25.06.2015 12:26
    Рубрика:

    В Самаре рассказали, что грозит заигравшимся в планшеты чиновникам

    Только в прошлом году Госфинконтроль Самарской области предотвратил "утечку" из бюджета региона 4,5 миллиарда рублей
    Может ли чиновник с дырявым муниципальным бюджетом ездить на иномарке за два миллиона рублей; зачем пансионат для детей-инвалидов закупал семгу и винные фужеры; для чего под одной крышей размещают три больницы с одним названием и что грозит заигравшимся в планшеты бюджетникам? Об этих и других горячих делах за чашкой кофе в "РГ" рассказала зампредседателя правительства Самарской области - руководитель Службы государственного финансового контроля Ольга Михеева.

    - Ольга Александровна, борьбой с коррупцией сегодня занимаются не только силовые ведомства, но и общественные организации. Насколько полезна здесь помощь добровольцев?

    Ольга Михеева: Когда размеры бюджетных "утечек" составляют миллионы рублей только по Самарской области, а ресурсы контрольных органов ограничены, каждый помощник на счету. К примеру, у нас в Госфинконтроле всего 53 специалиста, а только государственных учреждений около 1200. И круглосуточно мониторить все их закупки мы просто не в состоянии, поэтому у нас сложились конструктивные отношения с региональным отделением Объединенного народного фронта, в частности с комитетом "За честные госзакупки".

    Его руководитель Вадим Нуждин сам предложил нам сотрудничество, поскольку вброс в Интернет даже самой сенсационной информации без ее дальнейшей проработки быстро начинает раздражать людей. Мы же очень нуждаемся в таких сигналах и тщательно прорабатываем каждый. Именно по информации общественников была приостановлена закупка автомобиля "Тойота камри" в максимальной комплектации за два миллиона рублей, предназначавшегося для службы эксплуатации зданий и сооружений Сызрани, за 1,8 миллиона - для администрации Волжского района. На самом деле для муниципалитетов, которые сидят на дотациях региона, такой чрезмерный комфорт выглядит, мягко говоря, странным.

    Не редкость случаи закупки по ценам выше среднерыночных на 30, 40 и даже 220 процентов.

    - Не раскрывая всех профессиональных секретов, расскажите, в чем состоит суть деятельности Госфинконтроля: бюджет перевел деньги подрядчику, тот здание не достроил, обанкротился и вы его ищете?

    Ольга Михеева: Все с точностью до наоборот. Мы проверяем торги и закупки еще на стадии их формирования: как формируется начальная цена контракта, насколько приобретение товаров и услуг соответствует нуждам учреждения. Часто бывает, что к необходимому нерачительные руководители добавляют и явно избыточное. Например, мы выявили факты, когда учреждением здравоохранения были приобретены дорогие планшеты Apple iPad - около 300 штук, большая их часть осталась нераспакованной на складе, а на остальных врачи просто играли.

    Пансионат для детей-инвалидов закупил икорницы, фужеры для вина, сервизы. Под стать посуде оказались и приобретаемые якобы для диетического питания продукты - мясные деликатесы, дорогие шоколадные конфеты. Примечательно, что эти закупки делались накануне "взрослых" праздников! Не редкость случаи закупки продуктов для больниц и образовательных учреждений по ценам выше среднерыночных на 30, 40 и даже 220 процентов. А по лекарствам - и более 400 процентов.

    - Наказания нарушителям были в несколько раз больше нанесенного ущерба?

    Ольга Михеева: К сожалению, эти деяния не подпадают ни под Административный, ни под Уголовный кодексы, все ограничивается дисциплинарными взысканиями. Выговоры и лишение премий коснулись 117 человек, девять специалистов, непосредственно отвечающих за проведение торгов, были уволены.

    Но я полагаю, что этих мер недостаточно, поэтому совместно с депутатом Госдумы Александром Хинштейном Госфинконтроль Самарской области разработал 14 законодательных инициатив, которые будут представлены на следующей сессии парламента. Одна из них касается проведения перед закупкой обязательного мониторинга для установления среднерыночной цены. Пока мы нередко получаем три идентичных коммерческих предложения: один и тот же адрес фирм, один учредитель, и все они готовы поставить, например, хлеб по цене 48,50 и 52 рубля. Таким образом, средняя цена по действующим нормам будет 50 рублей за буханку, хотя даже в рознице вы такой дороговизны не найдете. Если же предлагаемые изменения примут, то наиболее "щедрые" руководители понесут реальную ответственность, вплоть до уголовной.

