Новости

23.06.2015 20:47
Рубрика: Культура
Проект: Гид-парк

Виолетта в новом платье

Англичанка Клаудиа Шолти поставила "Травиату" в Мариинском театре
Последней премьерой сезона на Новой сцене Мариинского театра стала опера "Травиата" Верди в постановке британского режиссера Клаудии Шолти под музыкальным руководством Валерия Гергиева.

Предыдущая версия оперы Верди в постановке француза Шарля Рубо держалась в Мариинке тринадцать лет. В свое время ее ставили здесь на Анну Нетребко. И пусть за все эти годы там не появилось певицы, способной даже приблизиться к мастерству Нетребко, все же целое поколение молодых солисток выросло на примере Анны.

Оксана Шилова, спевшая два подряд премьерных спектакля, - из их числа. Ей неспроста прочили славу "второй Нетребко": и блеск глаз, и сияние колоратур, и драматические способности певицы чем-то продолжают многим напоминать ее всемирно известную предшественницу.

На премьерном спектакле Шилова продемонстрировала максимум своих возможностей, хотя и в голосе, и в игре было слышно и видно, как она устала за период жесткого репетиционного графика. И все же в прощальной предсмертной арии Виолетты Addio del passato, открывающей последнее действие оперы, Оксана собрала силы и выдала впечатляющий художественный результат, заставивший зал замереть.

Режиссер Клаудиа Шолти, чей опыт работы в опере ограничивался до сих пор единственной предыдущей работой в Мариинском театре - постановкой "Сна в летнюю ночь" Бриттена, мудрствовать не стала. Ее главным желанием было наделить героев Дюма и Верди манерами молодежи нашего времени, знающих толк в ночном прожигании жизни, в сексе, наркотиках и дискотеках до потери сознания.

Однако большая часть ее дерзких намерений осталась на словах. Как в прошлый, так и в этот раз себе в соавторы спектакля Клаудиа взяла опытную художницу, старшую наставницу - Изабеллу Байвотер. Благодаря ее богатой, очень выразительной декорационной конструкции спектакль выиграл в визуальном плане.

Байвотер придумала роскошную декорацию-трансформер, транслирующую идею безудержной жизни-карусели. От действия к действию внутренности этой карусели (напоминавшей также и круг рулетки) становились то анфиладой комнат в парижском доме Виолетты Валери, то витиеватой золоченой беседкой-клеткой в загородной усадьбе с лужайкой, куда она отправилась с влюбленным в нее Альфредом ловить минуты женского счастья. О его скоротечности напоминали настенные часы, где стрелка тоже незаметно отмеряла жизнь по кругу, как беспечная карусель. Шолти ограничилась в режиссуре повторением пройденного: никакого диалога с традицией она не выстроила.

Были лишь детали, позволяющие слегка отличать в будущем ее версии от десятков им подобных. Так, в знаменитом дуэте Виолетты и отца Альфреда режиссер прокатила их на лодочке, прочертив тем самым тему утешения, зарифмовав воду пруда со слезами героини. Показала она и немую сцену дуэли Альфреда с бароном Дюфолем, дав понять, что с исторической хроникой прототипа главной героини - Мари Дюплесси она знакома.

Партнером Оксаны Шиловой выступил молодой тенор - блондин Илья Селиванов, чей итальянский был далековат от оригинала, равно как не перетрудился он и в драматической игре, да и напевал не то, чтобы в полный голос, теряясь в ансамблях, что, впрочем, не мешало ему без труда создавать образ самоуверенного легкомысленного светского льва.

Валерий Гергиев в этот раз решил сыграть интимную декадентскую историю о призрачности счастья и беззащитности красоты, стремясь замедлить бег времени, создавая подобие стоп-кадров на тихих звучностях.