рынок", по окончании которой молодой ученый становится полностью самостоятельным для решения практических задач.

Какова роль работодателя в процессе подготовки аспиранта?

Сергей Бачевский: Большие компании, имеющие собственную научную базу, заинтересованы в молодых научных кадрах, поэтому сразу заключают договоры с вузами. Те, у кого этой базы нет, больше заинтересованы в разработчиках, им все равно, кто решит поставленную ими задачу. Часто такие компании "навязывают" вузам темы, предполагая, что аспиранты их разработают без особых вложений со стороны компании. Однако за спиной аспиранта стоит научный руководитель, и большинство аспирантов не могут самостоятельно что-либо сделать. Именно научный руководитель чаще всего обеспечивает научную разработку темы. Другими словами, для решения практических задач нужен коллектив, частью которого является аспирант. За его подготовку отвечает коллектив, и если работодатели заинтересованы в хороших кадрах, то они должны помогать создавать именно этот коллектив, создавать лаборатории, вести проекты.

Какими методами можно увеличить престиж ученого, остановить "утечку мозгов"?

Сергей Бачевский: Если работодатель говорит, что к нему приходят только двоечники, значит, он создал у себя в компании плохие условия для молодых специалистов. Не надо искать талантливых выпускников на ярмарке вакансий, например, студенты нашего университета к четвертому курсу уже все "разобраны". Они работают там, где есть условия для самореализации, и большинство из них не горят желанием покидать Россию и уезжать в страны, в которых они в любой момент могут стать людьми второго сорта.

Сегодня ученые стали меньше уезжать, так как у них появились возможности технического творчества. Пока больше в приборостроении и на базе военно-промышленного комплекса. Тем не менее я убежден, что, когда будут созданы условия для работы в отрасли гражданских систем связи, например, когда появится заказ от рынка, ситуация изменится. Сейчас зарплата хорошего конструктора на предприятии в четыре раза выше, чем моего преподавателя. Потребность в людях есть. Я никогда не слышал, что мы готовим плохие кадры. Однако нужно понимать, что университет не способен продвинуть целую отрасль. Для этого нужны системные решения. Ученый не может организовать рентабельное серийное производство. На Западе сложились социальные институты в виде корпораций, внутри сформирована база для научных разработок. Мы же отрезали разработки от системы потребления. Мы создали среду, которая не потребляет отечественные достижения. Компании не хотят рисковать, покупая российские разработки. Изменится менталитет потребителя и производственников, тогда не будет смысла уезжать. Ученый хочет быть востребованным.

Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург