Новости

23.06.2015 21:10
Рубрика: Культура

Грехи и отлучение

Зарубежные хиты ММКФ
Пока в конкурсной программе ММКФ основной интерес вызывают отечественные картины, вне конкурса здесь проходят важные премьеры зарубежных картин. Многие из них сосредоточены в авторской программе кинокритика Стаса Тыркина "Фильмы, которых здесь не было". Цель программы - устроить хотя бы несколько официальных показов в России картин, которые по тем или иным причинам не дошли до российского проката и были проигнорированы другими российскими фестивалями.

Самым значительным из фильмов программы стал "Клуб" чилийского режиссера Пабло Ларраина, который получил в этом году Гран-При жюри Берлинского кинофестиваля. Предыдущие работы Ларраина - главным образом, его кинотрилогия, посвященная годам правления Пиночета, состоящая из картин "Тони Манеро", "Посмертно" и "Нет" - принесли ему славу одного из главных киноавторов Латинской Америки. "Клубом" Ларраин эту репутацию блестяще подтверждает. Действие фильма происходит в чилийском захолустье на берегу океана. Здесь в небольшом домике живут католические священнике в компании монахини. Довольно быстро выясняется, что руководство церкви сослало их сюда от греха подальше. Причем в прямом смысле: все они лишены сана за тяжкие преступления - от торговли детьми до педофилии. По задумке Ватикана, в этом богом забытом месте они должны замаливать грехи и проводить время в уединении и скорби. Со скорбью, впрочем, не особенно выходит: вино в доме льется рекой, а в свободное от молитв время сосланные выращивают борзую и азартно наблюдают за собачьими бегами. Эту пастораль нарушает приезд нового постояльца - еще одного священника, нарушившего церковные догматы. Как именно нарушившего, не секрет - невесть откуда появляющийся под окнами дома молодой человек громко и в деталях рассказывает всем желающим, как новенький насиловал его много лет назад, когда жертве не было и десяти лет.  Не выдержав такого показательного выступления, священник стреляется из любезно предоставленного соседями пистолета. Расследовать это происшествие, а также расселить эту богадельню к чертовой матери, приезжает высокопоставленный церковный чиновник - решительно выглядящий мужчина, не пропавший бы и во времена Святой инквизиции.

Начинающийся как расхожая артхаусная зарисовка, "Клуб" быстро превращается в увлекательный триллер. Прибывший чиновник с пристрастием допрашивает жильцов дома печали и раскаяния и с каждой минутой узнает все больше ужасающих подробностей их биографий. Однако для зрителя, который подумает, что смотрит просто антиклерикальный фильм, Ларраин готовит сюрприз. "Клуб" - не столько разоблачительное кино о грешниках в сутанах, сколько тонкой выделки работа о трансформации приехавшего их перевоспитывать чиновника. Поначалу он излучает нечеловеческую непогрешимость, но чем дальше, тем больше зерно сомнения проникает и в его душу - в разговоре с жертвой насилия он вдруг понимает, что согрешить схожим образом вполне мог бы и он сам. Это рушит всю моральную парадигму героя, который оказывается не в силах смириться с этим знанием. В эффектном финале ватиканский посланник наказывает и жертву насилия, и мучителей.

К религии и теме отлучения имеет отношении и фильм "Такси" Джафара Панахи, обладатель "Золотого медведя" Берлинского кинофестиваля, показанный на ММКФ в рамках программы Петра Шепотинника "Восемь с половиной фильмов". В середине фильма юная племянница режиссера зачитывает правила шариатского кино - никакой чернухи, все положительные герои должны носить имена исламских святых, нельзя показывать как положительный герой совершает плохие поступки и т.д. Сам режиссер пострадал отчасти этих правил - несколько лет назад он снимал правонарушения на выборах, в результате чего был заключен под домашний арест. Также в течение 20 лет ему запрещено снимать кино. Эти запреты Панахи всячески пытается обойти - предыдущую свою картину "Это не фильм" он снял в своей квартире и передал на Запад на флешке, спрятанной в торте. В "Такси" Панахи садится за руль автомобиля и выезжает на улицы Тегерана. Весь фильм как бы снят на видеорегистратор (и немного на мобильный телефон) и представляет собой диалоги со случайными пассажирами и знакомыми режиссера, севшими в машину - ни то, ни другое не совсем правда (есть тут и профессиональная техника, и постановочные эпизоды), но в этом и прелесть фильма. Иранская цензура, поставившая режиссера в маловыносимые условия, внезапно сыграла на стороне киноязыка: "Такси" стирает грань между документалистикой и вымыслом, являясь одновременно и зарисовкой нравов, и манифестом гражданского неповиновения режиссера, и изощренной игрой со зрителем.

Культура Кино и ТВ Мировое кино 37-й Московский кинофестиваль РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники