Новости

24.06.2015 00:25
Рубрика: Общество

Триумф под июньским дождем

70 лет назад по Красной площади прошел Парад Победы
Триумфальным завершением большой войны с нацистской Германией стал день 24 июня 1945 года, когда по Красной площади прошагал и проехал по сей день впечатляющий воображение Парад Победы. Об этом событии сегодня, кажется, известно почти все, но архивные источники сообщают нам немало интересных подробностей о главном событии того победного лета.

С крестами и без маскировки

Чтобы подготовить такой внушительный Парад, нужно было заблаговременно привести в порядок Красную площадь и Московский Кремль. В марте 1945-го занялись косметическим ремонтом кремлевских зданий: для начала помыли окна и покрасили рамы. Крыши вновь обрели свой привычный зеленый цвет, вернули кресты на кремлевские церкви и соборы, наконец, освободили звезды на башнях от деревянных щитов. В апреле на Красной площади кое-где подправили брусчатку и обновили тротуары. С 30 апреля 1945 года в Москве была отменена светомаскировка, и в тот же день в Кремле к радости столичных жителей вновь засветились пять рубиновых звезд, а на Спасской башне зазвучали куранты. 1 мая по Красной площади прошагал военный парад, но без демонстрации трудящихся. За годы Великой Отечественной войны это был всего лишь третий торжественный марш - после знаменитой даты 7 ноября 1941-го и 1 мая 1942 года.

Еще одно серьезное испытание кремлевская инфраструктура выдержала в светлый день 9 мая 1945 года. Люди сплошным потоком шли на Красную площадь праздновать Победу. Ни у Кремля, ни вообще в Москве, где в массовых народных гуляньях приняло участие свыше двух миллионов человек, никаких серьезных происшествий не случилось. Капитуляция Германии и отсутствие до августа 1945-го военных действий с Японией были отличным фоном для большого парада - вражеская агентура, способная сорвать праздник, на тот момент фактически отсутствовала, и обеспечить безопасность торжества было теперь гораздо проще. Уже через полтора месяца, 24 июня, комендатура Московского Кремля совместно с 6-м Управлением НКГБ СССР не только организовывала охрану руководителей страны и зарубежных гостей, но и подготовила парадный расчет полка специального назначения, который прошел по брусчатке Красной площади.

Архитекторы триумфа

23 июня о предстоящем на следующий день параде было объявлено в "Правде" и других советских газетах. К тому времени подготовка триумфального шествия интенсивно велась уже более месяца. Случилось так, что главные организаторы масштабного действа - командующий Московским военным округом и одновременно начальник Московского гарнизона Павел Артемьевич Артемьев (1897 - 1979) и комендант Москвы Кузьма Романович Синилов (1902 - 1957) через восемь лет после исторического парада, холодным летом 1953-го, оказались в числе "подручных Берии". Тюрьмы, уготованной многим другим соратникам свергнутого с политического Олимпа Лаврентия Павловича, оба избежали, но с тех пор их заслуги в деле обороны Москвы в военные годы и подготовке исторического парада особо не подчеркивались. Генерал-полковник Артемьев был переведен из столицы на должность заместителя командующего Уральским военным округом. Генерал-лейтенант Синилов - весьма приметная личность в послевоенной Москве - глава Всесоюзной федерации классической борьбы и покровитель шахмат, регулярно встречавшийся за доской с будущим чемпионом мира Василием Смысловым, трудился отныне старшим преподавателем военной кафедры Сибирского лесотехнического института.

Между тем именно Артемьев и Синилов оказались центральными фигурами в масштабной и ответственной работе по подготовке самого главного парада. Уже 10 мая Синилов утвердил план подготовки большого мероприятия, которое в тексте именовалось просто "парад". Все продумывалось тщательно: в плане от 10 мая значился и такой пункт: "Обеспечить через Моссовет распоряжение управлениям "Мострамвай" и "Мостроллейбус" о выключении тока в трамвайной и троллейбусной электросетях в районах сосредоточения войск в день парада". И далее учитывались вроде бы мельчайшие, но значимые детали: к 13 июня надлежало соорудить на углу улицы Куйбышева и Красной площади "крепкие деревянные наклонные мостки", а еще через неделю следовало "произвести посыпку крупным желтым песком мостовых" Исторического и Кремлевского проездов и Васильевского спуска.

Облик Красной площади к параду успели изменить: на Лобном месте специально к параду появился "Фонтан Победителей" высотой 26 метров, освещавшийся в вечернее время лампами белого света. Сооружение, украшенное цветочными корзинами и травяными венцами, состояло из четырех каскадов и вертикальных водяных струй в основании, расположенных кольцом.

Строго по плану

Артемьев, Синилов и их подчиненные не только уложились в короткие сроки, но и четко спланировали само мероприятие столь подробно, что в торжественный день 24 июня при прохождении колонн исключались малейшие импровизации. Уже 10 июня Артемьев утвердил план мероприятий по подготовке парада и детальнейшую инструкцию по его проведению, включавшую в себя и точный количественный состав всех воинских формирований, и темпы их движения. Единственным новшеством стала избранная уже в июне главная музыкальная тема парада: комендант Сокольнического района майор Антонов проявил инициативу и предложил Синилову в этом качестве "Заключительный хор из оперы "Иван Сусанин" - Слава Родине". Музыка Глинки прекрасно соответствовала политической погоде - 24 мая на приеме в Кремле в честь командующих войсками Красной Армии Сталин произнес свой знаменитый тост "За здоровье русского народа", после чего восклицание "Славься!" стало очень даже уместным.

К концу мая были выделены дополнительные площадки для подготовки личного состава. Участников парада, прибывавших в Москву на специальных поездах и имевших рост не менее 170 сантиметров, разместили не только в городской черте, но и в подмосковных городках. Ежедневная, многочасовая, уже подзабытая фронтовиками строевая подготовка развернулась на многих площадях, улицах и в парках Москвы. Для 200 воинов, избранных для самой торжественной церемонии парада - бросать к подножию Мавзолея гитлеровские знамена и штандарты, строевая подготовка была индивидуальной. Этим процессом руководил заместитель командира роты почетного караула старший лейтенант Дмитрий Вовк, а фронтовиков по предложению Синилова усилили проверенные бойцы из дивизии имени Дзержинского. Сами фашистские реликвии были отобраны из 900 привезенных в Москву образцов .

Во время праздничного салюта в Москве из ста аэростатов было выпущено 20 тысяч ракет

21 июня состоялась генеральная репетиция прохождения войск, в тот же день Синилов утвердил маршруты и время прибытия воинских частей на Красную площадь. Выявленные недостатки принялись срочно устранять: 2-й фронтовой полк (Ленинградского фронта) отметился плохим равнением и подсечкой ноги, танкистов 3-го Украинского фронта велено было вывести на парад без кобур, а командованию 1-го и 2-го Белорусских фронтов предписали вынимать шашки из ножен. Отказались на последнем этапе подготовки к параду и от двух знаковых событий: явления товарища Сталина народу на лошади и выноса Знамени Победы, которое 20 июня было специально доставлено из Берлина. Наездника из Иосифа Виссарионовича не получилось, а строевая подготовка Михаила Егорова, Мелитона Кантарии и их товарищей была сочтена неудовлетворительной маршалом Жуковым.

22 июня Артемьев утвердил "Схему построения войск при прохождении торжественным маршем на параде "Победа". Через день этот план реализовался со скрупулезной точностью, за исключением названия самого парада и пролета авиации. Само триумфальное действо 24 июня хорошо известно: 50-минутный документальный фильм о параде, длившемся в реальности 122 минуты, тогда же, в 1945-м, вышел на экраны страны. Но текст, который озвучил диктор Леонид Хмара, обо всех торжественно прошагавших и проехавших по Красной площади рассказать не мог. Между тем статистические подробности этого грандиозного праздника, где одних только советских маршалов собралось 24, а генералов - 249, существенно дополняют впечатления о нем.

Выведенные на Красную площадь части, подразделения и военно-учебные заведения были крайне разнообразны - среди них кремлевский полк, 1-я и 2-я мотострелковые дивизии НКВД, кавалерийский полк НКВД, батальон, как тогда писали, "воздушно-дессантных войск", военный институт иностранных языков Красной армии (4 роты). 6 рот под командованием генерал-лейтенанта Кочеткова представляли Краснознаменную высшую разведывательную школу Генштаба и РК УКС (Высшие разведывательно-командные курсы усовершенствования командного состава). Представители союзников СССР по антигитлеровской коалиции разместились на гостевых трибунах, исключение было сделано лишь для Войска Польского (польский вопрос накануне Потсдамской конференции "большой тройки" был для Сталина принципиально важен). В 6-м фронтовом полку (1-го Белорусского фронта) прошагала и группа польских воинов во главе с генералом брони Владиславом Корчицем, имевшим также погоны советского генерал-полковника.

