Новости

В понедельник в Москве открывается XV Международный конкурс им. П.И. Чайковского
Знаменитый музыкальный конкурс имени П. И. Чайковского, овеянный легендами, скандалами, великими именами и навсегда - чудом ослепительной победы американца Вана Клиберна, прорвавшей в далеком 1958 году глухой "железный занавес", откроется сегодня в Большом зале консерватории. По традиции в этот вечер прозвучит Первый фортепианный концерт Чайковского (II и III части исполнит обладатель Гран-при предыдущего конкурса Даниил Трифонов). В программе - выступление Ольги Бородиной, БСО им. П.И. Чайковского (под управлением Владимира Федосеева) и впервые - детей, лауреатов международных конкурсов. В новом качестве появятся на сцене и знаменитые музыканты Валерий Гергиев и Денис Мацуев - ведущие церемонии. Маэстро пообещал, что длинных речей не будет. Обновления, начавшиеся на предыдущем конкурсе (смена дизайна, концертные ангажементы для лауреатов, веб-трансляции, разделение конкурса на Москву и Петербург, новый тур с камерным оркестром), продолжатся и на этот раз. О том, что стоит ждать на XV конкурсе Чайковского, рассказал сопредседатель оргкомитета конкурса Валерий Гергиев.

В этом году конкурс Чайковского впервые в своей истории начался не с 1-го тура, а с предварительных прослушиваний. В чем необходимость нововведения?

Валерий Гергиев: Мы ставили перед собой задачу сделать все возможное, чтобы не проморгать на отборах ярких и одаренных людей. Предварительные прослушивания мы решили делать потому, что только живое исполнение дает яркое впечатление о музыканте. Важно также, что все они играют в одинаковых акустических условиях и на одном и том же инструменте. По результатам отбора в номинации "фортепиано" уже ясно: уровень конкурса будет очень высоким. Для жюри мы определили такой регламент: голосование по системе "да-нет". Претенденты, которые получают хотя бы два голоса из четырех, проходят в первый тур. У пианистов состав участников оказался настолько сильным, что вместо 30 в первый тур прошли 36 конкурсантов.

Валерий Гергиев и Денис Мацуев - ведущие церемонии. Маэстро пообещал, что длинных речей не будет

Из них - 22 пианиста из России. Некоторые решили участвовать в конкурсе во второй и даже в третий раз. Но уже известно, что фаворит публики прошлого конкурса Александр Лубянцев на первый тур не прошел.

Валерий Гергиев: Да, Лубянцев не прошел. Я уверен, что он играл хорошо, но на этом конкурсе очень сильный уровень участников и молодые музыканты нацелены на энергичный показ своих возможностей. Может быть, Лубянцеву немножко этой энергии не хватило.

В этом году вы сами обыгрывали некоторых музыкантов, претендовавших на участие в конкурсе. Выступали с ними и в рамках Пасхального фестиваля.

Валерий Гергиев: Я специально никого не обыгрывал. Мы хотим создать для конкурсантов удобные творческие условия для реализации их возможностей. Мне еще года два назад сказали, что есть интересный молодой музыкант по фамилии Харитонов, и я пригласил его выступить. Теперь он прошел в первый тур, но не потому, что я его обыгрывал. Он просто хотел участвовать, и, слава богу, что прошел. Будем следить за его развитием. В этом смысле кто-то из конкурсантов обыгрывается в Корее, кто-то - в Америке, кто-то - в Европе, в России. Но конкурс перед всеми ставит равные барьеры, и все должны будут их преодолевать.

Главным достижением прошлого конкурса стали концертные ангажементы, которые предоставили лауреатам. Причем конкурс тогда впервые сформулировал конкретную цель - найти артистов для концертной сцены. Каковы итоги?

