Новости

20.06.2015 16:29
Рубрика: Культура

Чай в кресле Эйзенштейна

В Москве открылся 37-й Международный кинофестиваль
Церемония открытия 37-го Московского международного кинофестиваля в этом году отличалась от предыдущих спокойствием, тишиной и размеренностью. На предваряющем фестиваль брифинге президент ММКФ Никита Михалков объявил: "Фестиваль сегодня отлажен. Вспомните, сколько было претензий раньше. Для нас стабильность сейчас во всех смыслах очень важна. Поэтому мне бы хотелось, чтобы фестиваль был стабилен в этом году тоже".

Красная дорожка началась стабильно - с опозданием. И длилась привычные полтора часа, хотя на ней и не было, скажем, Бреда Питта. Звезды, в основном отечественные, никуда не торопились, позировали, давали большие интервью.

Наряды наших звезд не были ни эпатажными, ни "кризисными". Виктория Исакова, Екатерина Вилкова, Юлия Ауг, Вера Глаголева, Вера Сотникова, Рената Литвинова и другие смотрелись прекрасно. Прекрасно выглядела Ирина Скобцева. Выделялась из ряда коллег разве что Елена Кондулайнен и то благодаря белой то ли маске, то ли вуали на лице. А один из гостей сподобился принести на открытие фестиваля большого розового зайца, но почему-то этим никого не удивил. Самой красивой парой можно было назвать Константина Богомолова и Дарью Мороз.

Почти все гости делали селфи, в том числе с помощью специальных палок-штативов, и тут же выкладывали их в соцсети. Особенно показательно в жанре селфи выступал Владимир Жириновский. "Весь мир вас увидит!", - кричал он.

Журналисты брали "про запас" интервью у Андрея Прошкина, Владимира Хотиненко и других режиссеров, чьи фильмы представлены в различных программах фестиваля. Не оставался без внимания прессы и программный директор ММКФ Кирилл Разлогов. Гости обсуждали прошедший "Кинотавр" ( в этом году между фестивалями прошла всего лишь неделя).

Церемония открытия ММКФ началась с приветствия от президента РФ, которое зачитал пресс-секретарь Министерства культуры, статс-секретарь Григорий Ивлиев. Затем на сцене появились три рояля и зазвучала музыка Петра Ильича Чайковского. На сцену вышли сразу пять ведущих - актрис современного отечественного кино: Юлия Ауг, Дарья Мороз, Виктория Исакова, Светлана Иванова и Светлана Устинова. Тексты их были классическими и привычными: "Жюри предстоит трудный выбор, но мы надеемся, что рабочий процесс будет увлекательным".

Фильмы-конкурсанты представляли под "Муки любви" Фрица Крейслера. Исполнитель - Алексей Стычкин (сын Евгения Стычкина и Кати Сканави) играл столь проникновенно, что, глядя на видеоряд, хотелось надеяться, что мук при просмотре никто испытывать не будет.

Традиционный приз "За вклад в мировой кинематограф" ушел киностудии им. Горького, которая отмечает в этом году 100-летие. Следом ансамбль "Домисолька" и Светлана Светикова исполнили песни из лучших фильмов студии. Многие констатировали, что ранее эти песни звучали по-другому. Особенно советский хит из фильма "Москва-Кассиопея" ("Если что-то я забуду, вряд ли звезды примут нас"). Космическую тему продолжил появившийся на экране космонавт Алексей Леонов, поздравивший студию Горького: "Четыре поколения выросли на фильмах этой студии. Кино дает возможность мечтать. А за мечтой идет и действие", - сказал он.

После этого на сцену поднялся Никита Михалков. "Вот и пришел 37-й", - пошутил со сцены Никита Сергеевич. И продолжил говорить про санкции, про то, почему многие его друзья не приехали на фестиваль в этом году. "В тяжелое время мы живем, - заметил Михалков. - Все меньше идей. Все меньше того, что трогает сердце. Все больше того, что должно шокировать, но не волнует... И недаром один из самых главных людей на фестивале уезжает снимать в Китай свою картину (речь о Жан-Жаке Анно и фильме-открытия фестиваля "Тотем волка". - прим.ред.). Он хочет живого воздуха, кислорода. Я не призываю всех ехать в Китай. Я призываю задуматься над тем, какие вызовы нас сегодня окружают".

Сразу после этих слов на сцену поднялся и сам Жан-Жак Анно. Председатель жюри вспомнил, как в свой первый приезд в Москву был в доме Эйзенштейна, пил чай из его чашки и сидел в кресле великого режиссера. "Такие же чувства меня охватили, когда я сел в кресло председателя жюри Московского кинофестиваля", - признался он.

Актерский приз "Верю!" им. Константина Станиславского в этом году вручили члену жюри ММКФ - французской актрисе Жаклин Биссет, которая появилась на сцене как Золушка после бала, - хромая и лишь в одной туфельке. "Я хромаю, потому что упала в первый вечер в Москве", - призналась актриса. И продолжила: "Никита, спасибо, что пригласил меня снова . Я была тут 10 лет назад, у нас был потрясающий обед с Владимиром Путиным, и я вышла оттуда воодушевленная. Я так люблю кино, но когда я была ребенком, мне не разрешали его смотреть. Но позволяли смотреть балет. В этот раз мне предстоит многое наверстать, потому что в Лос-Анджелесе, где я живу, нет русского кино".

