23.06.2015 18:37
    Поделиться

    Как поддержка рыболовства "оживит" села СЗФО

    Что мешает развитию рыболовства в пресных водоемах Северо-Запада
    Упадок пресноводного рыболовства в озерах и реках Северо-Запада, который наблюдался с момента распада СССР, понемногу сменяется ростом. Например, в 2014 году впервые удалось почти полностью освоить квоты на вылов рыбы в Ладожском озере, отмечают промысловики. Однако в целом в России уловы во внутренних пресных водоемах на 40 процентов ниже реально возможных, считает заслуженный работник рыбного хозяйства РФ, кандидат экономических наук Владислав Киселев. По его мнению, поддержка промышленного рыболовства в пресных водоемах поможет "оживить" тысячи сел и деревень российской глубинки.

    Ладожская нерпа грабит рыбаков

    По данным Росрыболовства, с 1991 по 1996 год вылов в озерах, реках и водохранилищах снизился с 99 до 45 тысяч тонн, производство товарной рыбы упало с 139 до шести тысяч тонн. Правда, в последние годы ситуация существенно изменилась. В 2007-2008 годах промысловики вылавливали в пресноводных водоемах 91-103 тысячи тонн рыбы, а в 2010-2011 годах уловы выросли до 130-132 тысяч тонн.

    Аналогичная тенденция характерна и для СЗФО, считают эксперты. Например, добывающие рыбу в Ладожском озере промысловики в 2013-2014 годах подошли к полному освоению тех объемов вылова, которые наука считает допустимыми, рассказал руководитель компании "Петрорыба" Игорь Гришихин. В 2014 году в Ладожском озере добыли 4440 тонн водных биоресурсов, освоив квоту почти на 97 процентов. Но такими достижениями могут похвастаться далеко не все регионы. На озере Имандра, самом крупном в Мурманской области, осталось лишь два официальных промысловика, тогда как в 1980-е годы там работали 11 промысловых бригад, которые добывали за год от 110 до 130 тонн. Довольно крупные озера с хорошим промысловым запасом рыбы есть в Карелии, но их удаленность пока не позволяет сделать рыбалку на них рентабельной.

    Впрочем, и на Ладоге осваиваются далеко не все промысловые объекты. Как ни странно, львиную долю уловов там составляют мелкочастиковые рыбы - например, корюшка. Квоты на сига, форель, судака там осваиваются хуже.

    Выловленная рыба выгружается где попало, прямо на берег, причем зачастую ночью, чтобы избежать проверок

    - Раньше судака можно было ловить весной, в преднерестовый период, - пояснил Игорь Гришихин. - Сейчас весенний лов запрещен до 20 июня. Но судак к этому времени уходит в те места, где его лов практически невозможен, он рассеивается. А сига буквально уничтожает ладожская нерпа. Она просто выедает сига из сетей, да и остальную ценную рыбу тоже.

    Для ладожских промысловиков нерпа стала настоящей бедой, поясняет руководитель "Петрорыбы". Ее традиционным ареалом обитания всегда была северная часть Ладоги, но она так расплодилась, что заходит в южную часть озера, реки и каналы, портя орудия промысла и уничтожая сам улов. И сделать с ней ничего нельзя: ладожская нерпа занесена в Красную книгу, ее промысел запрещен. Исследования Балтийского фонда природы показывают, что снимать этот запрет пока нельзя. Но у рыбаков вызывает сомнения адекватность такого подхода.

    - На самом деле во время недавнего облета на вертолете только в южной части Ладоги насчитали около пяти тысяч особей нерпы, - добавляет Игорь Гришихин. - Каждая нерпа съедает в год около 800 килограммов рыбы. Нетрудно подсчитать, что эти пять тысяч нерп съедают четыре тысячи тонн рыбы - столько, сколько добывают все рыбаки Ладожского озера за год. А ведь в северной части Ладоги нерпы еще больше! Она так расплодилась в том числе и потому, что ей не надо трудиться, гоняться за рыбой, нерпа спокойно подходит к нашим сетям, съедает улов и уходит.

    Куда выгружать улов?

    Эксперты сходятся во мнении, что наиболее серьезные проблемы пресноводного рыболовства связаны с несовершенством законодательства и недостаточностью поддержки государства. Одна из них связана со старением промыслового флота. Обновлять его - чрезвычайно дорогое удовольствие. Но главная сложность в том, что старые суда потребляют очень много топлива, которое стоит, по выражению рыбаков, "бешеных денег". Нужны новые суда, более экономичные и конкурентоспособные, но пока нет даже их проектов. Разработка, строительство новых судов возможны лишь при государственной поддержке, особенно в условиях экономического кризиса и дороговизны кредитов.