Валерий Гергиев: Практически все финалисты прошлого конкурса выступали со мной не только в Санкт-Петербурге, в Москве, в России, но и далеко за пределами нашей страны. То же самое мы планируем и после этого конкурса. Естественно, что обладатель Гран-при получит больше возможностей, чем другие победители. Но это не означает, что к ним интереса не будет. Всем нашим победителям мы гарантируем выступления, которые будут интересны и по своей широкой географии, и по престижности площадок, и по качеству оркестров.

Как оцениваете сегодня опыт выступлений с обладателем Гран-при Даниилом Трифоновым, которого вы провезли по лучшим концертным залам мира?

Валерий Гергиев: Трифонов получил практически все, что может принести конкурс победителю. Но суть в том, что он проявил себя не только как обладатель Гран-при конкурса Чайковского, но и как музыкант, который сразу стал интересен публике разных стран. Первые же его выступления вызвали живую реакцию, и с ним появлялось желание работать и дальше не только у меня, но и у оркестров. А он выступал и с Мариинским, и с Лондонским, и с Венским филармоническим оркестрами. Это настоящая всемирная история, которая, слава богу, сложилась великолепно.

А вы считаете, что такие "конвейерные" нагрузки, какие были у Трифонова, это норма для музыканта?

Валерий Гергиев: Как раз я считаю, что молодых музыкантов надо оберегать, в том числе от чрезмерно прытких менеджеров. Естественно, у Трифонова при таком большом успехе были разные приглашения, и это потенциально рискованная ситуация. Думаю, и сейчас он полностью не ушел от риска, но, безусловно, стал принимать больше решений сам, чем это было год или два назад. Я, со своей стороны, буду стараться влиять на него, потому что в высшей степени ценю его дарование: чтобы он больше выступал в России, внимательно продумывал график, рассчитывал свои силы и репертуар, не так много летал. Это все риски. То, что касается нового конкурса, который нам предстоит, то предварительный отбор пианистов показал, что открытия будут и сейчас.

Д.Д. Шостакович вручает первую премию Ван Клиберну. Церемония закрытия I Международного конкурса им. П.И. Чайковского. 1958 год. Фото: Фото из фондов государственного мемориального музея-заповедника П.И. Чайковского.

Две трети участников при этом представляют российскую фортепианную школу. Учитывая политическую обстановку в мире и в России, ситуация нынешнего конкурса, в сравнении с 2011 годом, изменилась?

Валерий Гергиев: Мы никого силком не затаскиваем на конкурс. Репутация его в мире, надеюсь, остается не только высокой, но даже выросла за эти четыре года, когда победители прошлого конкурса успешно шли по многим концертным и фестивальным площадкам во всем мире. А то, что касается стран, то в первый тур у пианистов прошли представители и Европы, и Азии, и Америки.

Я очень надеюсь, что мы на конкурсе придем к творческому и человеческому знакомству с целой плеядой молодых дарований. И надеюсь, что это будет нашим открытием не на час, а на годы вперед

На конкурсе появился новый менеджер, немец Петер Гроте. Эта фигура была важна для организации конкурса или для имиджа в международном музыкальном сообществе?

Валерий Гергиев: Репутация конкурса зависит от работы каждого из нас. Петер Гроте - артистический менеджер XV конкурса, и его работа очень тесно связана с работой оргкомитета в целом. У нас большая команда профессионалов, отвечающих и за транспортировку, и за соблюдение графиков, за связь с членами жюри, оркестрами, коллективами, за помещения, которые предоставляются. Это большая работа, и мы делаем ее сообща. Огромную работу провела Ольга Юрьевна Голодец: многочисленные совещания, которые она регулярно проводила в своем кабинете, помогли нам решить очень многие вопросы.

Технологический прорыв прошлого конкурса - высококачественные интернет-трансляции, которые получили большой резонанс в мире. Теперь интернет-трансляции будет вести французский канал "Медичи". Как сделан этот выбор?

