Новости

07.05.2015 07:29
Рубрика: Власть

Репортерская кухня

Передачи о контрольных закупках не только просвещают население, но и порождают потребительский экстремизм
Могут ли проверки СМИ и общественности повысить качество услуг в сфере общепита? Судя по рейтингам реалити-шоу, в которых устраивают контрольные закупки, могут, и весьма существенно. Как найти золотую середину между требованием общества и правами бизнеса, мы беседуем с экспертом Центра правовых практик Юлией Вербицкой, специализирующейся на индустрии HoReCa (от Hotel, Restaurant, Cafe).

Юлия, вы готовите официальный запрос в Роспотребнадзор от имени представителей общепита. С чем это связано?

Юлия Вербицкая: Бизнес-сообщество просит разъяснить, кто является посторонним лицом, а кто нет с точки зрения СанПиН 2.3.6.1079-01. Согласно пункту 2.5 этого документа запрещается нахождение посторонних лиц в производственных и складских помещениях организаций общественного питания. Вопрос возник в связи с тем, что журналисты и общественники стали все чаще проникать на кухни кафе и ресторанов с целью контроля. Резонанс у таких рейдов, как правило, серьезный. Сюжеты, которые появляются в СМИ, не только наносят вред репутации заведений, но и провоцируют так называемый потребительский экстремизм. К примеру, на днях один из посетителей кафе в центре Екатеринбурга съел бизнес-ланч и отказался платить. Сказал, что не понравилось. Когда управляющий попробовал с ним поговорить, пригрозил натравить на заведение журналистов.

Насколько я понимаю, речь о передаче "Ревизорро", которая наделала много шума в Екатеринбурге?

Юлия Вербицкая: Не только. На НТВ существует "Контрольный звонок". На местном уровне сюжеты о проверках любит телекомпания ТАУ, как правило, они работают в связке с общественными организациями.

В принципе, материалы в стиле контрольной закупки выходили и раньше, но их делали либо при помощи санврачей, либо силами ресторанных критиков. Они обычно ведут себя так: тихонько поели, оценили качество обслуживания, что-то сняли в зале и ушли писать разгромную статью. Тут же все происходит гораздо жестче: ведущий с операторами буквально вламываются не только в общий зал, но и во все служебные помещения, ищут грязь, критикуют за нарушения. Те, кто пытается им возражать, после монтажа выглядят либо глупо и комично, либо хамовато. Таковы законы реалити-шоу, к сожалению.

Не кажется ли вам, что подобные шоу пользуются популярностью потому, что в обществе есть запрос на качественные услуги?

Юлия Вербицкая: Несомненно, потребителю такие передачи интересны и полезны. По данным соцопросов, до 30 процентов клиентов стали более требовательны в выборе заведений, тщательно проверяют состав блюд, чистоту в зале и т.п. Но меня как юриста не может не волновать, что полномочия журналистов искажаются. Когда человек тычет в нос сотрудникам своей корочкой и проходит на кухню, это как минимум некрасиво и вводит в заблуждение зрителя. Тот считает, что журналист имеет право проникать куда угодно и фактически устраивать обыск. На самом деле это злоупотребление и подмена собой госорганов.

ФЗ о СМИ был принят очень давно, в 1991 году, поэтому многие его положения носят декларативный характер. В частности, там есть понятие редакционного задания, которым обычно аргументируют допуск репортеров на общепитовскую кухню. На самом деле без предупреждения на предприятие может прийти только Роспотребнадзор или оперативники МВД. Причем у них должно быть с собой постановление, где перечислены все, кто участвует в проверке.

Визитеры часто оперируют понятием "общественное место", где можно осуществлять профессиональную деятельность. В законе о СМИ этот термин не расшифровывается, зато в КОАП под таковым понимаются улицы, стадионы, парки, скверы, общественный транспорт и другие места массового скопления граждан. Строго говоря, в кафе и ресторанах общественным местом можно признать только обеденный зал.

Если пользоваться логикой народных контролеров, репортеры вправе проникать даже в операционную или кабину самолета. В то же время замечу: даже не всякий сотрудник ресторана или кафе имеет право заходить на кухню, сначала нужно пройти инструктаж по технике безопасности, предъявить медкнижку с отметкой о прохождении периодического медосмотра, надеть спецодежду. Кроме того, контролер обязан проинформировать завпроизводством о наличии у себя заболеваний ЖКТ, пройти внешний осмотр кожи.

Возможно, методы проверки спорные, но ведь их можно рассматривать и как положительный фактор: лишний раз подстегнет кого-то проконтролировать работу персонала.

Юлия Вербицкая: Бывает, что конкретный репортаж делит городское сообщество на два лагеря. Одни яро критикуют журналистов за предвзятость, другие поощряют подобное поведение. Мол, кто еще откроет правду потребителю?

