Новости

11.06.2015 00:35
Рубрика: В мире

Сажать навечно

Педофилы больше не смогут рассчитывать на снисхождение государства - амнистию и досрочное освобождение
Депутаты парламента КР поддержали в первом чтении поправки в Уголовный кодекс (УК) КР, отменяющие амнистию и условно-досрочное освобождение (УДО) лиц, совершивших сексуальное насилие в отношении несовершеннолетних. Педофилов предлагают вообще преследовать без так называемого срока давности. Несмотря на то что законопроект будет обсуждаться еще в двух чтениях, вполне очевидно, что законодатели пойдут на ужесточение наказания, поскольку этого требует общество.

Не законом единым

Ряд общественных организаций Киргизии инициировал сбор подписей за отмену моратория на смертную казнь в отношении преступников, совершивших насилие над детьми.

Причина в том, что за три года количество зарегистрированных случаев сексуальных преступлений против детей увеличилось почти в десять раз! По данным Генеральной прокуратуры КР, если в 2011 году было зарегистрировано всего 80 покушений или изнасилований несовершеннолетних, то за 2014-й число таких деяний составило уже 900. А сколько случаев проходит мимо внимания правоохранительных органов, не знает никто.

Между тем судебный департамент при Верховном суде КР на запрос "Российской газеты" ответил, что за 2014 год по статье 219 УК КР "Изнасилование" судами было рассмотрено 135 уголовных дел, по которым осуждено к лишению свободы 157 лиц. Больше половины всех материалов по изнасилованиям касается несовершеннолетних.

Такие разночтения в цифрах, по мнению члена экспертной группы по работе над законопроектом по изменению уголовного законодательства Лейлы Сыдыковой, вполне объяснимы. Есть преступление совершенное, а есть лишь попытка его совершить. Для юристов эта разница имеет большое значение, тогда как ребенку и в том, и в другом случае нанесена морально-психологическая травма, последствия которой он, возможно, будет ощущать всю жизнь.

- Действующие на сегодня нормы УК дают возможность насильникам не только получить условно-досрочное освобождение, но и вообще выйти на свободу по амнистии, - рассказывает Сыдыкова. - При рассмотрении дел подобного рода в судах возникает очень много нюансов. Во-первых, психическая вменяемость подследственного. Часто случается так, что на момент совершения преступления он был здоров, но после пребывания в камере у него, что называется, "съехала крыша". Если данный факт будет установлен экспертизой, то его направляют на принудительное лечение, которое может длиться годами.

Во-вторых, что случается гораздо чаще, ребенок в суде меняет показания либо вообще отказывается от них. Так что одними изменениями Уголовного кодекса проблему педофилии не решить, но можно усугубить ситуацию. Ведь насильник может просто избавиться от своей жертвы, дабы не оставлять свидетеля. Вспомните, сколько лет искали Чикатило.

Лейла Сыдыкова уверена, что к решению проблемы насилия над детьми необходимо подходить комплексно. Кроме профилактических мер, направленных на повышение духовного уровня человека, нужно работать с самими детьми и родителями.

Срок для молчуна

Судьи, в свою очередь, утверждают, что рассмотрение материалов по изнасилованию малолетних требует особого подхода, в в том числе тщательного изучения доказательной базы.

- Очень часто в суде обвиняемый начинает отрицать свою вину, утверждая, что во время следствия у него выбивали показания, - рассказала "РГ" судья Свердловского районного суда Инара Гилязетдинова. - Здесь важную роль играет исследование совокупности доказательств. В моей практике был случай, когда насильник убил женщину, потом изнасиловал и задушил ее десятилетнюю дочь. Во время процесса подсудимый стал отрицать не только свою вину, но и факт знакомства с жертвами. Он тщательно замел следы. Поджег квартиру, где произошло преступление, избавился от мобильного телефона. Мною были направлены запросы в сотовую компанию, дополнительно опрошены свидетели, назначены экспертизы, еще раз изучены улики, собранные в ходе следствия. Только после этого был вынесен приговор.