Валерий Гергиев: Прошлый опыт во многом был замечательный. Но "Медичи" - профессионалы, давно зарекомендовавшие себя в Европе и теперь уже в Америке. Полгода назад они снимали выступления Мариинского оркестра в Карнеги-холл. Мы работаем с ними и в Вербье, и в Анси. У них большой опыт, но и у нас он тоже есть. В Мариинском театре своя система вещания в интернет-пространстве. И наши специалисты давно работают и с "Медичи", и теперь с оргкомитетом конкурса Чайковского.

Самая сложная, дискуссионная часть каждого конкурса Чайковского - судейство жюри. Прошлый конкурс не был исключением, вызвав некоторыми решениями жюри бурные протестные реакции в зале. В этот раз голосование решено сделать открытым, а члены жюри должны будут комментировать свои позиции участникам конкурса. Как рискнули пойти на это?

Валерий Гергиев: Мы давно обсуждали тему открытой системы голосования, хотя и не всем членам жюри такое решение кажется удачным: фактически, это означает - открыть себя для потенциальной критики. Работа по оценке исполнения сама по себе напряженная, но потом известный артист, который участвует в жюри и выступает "за" или "против", будет еще и вспоминаться многими как источник проблемы, что кто-то из конкурсантов не прошел на другой тур. Конечно, открытое голосование практикуют не все международные конкурсы, но мы решили рискнуть. Наверное, голосование будет непростым процессом, может, даже будет вызывать горячие споры или критику. Но мы решили провести конкурс именно так по результатам многих заседаний оргкомитета, в которых участвовали и члены жюри.

Самая сложная часть каждого конкурса Чайковского - судейство жюри. Прошлый конкурс не был исключением

Приедет ли в этот раз западная пресса на конкурс?

Валерий Гергиев: Конечно. Мы проводили встречи с коллегами в Нью-Йорке, большую пресс-конференцию в Лондоне. Думаю, что наши французские, немецкие, итальянские журналисты следят за тем, что происходит, и у нас не будет недостатка внимания со стороны западных СМИ. Но пока конкурс только начинается, и о первой реакции на события мы будем знать через несколько дней.

XV конкурс проводится в год 175-летия Петра Ильича Чайковского. Планируются ли какие-то акции внутри конкурса, связанные с этим событием?

Валерий Гергиев: Думаю, что в ближайшие две-три недели много будет сказано о музыке, личности и жизни Петра Ильича Чайковского и, конечно, об истории конкурса Чайковского. Совсем недавно я побывал в Клину: в день рождения Чайковского мы с Денисом Мацуевым сыграли два концерта - В Москве в зале Чайковского и в Клину. Эти концерты доставили мне огромное эмоциональное, если хотите, душевное наслаждение. Я был очень взволнован: впервые в жизни я побывал в Клину. Конечно, это должно было бы произойти лет 20-30 тому назад, но вот так получилось, признаюсь. Так же я не был и в Воткинске, где Чайковский родился. Я побывал там в апреле. Мы провели несколько часов в доме Чайковского, выступили в заново отреставрированном фестивальном дворце, прошли по улицам, видели замечательный собор, подошли к памятнику Чайковскому. Все эти эмоции, впечатления вызывают желание вернуться туда и сделать что-то более масштабное, чем один концерт.

Что вы ждете от предстоящего конкурса: нового артиста с Гран-при?

Валерий Гергиев: Я очень надеюсь, что мы на конкурсе придем к творческому и человеческому знакомству с целой плеядой молодых дарований. И надеюсь, что это будет нашим открытием не на час, а на годы вперед. Для меня лично - эта эмоция особенная, потому что когда-то, в 1988 году, я, еще сам тогда молодой дирижер, показал лондонской публике совсем юных Женю Кисина и Вадима Репина. С тех пор прошло почти тридцать лет, а ощущение того чуда не проходит у меня до сих пор. Поэтому я нахожу для себя необходимым, интересным, увлекательным - открывать новые молодые таланты. И это относится не только к пианистам или скрипачам, но и к певцам, к артистам балета, к ярким молодым художникам, режиссерам, хореографам, ко всем фантастически одаренным молодым людям. А для этого конкурс Чайковского и существует.