Без демонстрантов, но с виски до утра

Дождь, зарядивший в центре Москвы за 15 минут до начала парада и прекратившийся только к вечеру 24 июня, заставил отменить еще два масштабных действа. Не состоялась авиационная часть парада, которая готовилась с особой тщательностью. 570 самолетов шести типов авиаконструкторов Туполева, Петлякова, Лавочкина и Яковлева за 10 минут должны были пролететь на высоте 600 метров на скорости 350 км/ч, растянувшись в 30-километровую колонну. Сразу после героев-летчиков на Красной площади должны были оказаться тысячи обычных москвичей, которые впервые с 1 мая 1941 года собирались отправиться на демонстрацию трудящихся. Власти официально разрешили шествие, о нем объявили в газетах и по радио.

Примерно в 11.30 первые колонны демонстрантов со знаменами и транспарантами под звуки оркестров подошли к Манежу. Хотя люди промокли до нитки, настроение было отличное - многие пели и плясали. Но дальше им пройти было не суждено. Демонстранты наткнулись на цепи милиционеров и военных, перегородивших все подходы к Красной площади. Из репродукторов прозвучало: "Граждане! Демонстрация отменяется. Просьба расходиться по домам". Веселые лица стали сумрачными и отчужденными. Пришлось сворачивать транспаранты, никто так и не узнал внятной причины отмены демонстрации, правда, возмущенные граждане ругали за случившееся не власти, а синоптиков: "Почему бюро погоды не сделало правильного прогноза в день военного парада Победы?".

На следующий день, 25 июня, "Правда" в конце отчета о параде Победы сообщила: "Ввиду усилившегося дождя прохождение колонн демонстрации трудящихся Москвы, намеченное после парада Победы, было отменено".

К вечеру 24-го дождь прекратился, и на улицах Москвы продолжился праздник. На площадях гремели оркестры. А вскоре небо над городом озарилось праздничным салютом. В 23.00 из ста аэростатов было выпущено 20 тысяч ракет.

25 июня в 20.00 в Большом Кремлевском дворце начался прием в честь участников парада Победы. Во дворец было приглашено 2910 человек, из них участников парада Победы - 2210. Примерно такое же количество приглашенных было на проводившихся там же больших довоенных приемах.

Победный прием продолжался до утра, угощали участников парада основательно и изысканно. Фронтовики с радостным удивлением рассматривали напечатанное на машинке меню - в нем значились "икра зернистая, паюсная, расстегайчики, балык, сельдь с гарниром, шамая копченая (рыба, ныне занесенная в Красную книгу. - Авт.), севрюга заливная, ростбиф, ветчина, галантин, салат оливье, салат весна, огурцы, редис, сыр, масло, тосты, шампиньоны, цветная капуста, спаржа, нельма в белом вине, баранина жареная с картофелем, индейки и цыплята жареные с салатом. Десерт клубничный, мороженое, кофе, фрукты, миндаль, ликеры". Напитки не уступали закускам, приглашенным запомнился и вклад союзников, французские вина и американский виски.

Наконец, 25 июня впервые в истории Большого Кремлевского дворца его залы, предназначенные для приема, были радиофицированы. Трансляцию из Георгиевского зала, где был установлен микрофон для поздравлений, а также выступления артистов можно было услышать всем приглашенным. Тост Сталина по радио передали на всю страну: в тот день он поднял бокал за простых, скромных советских граждан (они же "винтики"), которые являются основой государства: "...это люди, которые держат нас, как основание держит вершину".

Из досье "РГ"

Герой Советского Союза Алексей Волошин вспоминал о приеме в Кремле 25 июня 1945 года: "Я имел счастье присутствовать на этом приеме. Большое начальство во главе со Сталиным расположилось в Георгиевском зале, а офицеры и солдаты - в Грановитой палате". Но гости размещались и по всему дворцу: в Георгиевском зале (960 мест); во Владимирском зале (400 мест); в Грановитой палате и Святых сенях (450 мест); в залах пристройки (была построена в 1933-1934 годах, на месте Красного крыльца): на первом этаже, нижняя столовая (600 мест), на втором, верхняя столовая - (500 мест).

В Параде Победы принимали участие

пехота: 36 подразделений (полков) - менее 31 тыс. чел., а также более 290 военнослужащих и примкнувших к ним служебных собак Центральной военно-технической школы дрессировщиков;

конница: 13 эскадронов - около 1100 человек с двумя батареями конной артиллерии и 16 тачанками;

артиллерия: 19 частей (151 батарея) - 386 орудий; установок ГМЧ (гвардейских минометных частей) - 60; пулеметов ДШК - 64; прожекторов - 24; звукоуловителей - 8; минометов - 48. В общей сложности - 590 единиц орудий, минометов и т.п. Все это вооружение передвигалось по Красной площади на 530 автомобилях, 108 тракторах и 14 прицепах (около 3500 человек);

бронетанковые и механизированные войска: 10 частей - 613 боевых машин, в том числе 169 мотоциклов (более 4200 человек);

оркестр из 1400 музыкантов.