    Впрочем, и в отсутствие федеральных нормативных актов мы не сидим сложа руки. Областное правительство еще в начале года издало Распоряжение "О мерах по повышению эффективности бюджетных расходов". Во все учреждения разосланы рекомендации по методам анализа и формированию объективной цены контракта. Совместно с Общественной палатой мы провели "круглый стол" для учреждений здравоохранения, где в режиме видео-трансляции собрали главных врачей и экономистов, чтобы детально разобрать все выявленные нарушения. И вот теперь, если подобные нарушения будут повторяться, можно будет говорить о том, что пресловутые "золотые яйца" по 100 рублей за десяток (а такой случай в регионе был) приобретаются с умыслом. Это как раз тот критерий, которого зачастую недостает силовикам, чтобы применять наказания по статьям "халатность" или "превышение должностных полномочий".

    - Какие муниципалитеты, министерства и учреждения в числе самых злостных нарушителей?

    Ольга Михеева: Почти все. В городах большинство нарушений связано со строительством и ремонтом, в сельских районах - с распределением грантов сельхозпроизводителям. Бюджетные деньги ушли, а у получателя - ни поля, ни стада... Но бывают случаи, которые удивляют и в определенной мере учат даже опытных контролеров. Когда мы приехали с инспекцией в самарскую школу N 25, то прямо в фойе увидели шокирующее объявление: "В связи с проверкой Госфинконтроля просьба принести из дома оборудование, приобретенное школой и выданное сотрудникам". Вот такое "двойное" хранение. Тольяттинская больница N1 примечательна по многим параметрам. Входов у больницы целых три. Вывеска на парадной двери гласит: "Государственное бюджетное учреждение здравоохранения "Тольяттинская городская клиническая больница N 1". Войдя, попадаешь в длинную очередь пациентов, пришедших лечиться по ОМС. Но в регистратуре особо нетерпеливым предлагают не ждать месяцами нужного обследования, а зайти в другую дверь, с торца здания. Там тоже вывеска с похожим названием: "Больница N 1 Тольятти", только теперь в статусе автономной некоммерческой организации. Есть тут и еще одна частная лечебница с более лаконичным именем: "Первая больница Самарской области". Разве обычный человек разберется в такой игре слов? А деньги частникам текут немалые.

    Хотя формально никаких нарушений нет. Главный врач госучреждения (теперь уже бывший) Виталий Гройсман сдавал простаивающее во вторую смену оборудование стоимостью 86,5 миллиона рублей в аренду другим фирмам, где он тоже является учредителем. Проверяющих смутила цена: сумма, которую частники платили за месячное использование томографа, окупалась у них за четыре дня работы. Сейчас решается вопрос о возбуждении уголовного дела.

    Ключевой вопрос

    - Как вы взаимодействуете с правоохранительными ведомствами?

    Ольга Михеева: Когда наш ревизор выходит на проверку и видит, что в документах есть состав преступления, он оперативно связывается с УБЭП и прокуратурой для проведения выемки документов. Мы не должны давать нарушителям времени на уничтожение или переделку документов. По нашим материалам возбуждено семь уголовных дел и назначено более 50 проверок на предмет наличия состава преступлений.

    Главная задача нашего ведомства, которое самостоятельно не ведет следственных действий, - предварительный контроль. Мы проверяем правильность расходования бюджетных средств еще на этапе планирования: смотрим новые программы и данные прошлых лет, изучаем бизнес-планы, считаем коэффициенты их окупаемости, проверяем сметы. Один из самых ярких образцов непомерных строительных аппетитов - ремонт парка Победы в Самаре, который завершился в мае этого года. После нашего вмешательства его стоимость снизилась с 236 до 98 миллионов рублей. Специалисты изучили эскизы и макет реконструкции, убрали неоправданно дорогие материалы. К примеру, там необходимо было отремонтировать ступени, на которых откололся кусок гранита, но подрядчик решил заменить весь камень, а прежнюю облицовку вывезти на свалку в Преображенку. При этом дорогу туда он рассчитал вдвое длиннее реального пути. А новые тротуары предполагал сделать по технологии, которые используются для строительства чуть ли не взлетных полос в аэропортах. Число деревьев, предназначенных к спилу, намного превышало вообще их количество в парке, а протяженность пешеходных дорожек - их реальную длину.

    Поэтому когда меня спрашивают о количестве "воров", которых после наших проверок посадили, я отвечаю: наша задача - не допустить расхищения бюджета, вернуть незаконно выплаченные средства, заставить подрядчиков доделать оплаченные им работы. 

    Что же касается наказаний, то штраф, наложенный нами за каждое нарушение, составляет до 50 тысяч рублей. Иногда по совокупности их набирается на должностное лицо и до 300. И это уже не из бюджета, а из собственного кошелька.