    Другая проблема в том, что за рыбопромышленниками до сих пор не закреплены законодательно места доставки уловов и не утверждены требования по их оснащению. Это весьма наболевший вопрос для Ленинградской области. В советское время на территории региона работали два рыболовецких колхоза на Финском заливе Балтийского моря и два - на Ладожском озере. Трудились они бригадами, их было 35. За каждой бригадой закреплялся рыбоприемный пункт, там выгружали улов, сортировали, готовили его к продаже. Здесь же были оборудованы и стоянки для судов.

    Теперь вместо колхозов создали индивидуальные предприятия и артели. Выловленная рыба выгружается где попало, прямо на берег, причем зачастую ночью, чтобы избежать санитарных и ветеринарных проверок. Улов не сортируют, не готовят к продаже. В регионе попытались взять ситуацию под контроль, определили 10 мест для выгрузки рыбы. Но данная мера не работает: в правилах рыболовства отсутствует такая норма, как обязательная доставка биоресурсов в определенные места. Это дает повод для браконьерства. И подобная практика наблюдается и в других регионах СЗФО.

    Регионам - "рыбные" полномочия

    - Северо-Запад - очень перспективный регион для развития пресноводного промышленного рыболовства и рыбоводства, - отмечает директор Государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства Анатолий Лукин. - Здесь очень много водоемов, имеющих промысловое значение. Они интересны прежде всего наличием ценных видов рыб - таких, как лососевые (озерный лосось, кумжа, голец, палия), сиговые (ряпушка, сиг, нельма), корюшковые (корюшка), окуневые (судак).

    Их ценность связана не только со вкусовыми качествами, но и с возможностью использовать их как перспективные объекты аквакультуры. Ресурсную значимость для промысла имеют около 30 видов рыб. Но при этом официальной статистикой регистрируются данные по вылову 21-24 видов, а в основную часть улова всегда входят 15-17 видов. К ним относятся европейская корюшка, европейская ряпушка, европейский сиг, лещ, плотва, щука, налим, судак, окунь, ерш. Атлантический лосось, включая пресноводные формы, кумжа, палия и хариус хотя и незначительны в величине общего улова, но представляют большой интерес для любительского и спортивного рыболовства.

    В перспективе наращивать объемы промысла рыбы во внутренних водоемах СЗФО - задача реальная. Но следует помнить, что во времена СССР добыча рыбы в пресноводных водоемах была планово-убыточной, подчеркивает ученый. Доставка рыбаков-промысловиков в труднодоступные районы обеспечивалась за счет государства. Сегодня средства в бюджете на это не выделяются, и данные затраты стали для промысловиков совершенно неподъемными. Полетный час обходится более 100 тысяч рублей. Промысел даже таких ценных рыб, как голец и кумжа, не окупит затрат на доставку рыбаков и вывоз уловов.

    - Немедленного решения требует проблема закрепления квот за рыбаками-промысловиками, - убежден эксперт. - Этот вопрос во время видеоконференции 17 июня поднимал глава Росрыболовства Илья Шестаков. Со всей страны было выдвинуто множество предложений, каким образом и как распределять квоты, рыбопромысловые участки, как наказывать недобросовестных пользователей. В каждом регионе имеется свое видение данной проблемы, часто абсолютно противоположное тому, что высказывались соседями. Я считаю, что ряд вопросов, в том числе о закрепленных местах выгрузки рыбы, должны решаться на региональном уровне. Именно в субъектах лучше всего знают ситуацию на местах и способны эффективно решать эти вопросы. А контролировать ситуацию могли бы территориальные управления Росрыболовства.

    Прямая речь

    Наталья Емельянова, начальник отдела рыбного хозяйства департамента природных ресурсов и экологии Новгородской области:

    - У регионов отбирают полномочия по формированию рыбопромысловых участков, составлению договоров. С нынешнего года изменены правила проведения аукционов, их организаторами являются территориальные управления Федерального агентства по рыболовству. Актуальным остается и вопрос реализации статьи федерального закона о многоцелевом использовании этих участков. Не разрешают арендаторам одновременно ловить рыбу, и ее разводить, и заниматься спортивным рыболовством. Нужно выбрать что-то одно, хотя закон как будто это и не запрещает. Есть нестыковки и в вопросах охраны водных ресурсов. Как разделить рыбу, плавающую в одном озере, если четыре ее вида защищаются региональным законодательством, а 16 - федеральным?

    Поделиться