Я не склонна видеть в таких передачах заказ. Обычно проверяют заведения не федерального, а регионального или местного уровня. Вряд ли у них настолько мощные конкуренты, что готовы оплатить негативный пиар. Это просто яркий формат. В Екатеринбурге им раньше пользовались очень многие телеканалы, сейчас этот жанр как-то приелся.

Не стоит надеяться, что под раздачу попадают только известные заведения. Как раз легче всего "закошмарить" владельца какой-нибудь закусочной или малоизвестный ночной клуб. Им и так сегодня несладко: клиентский поток снизился, выручка упала, ХАССП (система управления безопасностью пищевых продуктов) надо внедрять, иначе Роспотребнадзор оштрафует.

По закону силовики обязаны реагировать на жалобы, и некоторые общественники в Екатеринбурге злоупотребляют этим. Обычно они именуют себя громко: комитет гражданских инициатив и т.п., чтобы вызвать ассоциацию с госструктурами. Выходят на сайты надзорных органов, ищут предприятия, у которых документы просрочены или находятся на переоформлении, и пишут в МВД: "Просим проверить такое-то заведение". В основном проверкам подвергаются ночные клубы, бары, кальянные (антитабачная тема еще в новинку). Стоит отметить, что далеко не везде правоохранительные органы обнаруживают нарушения. По словам бизнесменов, силовики во время рейда, как правило, ведут себя вежливо, а вот представители общественности порой допускают некорректное поведение: ведут съемку без разрешения, проникают в служебные помещения, даже в гримерку артистов, отпускают ехидные комментарии. Снятые кадры потом рассылаются по СМИ, появляются в новостях. Это совершенно недопустимо и говорит о том, что люди занимаются пиаром, а не борьбой за права потребителей.

Мы с фотокором несколько раз принимали участие в рейдах. Не вижу в этом ничего демонического.

Юлия Вербицкая: Действительно, журналисты имеют право участвовать в рейдах, но с согласия уполномоченного органа. Причем перед началом проверки всех присутствующих должны уведомить, что в комиссии есть представители СМИ, ведется съемка.

Я хочу еще раз подчеркнуть: бизнес ни в коем случае не против проверок. Он против того, чтобы их превращали в шоу. Если с надзорными органами заведующие производством, шеф-повара и официанты уже научились разговаривать на языке СанПиНов, регламентов и т.п., то как себя вести с журналистами, многие не понимают, теряются от напора.

К чести федеральных СМИ отмечу: их журналисты никогда не провоцируют конфликт, если руководство заведения идет на контакт, спокойно относится к критике, сопровождает съемочную бригаду по территории. Санкнижки предъявляют и инструктаж проходят. Правда, с ними рядом всегда охранники без санитарной одежды, а это нарушение. К тому же сомнительно, что эти накачанные люди вписаны в редакционное задание, значит, у владельца кафе есть право их не пускать внутрь. Но почему-то никто до сих пор не догадался проверить этот документ.

Несогласные с результатами контрольных закупок могут защищать свою репутацию в суде. Почему они этого не делают?

Юлия Вербицкая: Если СМИ федеральное, иск придется подавать в Москве, по месту нахождения ответчика. Плюс расходы на юриста. Для мелких предпринимателей, получивших "черную метку", это слишком дорого. Хотя в Анапе директор одного из заведений вызвал полицию, возбуждено дело о самоуправстве.

Ну и по опыту могу сказать: в общепите нет ни одного кафе или бара без нарушения. Скорее всего, управляющие опасаются, что судебный процесс может привлечь к ним излишнее внимание инспекторов. Те уже активно пользуются телесюжетами как поводами для внеплановых проверок.

Читатель может возразить: а как же свобода СМИ, жанр журналистского расследования? Ведь некоторые репортеры считают своей миссией помогать Роспотребнадзору, который не везде успевает.

Юлия Вербицкая: Уверяю вас, госструктуры проверяют намного строже, когда поступают жалобы от населения. Журналистское расследование предполагает сбор информации, даже съемку скрытой камерой, но не эпатаж. Просвещать потребителей по поводу их прав - дело хорошее, однако зачем вольно трактовать действующие нормы? Так, в рамках принятой в России классификации количество "звезд" отеля влияет на количество полотенец в номере, но нам с экрана настойчиво внушают, что их должно быть по четыре на человека, не меньше. Замеряют уровень освещения, хотя для гостиниц это требование давно отменено.

Когда в заведение неожиданно вторгается съемочная группа, часть посетителей теряется сразу. Часть - потом, когда выходит сюжет. Обратите внимание: после каждого выпуска в Интернете появляется очередная волна негативных отзывов, основанных не на личном опыте, а на том, что увидели по ТВ.

Я считаю, что любой материал должен готовиться на условиях взаимопонимания и сотрудничества. Если есть вопросы, пожалуйста, приходите в приемные часы к директору ресторана или зовите с собой в рейд полицейских, санитарного врача. Оставьте проверку СанПиНов специалистам. Одним визуальным осмотром и белой перчаткой тут не обойтись.