Справка "РГ"

XV Международный конкурс им. П.И. Чайковского пройдет в Москве и Санкт-Петербурге с 15 июня по 3 июля. На конкурс поступило 623 заявки из 45 стран. К предварительным прослушиваниям допустили 223 музыканта из 36 стран. Участники, прошедшие отбор в Москве, вступят в конкурс. Награждение победителей состоится 1 июля в Концертном зале Чайковского, а гала-концерты лауреатов - в Большом зале консерватории (2 июля) и в Мариинском-2 (3 июля). Победителя Гран-при объявят 3 июля в Петербурге. Онлайн-трансляции "Медичи" можно будет смотреть на сайте "Российской газеты".

Победители и лауреаты Международного конкурса им. П. И. Чайковского

Ван Клиберн (фортепиано), первый победитель Конкурса Чайковского (1958)

- До конца жизни я люблю Россию. Она дала мне очень много: она дала мне имя. С того момента, как 26 марта 1958 года я сошел с самолета в Москве, я почувствовал эту удивительную ауру любви к музыке и доброты, которая окружает меня здесь до сих пор. Как музыкант, знаю только одно: когда ты выходишь на сцену, даже человек на балконе должен понимать, что ты хочешь ему сказать. Каждый исполнитель - это слуга музыки. Его обязанность - донести до каждого слушателя, сидящего на самом дальнем ряду, понимание произведения композитора. Скажем, вы видите или слышите что-то красивое, и композитор, когда писал сочинение, тоже чувствовал что-то красивое.

Вы должны вот так вздохнуть: красота! Ее никогда не бывает слишком много. Вот гадости бывает слишком много. Но никогда не бывает слишком много красоты! Всем конкурсантам я желаю большого счастья. Они обязательно будут счастливыми, потому что классическая музыка имеет большое духовное предназначение. А концерты только помогают жить. У каждого человека в этой жизни есть проблемы. Но когда вы приходите на концерт, играете сами или слушаете, все плохое из вашего сознания уходит.

(из эксклюзивного интервью Вана Клиберна "Российской газете", которое он дал на предыдущем XIV конкурсе Чайковского в 2011 году)

Александр Рудин (виолончель), народный артист России (VII Конкурс,1982)

Виолончелист Александр Рудин. Фото: Владимир Вяткин/РИА Новости www.ria.ru

- Конкурс - это живой организм. Он меняется так же, как меняются люди и время, как "взрослеет" само исполнительское искусство. И Конкурс имени Чайковского - не исключение. Первый конкурс, в котором принимали участие виолончелисты, прошел в 1962 году. Я принимал участие в Шестом и Седьмом конкурсах; был членом жюри нескольких состязаний. Нынешний Конкурс Чайковского особенный, поскольку он проходит в год юбилея Петра Ильича. Именно в такие моменты возникает потребность по-новому посмотреть на наследие композитора, подойти более внимательно к его творчеству, задуматься над тем, что написано в нотах, и как бы заново проникнуться уважением к его личности.

Это факт, что темп нашей жизни нарастает, и мы живем в не очень художественное, слишком быстрое время. Мы больше озабочены околомузыкальными и внемузыкальными проблемами. И это отражается на исполнении. Сегодня чаще играют машинально, идут по накатанному пути - играют, как принято, как нравится жюри, как играли педагоги и пра-педагоги. Мы не смотрим в корень! Но именно на этом конкурсе есть лишний повод вглядеться в творчество Петра Ильича, прочувствовать как бы заново, что несет эта музыка. Поэтому я хочу пожелать конкурсантам, чтобы у них, кроме задора и огромного желания победить, было бы глубокое музыкальное понимание того, ради чего они выходят на эту сцену.
.
Лиана Исакадзе (скрипка), народная артистка СССР (IV Конкурс, 1970)