- Нередки случаи, когда насилие происходит в семье, - продолжает Инара Гилязетдинова. - Недавно я рассматривала подобное дело. Женщина, у которой была шестилетняя дочь, вышла замуж. Когда девочке исполнилось 12 лет, отчим ее изнасиловал, а потом делал это регулярно на протяжении нескольких лет. Чтобы падчерица молчала, он ее запугал. Девочка терпела издевательства, пока однажды не рассказала о том, что делает с ней отчим, своему другу, а тот - своему брату, который обучался в Академии МВД. Курсант попросил помощи у педагога. Была создана оперативная группа, и насильника удалось поймать практически на месте преступления. Но меня поразило поведение матери. Она должна была выступать в качестве законного представителя своего ребенка, но вместо этого обвинила в случившемся дочку. Пришлось приглашать представителей государственных органов опеки.

Представители Фемиды уверены, что в республике впору вводить уголовное наказание за недонесение на факт насилия над несовершеннолетним до сведения правоохранительных органов. Ведь часто случается так, что родители, дабы не выносить сор из избы, уговаривают ребенка молчать. Либо же родственники насильника договариваются с пострадавшей стороной, и последняя отказывается от обвинения. По закону же примирение в таких случаях невозможно.

Лечить или не лечить

Следователи, которым приходится заниматься расследованием фактов изнасилования детей, также сталкиваются с определенными трудностями. Во-первых, как правило, свидетелей таких преступлений нет. Во-вторых, для сбора доказательной базы необходимо исследование биологического материала. А где его взять, если с момента преступления прошло немало времени? В-третьих, сам ребенок бывает настолько запуган, что верит: он сам виноват в том, что его изнасиловали, и тогда он замыкается в себе и молчит. И, наконец, преступники, дабы уйти от наказания, прибегают к симуляции умственной отсталости.

- Можно ли половое влечение к ребенку назвать психическим расстройством - вопрос сложный, - пояснила начальник управления доказательной медицины минздрава КР Бермет Садыбакасова. - К каждому подобному случаю необходим индивидуальный подход и комплексное исследование. Тут рассматриваются обстоятельства, индивидуальные особенности насильника и жертвы. Что касается всплеска сексуального насилия над детьми, то я здесь вижу несколько причин. Прежде всего необходимо обратить внимание на личность самого насильника. Есть такие люди, для которых ублажение плоти становится пределом мечтаний. Словом, просыпается животный инстинкт. Женщины бегут от них как черт от ладана. Остаются дети. Их можно запугать, они не окажут сопротивления и будут молчать о случившемся. Но это вовсе не означает, что таких преступлений не было раньше. Просто о них предпочитали молчать. Второй случай, когда сексуальный контакт с ребенком происходил дома. То есть насильник готовился к этому преступлению. Когда об этом узнают родители жертвы, то предпочитают не заявлять в милицию, чтобы не опозорить семью.

Эксперт также рассказала, что в последнее время на волне широкой публичной огласки проблемы насилия над детьми некоторые женщины прибегают к откровенному шантажу своих благоверных, ставя им чуть ли не ультиматум: бросишь меня - заявлю в милицию, что пытался изнасиловать дочку.

Комментарий

Кудайберген Базарбаев, министр социального развития КР:

- Мы долгое время молчали о проблеме. Осознать, что семейное насилие - это преступление, дано, как оказалось, не каждому. Было принято считать, что это внутреннее дело семьи. Зачастую дети, которые подвергаются насилию, уходят из дома, бродяжничают, подвергают свою жизнь опасности, погибают. К сожалению, практика показывает, что увеличилось число правонарушений, совершаемых подростками и детьми из благополучных семей. Родители не уделяют внимания их духовному развитию, практически не общаются с ними.

Между тем

Ситуация с детским насилием в республике продолжает будоражить общество. По данным судебного департамента при Верховном суде КР, за первый квартал 2015 года суды вынесли уже двенадцать обвинительных приговоров по делам об изнасиловании несовершеннолетних. Добавим, что 24 апреля 2015 года депутаты большинством голосов одобрили закон "О химической кастрации лиц, совершивших сексуальное насилие над несовершеннолетними". Однако медики и юристы считают, что его исполнение в Киргизии весьма проблематично, поскольку для этого нет ни средств, ни возможностей.

В мире экс-СССР Киргизия Ужесточение наказания для педофилов