Новости

06.06.2015 09:29
Рубрика: Культура

Пушкин ответит за всех

Шестого июня - 216 лет со дня рождения первого поэта России
Шестого июня (нового стиля) 1799 года в Москве родился Александр Пушкин. О судьбе поэта, о мифах, связанных с его жизнью и творчеством, мы поговорили с известным критиком и филологом, профессором МГУ Владимиром Новиковым, автором, наверное, самой "компактной" биографии Пушкина, вышедшей в "Молодой гвардии" в Малой серии "Жизнь замечательных людей".

Владимир Иванович, поздравляю вас с выходом прекрасной книги! Я бы назвал ее маленьким большим событием в пушкинистике. Двести страниц "карманного" формата, на которых рассказано все главное, что нужно знать о жизни Пушкина. Еще я бы сравнил это с "легкой версией" электронной почты. Когда Интернет плохо грузится, а вам срочно нужна почта, компьютер предлагает: "Воспользуйтесь легкой версией". То есть вы можете прочитать письма и ответить на них без разных дополнительных функций. Вот и головы современных людей, особенно молодых, перегружены информацией, в большинстве своем совсем не нужной. И для того, чтобы они хоть что-то внятное узнали о Пушкине, нужна его "легкая версия". А уж более дотошные пусть обращаются к работам Ю.М. Лотмана, Ариадны Тырковой-Вильямс, 2-томная биография Пушкина которой в той же серии "ЖЗЛ" вполне сочетается с вашей книгой. Насколько я понимаю, это завершение вашей трилогии: "Высоцкий", "Блок", "Пушкин"?

Владимир Новиков: Да, я писал в обратном хронологическом порядке. "Пушкин" - вершина пирамиды. Без опыта предыдущих биографий эта книга так бы не написалась.

Что связывает Блока с Пушкиным - понятно. Неслучайно последнее написанное Блоком стихотворение посвящено Пушкинскому дому. Но что общего между Пушкиным и Высоцким?

Владимир Новиков: Прежде всего тематическая универсальность. Есть известные слова Белинского о "Евгении Онегине" - "энциклопедия русской жизни". А Высоцкого называют "энциклопедией советской жизни". Книга комментариев к песням поэта А.Е Крылова и А.В. Кулагина так и называется: "Высоцкий как энциклопедия советской жизни".

В 1999 году, когда мы отмечали 200-летие Пушкина, одновременно в России и во Франции вышла ваша статья "Двадцать два мифа о Пушкине". Прекрасно помню ее начало: "Все-таки он наступил, этот роковой год, и мы пригубили апокалиптического портвейна "Три девятки". Самый распространенный миф о Пушкине: "Пушкин - наше всё". Автор - Аполлон Григорьев. Так "Пушкин - наше всё" или нет?

Владимир Новиков: Эта фраза уже даже и от Пушкина оторвалась, и "нашим всё" иронически называют что и кого угодно. А написано это поэтом и критиком Аполлоном Григорьевым в 1859 году в полемике с А.В. Дружининым, который видел в Пушкине только "эстетического воспитателя". Григорьев же делал акцент на слове "наше". "Пушкин - представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что останется нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужими, с другими мирами". Конечно, Пушкин - не "всё". После него в русской поэзии много замечательных поэтов. Да и сам Аполлон Григорьев был поэтом незаурядным. Пушкин никогда не тяготел к эгоцентризму. "И славен буду я, доколь в подлунном мире жив будет хоть один пиит..." Существование хотя бы одного, но другого поэта было для него необходимым условием и его посмертной славы.

Еще один миф... Или не миф? "Пушкин создал современный русский язык".

Владимир Новиков: Это не миф, а скорее гипербола, преувеличение. Когда выдающийся лингвист Михаил Викторович Панов (кстати, в седьмом номере "Нового мира" выйдет моя повесть о нем) в 80-е годы работал над Энциклопедическим словарем юного филолога, то статью о Пушкине он заказал поэту Давиду Самойлову. И Самойлов тоже исходил из того, что Пушкин создал наш современный русский язык. Панов с ним спорить не стал. Но, конечно, каждый лингвист понимает, что один человек не в состоянии создать национальный язык. Скорее, можно говорить, что творчество Пушкина совпало с эволюцией языка, и он отразил это в высших поэтических и прозаических образцах. Пушкин - не единственная причина, скорее, можно говорить о взаимодействии разговорности и литературности речи.

Известна фраза царя Николая I, сказанная после беседы с Пушкиным о восстании 1825 года, когда Пушкин откровенно признался, что если бы находился в Петербурге 14 декабря, то неизбежно примкнул бы к восставшим. После этого на приеме у французского посла император сказал, что говорил нынче "с умнейшим человеком России". Я бы не сказал, что это миф. Я тоже думаю, что Пушкин самый глубокий ум в России.

Владимир Новиков: В моей статье мифы о Пушкине размечены как парные. "Умнейший человек России" - это антитеза словам Писарева и Хармса. Писарев называл Пушкина "возвышенным кретином", и это было в духе шестидесятнической "реальной" критики XIX века. А в пародийных анекдотах Даниила Хармса Пушкин предстает в образе "идиота". И это уже была ироническая реакция на культ Пушкина в официальной советской пропаганде. Да, "умнейший человек России" - не миф. Интеллектуальная мощь Пушкина действительно велика. "Евгений Онегин", например, для меня - это не только самое эстетически значительное, но и самое по-человечески умное литературное произведение.

В своей книге вы приводите запись о юном Пушкине директора лицея Е.А. Энгельгардта: "Его сердце холодно и пусто; в нем нет ни любви, ни религии; может быть, оно так пусто, как никогда еще не бывало юношеское сердце". В связи с этим вспоминается скандальная книга Абрама Терца (Андрея Синявского) "Прогулки с Пушкиным", где о Пушкине говорится как о "пустоте", которая могла заполняться чем угодно. Тоже своего рода миф, но сколько вокруг него было сломано копий в 90-е годы!

Владимир Новиков: Нужно учесть, что это книга не Синявского, а его "двойника" Терца, заведомо провокационная. Книга написана в ситуации упрощенного позднесоветского культа Пушкина, но и в то время, когда все, в общем-то, представляли себе, что такое Пушкин. Это был эпатаж, рассчитанный на знающих и понимающих людей. Это была попытка оживления его восприятия. Ну конечно, Пушкин не был эмоционально "пустым" человеком. Это опровергается и его текстами, и фактами его биографии...

Цитата из вашей книги: "Разгулу он предается не из подражания, не из амбиции, а по внутреннему побуждению".

Владимир Новиков: В страсти он не был хладнокровен, как опытные развратники, - вот что я имею в виду.

А с другой стороны, в последнее время часто пишут о Пушкине как о христианине, религиозном поэте и даже о его дуэли как восшествии на Голгофу. Когда-то вы резко спорили в связи с этим с Валентином Непомнящим...

Владимир Новиков: Вы знаете, в процессе написания книги не то чтобы мои представления о Пушкине радикально менялись, но у меня появилось чувство примирения с другими версиями и даже мифами о Пушкине. Да, в какой-то мере "Пушкин - наше всё", потому что он - символ России. Кстати, именно поэтому его биография подвергается такому количеству мифологизаций и гиперболизаций. Непомнящий - не просто пушкинист, но и сам писатель, художник. Его уподобление Пушкина Христу, а дуэли - Голгофе - это художественная метафора, которая имеет право на существование. Но не стану спорить и с чисто светским представлением о Пушкине, которое было у Юрия Лотмана: Пушкин создавал свою жизнь как произведение искусства и потому прожил ее удачно. Тоже красивая идея, но тоже гиперболическая. А я стараюсь писать без метафор и гипербол.

Вы сравниваете мифы о Пушкине с шаром или глобусом. А Пушкин находится в центре, в равной степени приближения и удаленности от них.

