Новости

04.06.2015 00:34
Рубрика: В мире

Истина Мара Байджиева

Его пьесы включены в учебную программу многих театральных вузов СНГ
Отметить свой 80-й день рождения известный советский и киргизский драматург Мар Байджиев решил в кругу учеников. Так случилось, что в юбилей он принимал государственные экзамены по актерскому мастерству у выпускников театрального училища при Киргизском театре драмы. "Российская газета" тоже поздравила мэтра с юбилеем и дебютной постановкой его спектакля "В субботу вечером" в одном из театров Абхазии.

Мар Тамшатович, как восприняли новость о том, что в Абхазии поставили вашу пьесу?

Мар Байджиев: Был очень удивлен, ведь ни о чем таком даже не подозревал. Для меня было приятной неожиданностью, что абхазские актеры выбрали именно мое произведение. Но не знаю, смогу ли поехать на премьеру - возраст все-таки, а путь не близкий.

А вы помните вашу первую пьесу, которая принесла вам известность?

Мар Байджиев: Я учился на третьем курсе филологического факультета тогда еще Киргизского государственного университета и написал одноактную комедию "Загляните в словарь". Там речь шла о языковых казусах. Суть была в том, что в селах тогда русский язык знали не очень хорошо, а городские киргизы, наоборот, больше разговаривали на нем. Комедию стали играть в художественной самодеятельности сначала в нашем вузе, а потом и в других. Много лет спустя, когда в республике начали поднимать языковой вопрос, студенческая пьеса легла в основу другого, более масштабного произведения под названием "Договорившиеся..." Я тогда не предполагал, что спектакль получит такую известность. Оказывается, его поставили в Оше, Ташкенте, Алма-Ате и некоторых других городах.

Потом узнал, что отдельные мои работы включили в учебную программу преподавания актерского мастерства в некоторых театральных вузах России. Например - в Государственном институте театрального искусства (ГИТИС). Был даже такой момент: три московских театра спорили, кто из них первым поставит мою работу. Это были театры имени Моссовета, Пушкина и "Современник".

Сейчас вы поддерживаете связь с российскими театрами?

Мар Байджиев: К сожалению, редко. Связи потеряны. Многих друзей уже нет в живых. Меня мучает ностальгия по общению с художниками, режиссерами, актерами, писателями 50-х. Мы собирались в Москве в Доме литераторов, спорили, обсуждали какие-то животрепещущие темы и просто дружили. Роберт Рождественский, Евгений Евтушенко, Василий Аксенов, Михаил Рощин... Тогда у нас было главное - мы знали, что надо народу. У нас была своя продуманная позиция поколения, которое пришло после 20-го съезда партии. Не так давно скончалась Ия Саввина. Она играла в моем спектакле "Мы мужчины" вместе с Владимиром Этушем, Владимиром Самойловым и другими известными актерами. Немного неожиданный успех был у пьесы "Дуэль". Это произведение было переведено на многие языки. Его ставили во многих театрах СССР, Болгарии, Венгрии, Германии, Польши, Румынии, Австрии, Швеции. Кстати сказать, на ее сюжет даже были созданы две оперы.

А сами вы кого бы хотели сыграть или какой литературный персонаж вам ближе?

Мар Байджиев: Чацкий. Он мне как-то ближе по духу, впрочем, как и вообще произведения Александра Сергеевича Грибоедова.

Вы сейчас принимали экзамены у студентов. Скажите, есть ли разница между подготовкой сегодняшних актерских кадров и артистов вашего времени?

Мар Байджиев: Очень большая. Причем далеко не в лучшую сторону. Главная причина отличия в том, что сейчас искусство больше рассматривается как развлечение, а не как духовное обогащение человека. Но можно ли назвать развлечением то, что показывают сегодня по телевизору? Почти в каждом фильме огромное количество сцен насилия. Если в фильме есть женская роль, то героиню обязательно изнасилуют либо пистолет или нож к горлу приставят. Ну разве это нормально? О какой духовности здесь может идти речь? Страшно то, что молодые, насмотревшись таких "произведений", воспринимают такие сюжеты как норму жизни.

В мое время актерская подготовка была совсем другой. Мы стремились пробудить в человеческой душе добро, уважение и любовь к людям. Многие, возможно, будут возражать и скажут, что в то время литература, театр, кино занимались коммунистической пропагандой. В моем понимании это не так. Та идеология основывалась в определенной степени и на Библии с Кораном. Тогда ведь призывали к чистоте духа, совести - вот что важно.

Коммунисты, наверное, с вами не согласились бы.

Мар Байджиев: Мы говорили правду, которая, по нашему разумению, шла от Бога. Она не всегда совпадала с линией партии, но я не могу назвать это диссидентством. В одной моей пьесе герой спрашивает собеседника, в чем истина. Потом сам же и отвечает: жизнь, смерть и любовь, а остальное мораль и пропаганда. Может, повторюсь, но искусство должно пробуждать в человеке совесть, уважение и любовь к другим людям.

Я как-то услышал выступление патриарха Кирилла. Меня поразила одна потрясающая вещь, которую он сказал: сейчас многие полагают, что совершить преступление - это наслаждение. Но ведь уже доказано, что к любому сотворившему зло оно вернется. Почему-то об этом люди не задумываются.

Возвращаясь к нашему разговору о новом поколении, на ваш взгляд, молодежь не способна на доброту?

Мар Байджиев: Меньше, чем хотелось бы. Да и откуда взяться этому стремлению? Молодые же видят, как сегодня ведут себя некоторые политики. Сейчас большинство людей вынуждено выживать. Сегодня проще заработать на лицедействе.

Как по-вашему, может ли политика идти бок о бок с искусством?

Мар Байджиев: Это трудно, но возможно. Но только в том случае, если политика будет совершенствоваться. Вернемся опять же к идеологии КПСС. Коммунисты запрещали церковь, например, хотя что в ней было плохого? Тем более, что священники никогда не призывали к насилию, проповедуя смирение и терпение. И мы старались следовать этому. Придумывали сказки, где добро всегда побеждало зло. Сейчас же, к сожалению, все больше следуют утверждению, что прав тот, у кого больше денег.

Вы себя называет верующим человеком, но напрочь отрицаете религиозность. Как такое возможно?

Мар Байджиев: Дело в сознании, в том, как человек себя ощущает. Совсем не важно, ходит ли он в церковь или мечеть. Главное, что он чувствует в душе. Приведу такой пример. Когда Понтий Пилат в разговоре с Иисусом спросил, говорил ли тот, что он сын Бога, Иисус ответил: "Я так не говорил, это сказал ты. Я лишь воплощаю божественную сущность: добро, сострадание и любовь". Таким же был и пророк Мухаммед. Он не был Богом, но был его пророком на Земле. Однако превращать веру в культ и использовать ее для материального обогащения неправильно. Сначала нужно заглянуть в свою душу. На мой взгляд, чтобы не было заблуждений, в школах и вузах необходимо ввести такой предмет, как история религии, и люди станут отличать божественное от религиозного. Сегодня же часто не понимают великий моральный дух, идущий от Бога.

Справка "РГ"

Пьесу киргизского драматурга Мара Байджиева "Дуэль" поставили в 247 театрах мира.

В мире экс-СССР Киргизия