Лиана Исакадзе. Фото: Татьяна Балашова/ТАСС

- Я очень рада, что принимаю участие в работе Пятнадцатого конкурса и уверена, что все будет хорошо, потому что в нашем жюри - великолепные музыканты. Войти в состав жюри мне предложил Валерий Гергиев, и это очень почетно. В чреде напряженного гастрольного графика - концерт в Карнеги-холле с моим оркестром World Chamber Ensamble Virtuosis - я успеваю попасть на Конкурс Чайковского. Уверена, что у нас, членов конкурсного жюри, не будет разногласий, ведь вместе со мной слушать и оценивать музыкантов будут Максим Венгеров, Леонидас Кавакос, Мартин Энгстрём - мои большие друзья. Я сужу абсолютно честно: один раз по этой причине даже был скандал на Конкурсе Чайковского.

Я думала, меня больше не позовут, а меня пригласили и назначили Председателем жюри XI Конкурса. Очень надеюсь, что на этом Конкурсе наши ожидания оправдаются, и мы услышим очень талантливых скрипачей. Главное, чтобы они играли не для того, чтобы обязательно победить. Исполнение должно быть естественным - от сердца, от души. Это самое главное. Когда я участвовала в Конкурсе, мне в голову не приходило, что смогу стать лауреатом, хотя меня и готовили на первую премию. Тогда рядом со мной выступали потрясающие музыканты, и каждый из них был достоин первого места - Гидон Кремер, Володя Спиваков. Все события того Конкурса были очень волнующими и врезались в память на всю жизнь. Я не ставила своей целью победу, а стремилась к искренности и правде в музыке. Вот этого я всем и желаю!

Николай Луганский (фортепиано), народный артист России  (X Конкурс, 1994)

- Конкурс Чайковского - колоссальное событие для Москвы, России и мира. Для меня он не столько связан с участием, сколько, наверное, с моими детскими впечатлениями: где-то с 82-го года я как слушатель регулярно посещал его. Мои впечатления от Конкурса - это и общая атмосфера июня, и замечательные пианисты: Владимир Овчинников, Питер Донохоу, Барри Дуглас, Борис Березовский. Сам я человек "не конкурсный". Мне всегда было очень трудно и некомфортно там играть. На моем Конкурсе Чайковского не присудили ни одной первой премии. Это никак не повлияло на мою международную карьеру: многие из моих импресарио даже не знали, что я участвовал в Конкурсе Чайковского. А вот на мою российскую известность это повлияло очень положительно. И многие считали, что мне несправедливо не дали первую премию, и из-за этого, может быть, стали относится ко мне еще лучше. Так что, благодаря Конкурсу Чайковского, я стал известен в России.

Но все-таки на конкурсе мысль, что тебе ставят оценку, очень давит. Это не нормально для музыканта: кого-то это калечит, кому-то просто мешает, а кто-то обладает настолько сильной личностью, что просто играет в свое удовольствие, не думая о том, что ему ставят баллы. Такие люди обычно и становятся победителями! В этом году на Конкурсе - замечательное жюри: мой последний учитель Сергей Леонидович Доренский и великолепные музыканты, которых я знаю. Уже говорят, что и участники - очень интересные пианисты. Я обязательно приду их послушать.