Владимир Новиков: В конце концов понимаешь, что мифы о Пушкине - это просто способ активизации наших представлений о нем. И в этом смысле с ними не нужно бороться. Если новые поколения будут творить свою пушкинскую мифологию, это будет то, что нужно.

Между тем

Александр Сергеевич из племени майя

Архангельский литератор Борис Егоров издал книгу, посвященную всего одному стихотворению Александра Пушкина "Я помню чудное мгновенье". Под белоснежной обложкой с легким рисунком дочери Марии Егоровой скрывается перевод этого, наверное, самого изящного признания в любви, на 210 языках народов мира.

Сам автор идеи является составителем и оформителем издания. Он заявляет, что на воплощение этой, по началу казавшейся невыполнимой задумке его вдохновило нежное чувство к своей жене Людмиле. Ей и первые строки посвящения книги. Она же и автор произведения "Пушкин в Архангельске".

- Сначала Архангельский литературный музей собирал книги с произведениями Пушкина на разных языках, - рассказывает Борис Егоров. - Посылки приходили и из России, и со всего мира. В том числе томики Пушкина из своих библиотек с автографами выслали Владимир Путин, Дмитрий Медведев, Жорес Алферов, Александр Лукашенко, Аман Тулеев, Минтимер Шаймиев, Нурсултан Назарбаев, Ильхам Алиев, Герхард Шредер и многие другие.

Четыре года шла кропотливая переписка со многими, кто мог помочь с переводом стихотворения. Задействованы были все: от представителей посольств до личных связей. Кстати, активную поддержку идея Бориса Егорова снискала у министра иностранных дел Сергея Лаврова. Из 210 переводов стихотворения 140 сделано впервые, специально для Архангельского литературного музея.

- Я работал по ночам, в тайне от жены, ведь книга должна была стать для нее сюрпризом, - вспоминает автор. - Так и вышло. Мне до сих пор не верится, что работа окончена, а книга издана.

По словам Бориса Егорова, зачастую ему самому приходилось вступать в переписку и искать переводчиков, хотя он не говорит даже на английском языке.

- Я обратился с просьбой перевести "Я помню чудное мгновенье" к представителю одного коренного и уже очень малочисленного народа на Севере, - рассказывает Егоров. - На что получил ответ, что на этом языке нет понятия "чудное мгновенье", поэтому перевода не будет. Отвечаю сдержанно, пытаюсь убедить, что в языке этого малочисленного народа наверняка есть идентичный образ. Например: "Я помню северным сиянием передо мной явилась ты..." Через три недели пришел перевод пушкинского стихотворения.

Подобных историй у Бориса Михайловича много. Можно писать еще одну книгу. Например, для перевода на язык брибри представителям посольства пришлось даже ехать в резервацию, где жили единственные носители этого языка. Так на юге Коста-Рики впервые прозвучал Пушкин, да еще и на русском. В числе экзотических переводов в книге также представлены гуарани, кечуя, майя, маори, пушту, санго, фанг, хинди, челуба и многие другие.

- Перечитываю ответы на мои просьбы с переводом, и ком стоит в горле, - делится Борис Егоров. - Вот в письме из Албании в теме письма было написано: "Спасибо за русскость!" Я заметил, что наши люди, а особенно вдали от родины, очень скучают по русскому языку, именно он помогает объединиться, консолидировать силы.

Сборник убедительно показал, что русский язык, Россия идут к народам мира с любовью, и они отвечают таким же чувством.

Тираж издания - четыре тысячи экземпляров. Первые заказы на получение книги уже пришли. Они были сделаны из Индонезии и Чукотки, Ингушетии, Северной Осетии, Калмыкии, Ямало-Ненецкого автономного округа и Ханты-Мансийского автономного округа - Югра.

А в планах у Бориса Егорова уже другой проект - расшифровать и опубликовать дневники известного северного писателя Бориса Шергина, датированные 1941 годом. Всего в архивах у Архангельского литературного музея около 40 тетрадей, исписанных мелким почерком прозаика.

Культура Литература Александр Пушкин Видео дня РГ-Видео РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники