Новости

21.06.2015 15:50
Рубрика: Культура

Как "сухой закон" изменил советскую киноклассику

Ставшие классическими фильмы в советскую эпоху редактировались не только перед самым выходом на экраны. Зачастую изменения диктовали особенности курса того или иного правителя. Один из самых привередливых "редакторов" стал "сухой закон" во времена правления Михаила Горбачева.

В это время серьезно подкорректировали, например, "Покровские ворота". Правда, на большой экран они попали только при Горбачеве, потому что до него высшие чиновники не находили в комедии ничего веселого. "Аркадий Варламыч, а не хлопнуть ли нам по рюмашке?" - эту фразу Костика первые зрители  "Покровских ворот" не слышали.

Из кино вырезали вообще все сцены, связанные с употреблением алкоголя. Лента от этого, конечно, серьезно пострадала. Думается, многие не поняли, почему артист Велюров "прилег и заболел" перед бракосочетанием, куда был приглашен как свидетель. Полную версию "Покровских ворот" россияне увидели только после перестройки. 

По тем же причинам немного видоизменилась "Бриллиантовая рука". Было решено вырезать фразы о пользе коньяка - сначала капитан "Михаила Светлова" рекомендовал Горбункову этот напиток как снотворное и успокоительное, а потом уже сам Семен Семеныч примерно так же оправдывал лишнюю рюмочку перед женой. 

Еще до "сухого закона" на отечественном экране была другая запретная тема - в СССР секса не было даже на экране. Поэтому из фильма "Место встречи изменить нельзя" решили вычеркнуть постельную сцену Шарапова и Синичкиной. Собственно "постельного" там почти ничего не было, но Гостелерадио все равно вырезало кадр с двумя телами под одеялом. 

Немало интересного выпало из ленты "Иван Васильевич меняет профессию". Мало кто знает, что из всех вырезанных моментов собран немой фильм "Черные перчатки". Массовый зритель не увидел, как Милославского в конце все же догоняет милиция - его задержали на речном трамвайчике. 

А водку, которую, по меткому выражению самодержца, "ключница делала", помните?  В "официальной" версии фильма Иван Грозный закусывает "Столичную" колбасой и консервированной килькой. Но в оригинале он еще и жарил котлеты на кухне Шурика, но цензоры сочли это глумлением над историческим персонажем. 

Не все отснятое поместилось и в "Служебный роман". Многим запомнился эпизод, в котором начальник отдела общественного питания Бубликов "умер, а потом он не умер". Как известно, в статистическое учреждение об этом по ошибке сообщили сотрудники больницы. Активистка месткома Шура развила бурную деятельность, но в итоге ей пришлось бежать от разгневанного Бубликова. Полностью этот фрагмент зрители не увидели: Шура бегала по учреждению с криками "Я не виновата" и призывала на помощь коллектив.