Новости

15.06.2015 22:00
Рубрика: Власть

Оставьте фото на память

КС: забирая вещдоки, надо учитывать интересы собственника
Вчера Конституционный суд РФ опубликовал определение (N 1127), принятое по жалобе Татьяны Немецковой. Заявительница посчитала, что ее конституционные права нарушены подпунктом "а" пункта 1 части второй статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В этих нормах говорится о вещественных доказательствах по уголовному расследованию, которые следователь изымает и хранит, пока по делу не будет вынесен приговор.

Но далеко не всегда вещественные доказательства принадлежат только фигурантам по делу. Бывает, что они являются собственностью совсем посторонних граждан, которые к уголовному расследованию отношения не имеют.

Такой оказалась и заявительница Татьяна Немецкова. Она пожаловалась на норму УПК, устанавливающую порядок хранения вещдоков по уголовному делу.

КС: арест имущества необвиняемых, если следствие встало, сопоставим с конфискацией. А это недопустимо

Суть того, что произошло, в следующем - в рамках расследования дела о незаконном предпринимательстве были изъяты автосамосвалы и спецтехника. Среди арестованных автомобилей находились и принадлежащие Немецковой бульдозер и экскаватор.

Техника по доверенности находилась у гражданина, проходящего по делу в качестве свидетеля. Следователь отказался передать машины на хранение собственнице, а суд отклонил ее жалобу на действия следователя. Обращения Немецковой в следственные органы и прокуратуру также остались без удовлетворения.

Расследование по делу шло нудно - то приостанавливалось, то возобновлялось. К моменту возобновления расследования принадлежащая Немецковой спецтехника находилась на хранении в качестве вещдоков почти два года. Не выдержав таких нарушений права собственности, женщина обратилась в Конституционный суд.

КС напомнил, что изъятие имущества у лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, и использование которого в совершении преступления только предполагается, может иметь лишь временный характер.

Временное изъятие - это процессуальная мера обеспечительного характера и не порождает переход права собственности на имущество. Ее можно обжаловать, что не может рассматриваться как нарушение прав.

Но при оценке обоснованности изъятия имущества как вещдоков нельзя ограничиваться установлением формального соответствия закону полномочий следователей, как произошло в случае с Немецковой.

Должны приниматься во внимание тяжесть преступления, значимость для собственника и возможные негативные последствия изъятия имущества. И в зависимости от этого нужно определять, должно ли оно быть изъято либо может быть сфотографировано, снято на видео и возвращено законному владельцу на хранение до принятия решения по делу.

Конституционный суд также сослался на свою позицию относительно ареста имущества лиц, не являющихся подозреваемыми и обвиняемыми, в случаях приостановления предварительного расследования на неопределенный срок. Суд подчеркнул: арест в таком случае сопоставим с конфискацией. А это недопустимо.

Поэтому режим хранения вещдоков тем более не должен ограничивать право владения имуществом лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми.

Власть Право Уголовное право Судебная власть Конституционный суд