Увы, после долгой церемонии открытия мало кто готов был сидеть в зале еще два часа и смотреть медленное "медитативное" кино "про животных и людей", снятое в Китае. Гости предпочли общаться с его автором Жан-Жаком Анно на террасе. Председатель жюри высказывал свое восхищение Россией как страной Пушкина, Москвой, как вдохновляющим городом, и перспективами российского кино. В ответ получал восхищенные слова зрителей. Особенно - по поводу фильма "Имя розы" - экранизацию романа Умберто Эко, где снимались Шон Коннери и Кристиан Слейтер. Фильм получил в свое время "Сезара", как лучший на иностранном языке.

Поговорив с мэтром, кто-то отправился на банкет, а кто-то - разошелся с компаниями в кафе и рестораны. В этом ММКФ был похож на встречу выпускников: открытие фестиваля - прекрасная возможность пообщаться, которой все и пользуются.

Прямая речь

Жюри 37-го ММКФ возглавил французский режиссер Жан-Жак Анно - режиссер "Имени Розы", "Медведя" и "Врага у ворот". За почти полным отсутствием других иностранных гостей столь высокого ранга именно фигура председателя жюри в этом году служит витриной фестиваля. Анно не только судит конкурсные фильмы. Его новая картина "Тотем волка" открыла ММКФ, среди многочисленных программ кинофорума есть и ретроспектива избранных фильмов француза.

После церемонии открытия фестиваля Жан-Жак Анно рассказал корреспонденту "РГ" о том, почему у него не было сомнений относительно приезда в Москву и почему он не прочь снять еще один фильм про Россию.

Про "Тотем волка" говорили, что за режиссерское кресло вам пришлось конкурировать с Питером Джексоном. Почему продюсеры сделали выбор в вашу пользу?

Жан-Жак Анно: Это не совсем так. Я слышал, что Питер Джексон интересовался этим проектом, но, кажется, не достиг взаимопонимания с китайскими продюсерами. Тогда они обратились ко мне. Я первым делом прочитал роман. И поразился тому, насколько много в этой книге тем, близких мне и моим предыдущим работам в кино. Это была на 100 процентов "моя" книга. Поэтому я согласился работать незамедлительно.

Ваша картина снята на китайском. Пришлось учить язык?

Жан-Жак Анно: Нет, я не учил китайский, но в этом и не было никакой необходимости. Моя задача как режиссера - правильно расставить актеров в кадре и следить за тем, чтобы они выполняли все твои требования. Ну и потом - коль скоро у меня получалось справиться на съемочной площадке с волками, то было бы странно, если бы у меня возникли проблемы с китайскими артистами, разговаривающими в кадре на родном языке.

Многие ваши картины касаются темы взаимоотношений человека и животных. Откуда такой пристальный интерес к братьям меньшим?

Жан-Жак Анно: Я просто со временем постепенно открывал для себя, что я тоже животное - просто я ношу одежду. Но своей сутью я ничем не отличаюсь от волков и медведей. Поэтому в своих фильмах я не пытаюсь найти человеческое в животном. Напротив - я всегда вижу животное начало в человеке.

В вашей фильмографии немало экранизаций - первоисточниками ваших фильмов были книги Умберто Эко, Джеймса Оливера Кервуда, теперь вот Цзяна Жуна. Это совпадение или сознательный выбор?

Жан-Жак Анно: Могу лишь сказать, что в данный момент я не планирую экранизировать какую-нибудь книгу, но кто знает, что будет завтра? Источником вдохновения для меня может послужить все что угодно. Просто романы хороши вот чем - когда я их читаю (а читаю я очень много), в моей голове возникает множество картин и образов, которые имеют мало общего с замыслами авторов этих книг. Поэтому все мои экранизации - абсолютно самостоятельные произведения.

Руководство ММКФ не скрывает, что при нынешних сложностях мировой политики в Россию отказались приезжать многие режиссеры и актеры. У вас не было сомнений на этот счет, когда вам предложили возглавить жюри?

Жан-Жак Анно: Мне кажется, искусство существует для того, чтобы мы лучше понимали друг друга, находили дополнительные точки соприкосновения. И ни в каком случае искусство не должно поддерживать противостояние. У меня не было никаких сомнений относительно приезда в Москву, потому что я всегда считал, что люди моей профессии не должны способствовать разъединению людей.

Вы сняли "Враг у ворот" про Сталинградскую битву. Нет желания сделать еще один фильм на "русскую" тему?

Жан-Жак Анно: Да! Я очень восприимчив к культуре России, люблю те эмоции, которые лежат в основе русского искусства. Я обожаю русскую музыку - в том числе русскую народную. Я вообще яркий пример человека, воспитанного людьми, которые с большим уважением относились к России. Много раз я приезжал в вашу страну, и каждый раз она меня очаровывала по-новому. Меня поражает, насколько хорошо многие русские говорят по-французски и насколько глубоко они знают французскую культуру. А вы еще про какие-то сомнения спрашиваете.

Культура Кино и ТВ Наше кино 37-й Московский кинофестиваль Гид-парк Кино и ТВ с Сусанной Альпериной РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники