Новости

16.05.2015 19:40
Рубрика: Культура

Журналисты в Канне освистали фильм Гаса Ван Сента

К такому приему любимец критики и каннский лауреат Гас Ван Сент не привык: посмотрев "Море деревьев", набитый журналистами зал дружно букал, яростно демонстрируя свое недовольство.

Этот конкурсный фильм действительно выламывается из всех представлений о создателе "Слона", "Умницы Уилла Хантинга" и "Моего личного штата Айдахо". Он слишком сентиментален, а насилием над слезными железами зрителей слишком напоминает "мыльную оперу". Он явно ориентирован на коммерческий прокат, что было бы понятно после провала предыдущей картины "Земля обетованная", - но, думаю, и на такого рода успех шансы фильма довольно сомнительны.

Гас Ван Сент не скрывает, что идея заинтересовала его своей экзотичностью: огромный лес Окигахара близ горы Фудзи в Японии славится как мекка самоубийц. Сюда стягиваются со всей планеты те, кто решили свести счеты с жизнью. Умереть здесь - это красиво: море деревьев колышется в воздушном океане. И вот мы встретим Артура Бреннана в момент, когда после ряда жестоких ударов судьбы его неудержимо потянуло к этой живописной пропасти. И он в нее войдет, но в последний миг встретит товарища по несчастью - японца Такуми Макамару, и с этого момента в фильме пойдет другая драма - драма выживания. В пространных флэшбеках мы увидим предысторию случившегося: пойдет история утраты Артуром любимой, но сильно пьющей жены Джоан. От перепоя она заболела, а то, как погибла, лучше не сообщать, чтобы не украсть один из сюжетных козырей фильма.

Здесь напрягает прежде всего перегруз: такие истории не в кино снимают, а пересказывают жутким шепотом, фантазируя все новые душераздирающие подробности. К тому же Наоми Уоттс так неумело держит бутылку, что поверить в хронические запои этого прелестного существа немыслимо. Да и экскурсия в нормальный лес слишком смахивает на фильм ужасов, сделанный дебютантом этого жанра. И рыдательные скрипки с самого начала обещают нечто ужасающее, задолгио до финала раскрывая все карты. Сюрпризы фильма сыплются как рис из мешка, но почему-то каждую непредсказуемость знаешь за полчаса до ее свершения. И единственное впечатляющее, после массачусетских пейзажей, изобразивших японский лес, - это Мэттью Макконахи в роли несостоявшегося самоубийцы. Это его первый масштабный выход в люди после подвижнической роли в "Далласском клубе покупателей", и он снова работает на грани подвига - большой актер, готовый умереть даже в телефонной книге.

В принципе Гас Ван Сент с чутьем тонкого художника увидел в этой истории об ослепляющем человеческом отчаянии возможность напомнить о ценности нашей единственной, несмотря ни на что, жизни. В длинных диалогах и монологах двух робинзонов заложены зерна споров убежденного атеизма с верой в абсолютность существования наших душ. В сюжете есть столкновение идей и цивилизаций друг с другом и с дикой природой - смычка должна родить истину. Но сценарист Крис Спарлинг, мне кажется, просто не решил, что за жанр он пишет, - философскую притчу, ужастик или без меры сентиментальное телевизионное "мыло". Не определив правила игры, он обнажил, сделал видимыми все ее расчеты и "скрепы", весь кинематографический картон - фильму не веришь от начала до конца, и хотя актеры все до одного безупречны, в самом ходе повествования есть привкус любительщины.

Впрочем, история Канна не знает случая, когда провал в пресс-зале продолжился бы таким же буканьем на официальной премьере, куда смокинговый люд приходит чествовать героев дня и порадоваться вместе с ними. Так что в субботу вечером наверняка будет стоячая овация, и режиссер, получив свою долю фестивальных почестей, уедет в уверенности, что журналисты ничего не понимают в кино. Но в прессе уже назвали "Море деревьев" худшим из фильмов Гаса Ван Сента.

Сказано в Канне

Мэттью Макконахи, исполнитель главной роли в фильме "Море деревьев":

"Море деревьев" - это для меня чисто интуитивный выбор. Я только что снялся в "Интерстелларе", который был "путешествием отсюда", а теперь мне предлагали совершить путешествие в глубь самого себя. Кроме того, я только что завершил очень шумную кампанию, связанную с фильмом "Далласский клуб покупателей", и теперь хотел побыть наедине с собой - вот в таком лесу. Хотелось подумать в тишине, и тут появилась возможность все это осуществить - сценарий "Моря деревьев".

Если бегло прочитать синопсис - "Ага, это про самоубийц!". А я отвечу: нет, это об утверждении жизни. Я абсолютно придерживаюсь тех же убеждений: надо жить несмотря ни на что! Это жизнеутверждающая история, которая отвечает на многие мучающие людей вопросы духовного свойства. Для кого-то они связаны с Богом. Для кого-то - с вечным возрождением. При этом картина получилась не тяжеловесной и назидательной - она поэтична. И кто такой этот Такуми, встреченный моим героем Артуром в последний миг его жизни, - это душа Артура? Или душа погибшей Джоан? И существует ли этот лес в реальности? Это библейская история с огнем и потопом, кровавыми ранами и смертью. И только пройдя через все это, пережив акт самоуничтожения, мой герой понимает, что хочет жить".

Культура Кино и ТВ Мировое кино 68-й Каннский кинофестиваль Гид-парк Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники