Новости

11.06.2015 00:01
Рубрика: Культура

Интегральный код

В Петербурге завершился фестиваль "Радуга"
Каким бы ни был Международный театральный фестиваль "Радуга", в его центре всегда мерцал главный вопрос - каким должен быть сегодня театр для молодых?

Отвечая на него в шестнадцатый раз, "Радуга" предложила встречу с 16 спектаклями от Шанхая до Дании. В его программе были Центр детского творчества Китайского института благополучия (Шанхай), спектакли из Токио, Варшавы, Челябинска и Вильнюса, Москвы и Белграда, Советска и Хельсинки.

Память о прошлом, диалог поколений и эпох - вот что определило лучшие и самые яркие события "Радуги".

Молодой режиссер Семен Александровский вместе с драматургом Вячеславом Дурненковым сочинил для Новосибирского театра "Старый дом" текст, а затем и спектакль о создателях и первых поселенцах знаменитого Академгородка "Элементарные частицы". Созданный в 1957 году по инициативе молодых ученых Академгородок стал первой свободной "шарашкой", интеллектуальным центром, который вырос среди леса усилиями самих ученых. Чтобы сочинить спектакль о последней советской утопии - месте, где бы не политики, а ученые определяли характер общества, государства и его экономики, - Александровскому и Дурненкову с актерами пришлось сделать десятки и десятки интервью, в течение года занимаясь настоящим исследованием, археологией прошлого. Сегодня, когда угрозы новой варваризации ставят перед нами вопрос о новом просвещении, этот рассказ оказывается необычайно своевременным.

Деревья-палки, экран, что-то вроде костра, молодые элегантные люди, сидящие в непринужденных позах - и вот вам атмосфера Академгородка, наследника платоновской Академии.

Самым неожиданным в этом спектакле становится интонация его прекрасных актеров: отрешенно, точно речь идет о венецианской моде XIX века, с легкой, слегка высокомерной улыбкой, они разговаривают о культе личности и экономике науки, о квантах и селекции дружелюбных генов, об интеграции производства и науки, науки и общества, государства и науки и еще о множестве сложнейших гипотез.

Возникшее на заре оттепели, новосибирское "чудо" просуществовало десять лет в качестве утопической модели идеального общества. В 1968 году 46 научных сотрудников Академгородка подписали письмо против нарушения гласности в ходе судебного процесса над Гинзбургом, Галансковым, Добровольским и Лашковой, и на этом утопия закончилась... Стоящие под "дождем" актеры продолжают размышлять о возможности интеграции науки и общества, "дождь" льет как из ведра, заглушая слова и заставляя думать.

Самым неожиданным в этом спектакле становится интонация его прекрасных актеров

Спектакль точно пишет свой текст поверх "истории", воспроизводя не столько людей, сколько их идеи, и не столько идеи, сколько саму интеллектуальную атмосферу городка, в котором производство, экономика, наука, образование и искусство нашли небывалый интегральный код.

Спектакль "Мемория" был поставлен крупнейшим режиссером и теоретиком театра Эудженио Барбой в 1990 году. Тогда актриса Элс Мари Лауквик и ее партнер, музыкант и композитор Франс Винтер, были потрясены книгой Эффы Элиаха "Бог здесь больше не живет. Хасидские истории эпохи Катастрофы". Они решили сочинить спектакль, в котором бы эти истории соединились с разными - русскими, еврейскими, украинскими - мелодиями, "Фугой смерти" Пауля Целана, историями писателей Примо Леви и Жана Амери, так же, как Целан, выживших в Освенциме, но многие годы спустя покончившими с собой. На фоне ширмы два стула и маленький чайный стол, чайники и чашка, плюшевый мишка откуда-то из России. Датчанка Элс Мари уже совсем не молода, и в какой-то момент даже кажется, что она рассказывает историю своей жизни. Но нет - она просто танцует, сидя на низеньком стульчике. Движения рук отработаны, каждое движение рассчитано по секундам. Глоток чая, улыбка, взлет хасидской мелодии, вновь улыбка, робкий взгляд ребенка, и вновь песня - на этот раз в ней слышится что-то русское. Мальчик Моше из книги Элиаха выжил в Аушвице, потому что, облитый водой на холодном снегу, танцевал, как велел ему старый раввин. Элс Мари танцует руками, и ее танец освящен веками разных традиций.

Мало кто в современном театре умеет сегодня быть столь же экономным в средствах, как они. Являясь наследниками Мейерхольда и Гротовского, балийского и японского театров, они создают какой-то поистине универсальный язык, чтобы рассказать о непостижимом.

С этими спектаклями просто и естественно вошел в диалог "Несовременный концерт", поставленный Виктором Рыжаковым на третьем курсе Школы-студии МХАТ. Выросший из учебного задания - познакомиться с неизвестным стариком и постараться понять его - спектакль Рыжакова превратился захватывающее исследование о старости. Утонченная попытка понять уходящее и уже ушедшее время с его ритмами и звуками. Понять прошлое как самих себя. Увидеть в старости юность, а в себе - старость.

Фестиваль завершился спектаклем ТЮЗа им. Брянцева и его худрука Адольфа Шапиро "Вино из одуванчиков, или Замри!" по Рэю Брэдбери, заполнившим все огромное пространство сцены страстным, полным поэзии и юмора диалогом с прошлым. Точно собирая воедино мотивы всех фестивальных спектаклей, "прошлое" предстало у Шапиро в своем почти сказочном варианте - от эпохи американской гражданской войны до наших довоенных фильмов. Судьба одного мальчика (может быть, самого Шапиро) смешалась с судьбами иных стран и времен, даря щемящее чувство ностальгии по утопическому времени детства.

Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург Театральный дневник Алены Карась
Добавьте RG.RU 
в избранные источники