Борис Березовский (фортепиано) (IX Конкурс,1990)

Борис Березовский. Фото: РИА Новости www.ria.ru

- Конкурс Чайковского - большой праздник для всех любителей музыки. Уникальная атмосфера, много ярких и замечательных имен.  Лично для меня Конкурс Чайковского - особая история. На моем Конкурсе был мистический для меня случай: когда я вытащил на жеребьевке N 100, то сразу понял, что стану победителем, потому что 100-й номер - это, как попал в яблочко! Конечно, судьба победителей Конкурса складывается по-разному: чаще - удачно, иногда - не очень. Но по большому счету, важна не премия, которую музыкант получил, а то, что люди запомнят личность музыканта, его индивидуальность и будут слушать именно его. Поэтому на Конкурсе Чайковского мне больше всего нравится публика. Люди приходят, слушают, активно участвуют, поддерживают тех, кто им нравился - вот это самое ценное, и именно это нужно сохранять и поддерживать.

Именно в этом жизнеспособность Конкурса - в сопереживании московской, а теперь и питерской публики. Когда исчезнет этот интерес, Конкурс потеряет смысл. В этом году я сижу в жюри, и уже могу сказать после предварительного прослушивания, что будет невероятное количество талантливых музыкантов, а четверо или пятеро пианистов точно заслуживают первой премии, - и все они русские! Иностранцы так ярко себя пока не проявили, может у них все впереди. Дальше все решится по ходу состязаний - удачных или менее удачных исполнений. И публика здесь сыграет свою невероятно роль. Так что приходите, болейте, поддерживайте своих любимых пианистов!

Михаил Казаков (бас), Заслуженный артист России (XII Конкурс, 2002)

Михаил Казаков. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

- С момента основания Конкурс Чайковского был знаковым событием для нашей страны. Он, как театр, отражал всю нашу жизнь, все, что происходило у нас в обществе и в мире. С течением времени внимание к Конкурсу то ослабевало, то возрастало. Но к нынешнему состязанию будет приковано пристальное внимание: он собирает мощные музыкальные силы России и мира. Со всех стран сейчас съезжаются участники и члены жюри, и ни одно соревнование в мире сейчас не сравнится с Конкурсом Чайковского по концентрации творческих сил. Для меня с детства  этот Конкурс воспринимался по-особому: в советские годы великие музыканты получали на нем премии и входили в состав жюри. Они были для меня наравне с космонавтами - люди-герои. Именно так и должны восприниматься его победители. И в моей судьбе Конкурс Чайковского, безусловно, сыграл огромную роль.

После победы на Конкурсе у меня появилось много различных предложений в России и за рубежом. Очень важно и общение с выдающимися членами жюри: даже несколько слов от маститых певцов дают многое. В 2002-м все было волнительно и тревожно. Я практически не слушал других конкурсантов, ведь это отнимает силы. Но такой маленький штрих: Ирина Константиновна Архипова уже не была на моем Конкурсе председателем жюри, но регулярно посещала прослушивания в Колонном зале. А когда после объявления результатов я позвонил ей, она сказала: "По-другому и быть не могло". Такое запоминается на всю жизнь. На нынешнем Конкурсе для меня замыкается круг: от участника конкурса, затем его победителя, до члена конкурсного жюри. Это очень символично для тех, кто прошел "жернова" конкурсной борьбы. Я по-другому буду воспринимать людей, стоящих на сцене.

Зураб Соткилава (тенор), народный артист СССР (IV Конкурс,1970)

- Конкурс Чайковского - великое начинание! В свое время его значимость была очень-очень высокой, лауреаты становились мировыми знаменитостями. Но сейчас, что касается вокалистов, - он не такой весомый; не настолько помогающий певцам, как это было раньше. Сейчас художественный руководитель любого знаменитого театра устраивает свой собственный конкурс и набирает певцов, которые ему нужны. И они тут же получают контракты. Поэтому и Конкурс Чайковского среди вокалистов надо сегодня проводить так, чтобы члены жюри являлись представителями таких театров, как Метрополитен-опера, Ковент-Гарден, Ла Скала, Большой театр. Вот тогда победителям будет уготована большая карьера.

А участникам нынешнего состязания хочу пожелать победы! Даже если кто-то проиграет, пусть не расстраивается: хороший музыкант не всегда определяется именно в этот момент.