Новости

12.05.2015 00:40
Рубрика: Экономика

Обойдемся своим

В некоторых секторах рынка импорт удается на 90% заместить
Вопросы структурной перестройки индустрии встали ребром, ведь сходящий на нет отраслевой спектр - серьезный симптом прогрессирующей деиндустриализации. О комплексе властных мер для роста конкурентной индустрии и обновления ее структуры "РГБ" рассказал член научного совета при Совете безопасности РФ, замдиректора Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН, эксперт Московского экономического форума Дмитрий Кувалин.

Власти рассчитывают уже в 2015 году реализовать программы импортозамещения в промышленности. Поможет ли это спасти наши обрабатывающие производства, потерявшие зимой 2015 года 2,4% мощности?

Дмитрий Кувалин: За счет опыта в ряде секторов рынка все-таки удается на 90% заместить импорт. Начиная с аграрного, особенно производства мяса птицы, выросшего в 2,5 раза, зерна, мощным мировым экспортером которого стала Россия. Но и здесь наш экспортный потенциал, способный обеспечить не 2%, а 10% продовольствия в мире, сегодня явно недооценен. Могли бы импортозаместиться в химическом производстве и даже в добыче нефти из северных болот, где нам нет равных. Правда, без высоких технологий в горизонтальном бурении, ноу-хау геологоразведки, особенно в добыче на шельфе, до уровня международных нефтегазовых компаний мы пока не дотягиваем. Чтобы на деле сделать упор на реальный сектор и наконец-то перейти от слов к делу, проблемой импортозамещения нужно заняться системно. Пока приоритетно инвестируются лишь сырьевые отрасли, занятые первичной низкопередельной переработкой, нам не сдвинуться с мертвой точки. Для начала нужно финансовую господдержку направить на рост не резервов банков по кредитным портфелям, а объемов кредитования по приоритетам в экономике, дающим нам суверенитет. При этом явно не стоит изобретать различные схемы замещения европейских изделий китайским производством, ввозом их через третьи страны или импортозамещаться сразу по всем фронтам, чтобы не размазывать госпомощь тонким слоем. Словом, механизм импортозамещения мощно заработает в России лишь со сменой ориентиров на приоритеты реального сектора и масштабными системными переменами в большинстве сфер жизни.

Но пока мы не стимулируем производство как минимум в цепочках "машиностроение-ВПК" и "машиностроение-ТЭК", бизнес вкладываться в него не будет?

Дмитрий Кувалин: Да, сначала надо решить лежащие на поверхности вопросы, справиться с системными проблемами. Для создания национальной промышленной системы мало фрагментарного промышленного развития. Даже его важные элементы - рост господдержки ВПК, подъем госсубсидий авиапрому на 1 млрд руб., прокладка нефтепровода "Восточная Сибирь - Тихий океан" для транзита углеводородов и выхода российской нефти на новые рынки Азиатско-Тихоокеанского региона, запуск фармтехнопарка в Сибири - это еще не индустрия как драйвер возрождения экономики. Другой тормоз - отсутствие плавности реформ, наши метания из крайности в крайность, от полной заморозки активов естественных монополистов до резкого повышения цен на их услуги вместо ограничения темпов. Экономику России не спасти без создания современного госплана, с четким целевым планированием. К тому же при полной беззащитности нашего производителя, с дефицитом механизмов субсидирования производства, непредсказуемым налогообложением и сложной по сравнению с Западом налоговой системой шансы снизить взвинченную на 20-30% из-за издержек себестоимость изделий у нас нулевые. И вопросы конкурентоспособности российских изделий не решить, пока вместо оптимизации условий для роста мы только плодим сотни предприятий-банкротов. Так что спасение от банкротства и сокращения рабочих мест 10 из 40 "утопающих", подавших в кризисные комитеты сигнал SOS, у нас все еще дело рук самих утопающих. Словом, все дело не в монетарных, а в структурных факторах.

Пока приоритетно инвестируются лишь сырьевые отрасли, занятые первичной низкопередельной переработкой, нам не сдвинуться с мертвой точки

Какими инструментами сегодня можно воспроизвести технико-технологический потенциал России?

Дмитрий Кувалин: Их несколько. Во-первых, стимулирование роста экономики только отказом от ее сырьевой зависимости. Во-вторых, выход из кризиса и запуск механизмов индустрии за счет экстренных мер защиты и поддержки национальных производителей. То есть создания у нас условий для их конкуренции, приближенных к эффективным мировым. Со сниженной до 3% ключевой ставкой Центробанка России и без налогового гнета в реальном секторе, доступными для бизнеса кредитами в 5-6%, поддержкой экспорта нашей продукции, разумными внутренними ценами на энергоресурсы и без административных барьеров. С учетом того, что именно дешевый, доступный и долгосрочный рублевый кредит - источник нового витка индустриализации. В-третьих, акцент на импортозамещение как на ключевой вектор выхода из кризиса. В-четвертых, оживление индустрии путем вложения в экономику резервных средств за счет разницы уровней сбережений и накоплений. При их постоянной пропорции - почти 30% к 20% от ВВП - у нас есть 10 резервных процентных пунктов, которых с лихвой хватило бы для перемен к лучшему, не копись они в резерве и не вливайся в экономики других стран. В-пятых, здоровое развитие экономики путем наращивания кредитного рычага, то есть показателя соотношения между суммой активов кредитных организаций и суммой кредитов, которые они выдают. В-шестых, для роста инвестиционной активности концентрация на поиске механизмов раскрутки инвестиций. К примеру, как в США, где колоссальные масштабы инвестиций были раскручены за 25 лет в рамках ипотечной программы жилищного строительства. При всех ее минусах там возросли и внутренний спрос, и темпы экономического роста.

Экономика Отрасли