Новости

Покойный Евгений Максимович Примаков был по политическим взглядам консерватором.

Дело вроде нехитрое - нынче только диссидент не консерватор, не державник, не имперский патриот. Но Е.М. Примаков был таким всегда. И в последние годы, когда ленточка стала обязательной к ношению и в 1991-96, когда ленточек не было. Нет, государственничество никогда не было опасно, никогда не преследовалось - но это бывало "не в тренде". А для Примакова это было в тренде - в его собственном, внутреннем тренде. Здесь видна главная, стержневая черта Примакова. У него - в отличие от очень многих! - был СТЕРЖЕНЬ. Убеждения - без фанатизма. Убеждения, которых он твердо придерживался. Память о "естественных традициях" Большой Страны - сильная Армия, политический суверенитет, настороженность к Западу, готовность постоянно отстаивать геополитические интересы. Это всегда совпадало с установками большинства, той самой "матрицей", "кодом". Поэтому Ельцин и вынужден был перед выборами 1996 г. назначить Примакова министром иностранных дел - этот "признак разворота" был хорошо принят большинством. Но при реализации этих идей у Примакова была вполне определенная политическая методология.

Без крайностей. Здравый смысл. Принцип "не навреди", "тише едешь - дальше будешь". ОСТОРОЖНАЯ СИЛА. В период резких перемен и общей неопределенности такой поиск "Центра тяжести" был особенно привлекателен для многих.

Я - не сторонник державной идеологии. Но невозможно не отдавать должное самому Е.М. Примакову.

Он всю жизнь отвечал за свои слова делом. Не был замешан ни в каких скандалах. Совершенно не обогатился на высших госпостах. К нему никаким боком не прилипали обвинения в коррупции. У Примакова было огромное число друзей - врачи, политики, разведчики, журналисты, дипломаты, "просто тбилисцы". Из "круга Примакова" очень мало кто выпадал, а дружба длилась порой десятки лет - такое бывает, только если соблюдается свой кодекс чести. Возможно, это был кодекс тбилисского двора, где прошло детство и юность Примакова.

Все эти качества вообще не так уж часто встречаются в жизни. В политике - еще гораздо реже. В российской политике - особенно последних 25 лет - это было просто одно из редких ИСКЛЮЧЕНИЙ. И люди крайне далекие от "кремлевских интриг" каким-то образом это чувствовали - Примакова действительно уважали. Уважали сотни тысяч, может, миллионы людей, которые его, естественно, никогда в жизни не видели. Уважали и иностранные политики первого ряда - Киссинджер, Олбрайт. За личную безупречность, за то, что говорил и спорил с ними честно, отстаивая понятные цели.

Евгений Максимович - можно сказать, эталонный консерватор. Причем консерватор европейского толка. И, увы, редчайший тип консерватора для нашей страны.

Ведь консерватор - это не только содержание идей, программ и т.д. Это - СТИЛЬ. И дресс-код, и фейс-контроль консерватора Примаков, с его медленной спокойной речью, уверенностью, неторопливостью, грузным достоинством, необидным юмором, глубокой внутренней убежденностью в том, что он говорит и делает, - проходил просто идеально. Всем с этим он резко, кардинально отличался от тех ТВ-политиков и политологов, кто у нас "работает консерватором". Агрессия, шоуменство (или прямо шутовство, "тролление"). Под стать стилю - и идеи. Та же суетливая агрессия, эпатаж, теория заговора, словом, "политспам"... Этот маргинальный тип поведения и мышления (абсолютно антиконсервативный, в нормальном понимании этого слова!) был принципиально чужд Примакову. Консерватор прекрасно понимал, как опасна реакция и мракобесие для Государства.

Дело еще в том, что Примакову ничего не надо было ИЗОБРАЖАТЬ. Он не играл в "государственника", он им был. Как говорится - "любил не себя в Государстве, а Государство - в себе". Думается, поэтому ему "легко" было быть лично безупречным - ему было НЕ НУЖНО ни богатство, ни роскошь. Разумеется, он никак не был аскетом и фанатиком - но у него были обычные бытовые потребности человека, привыкшего к нормальной жизни, а не нувориша, забивающего сверхдорогим барахлом внутреннюю пустоту. У Примакова пустоты не было. Он с молодости искренно считал себя "государевым человеком" - и это служение ему было так же интересно и важно, как ученому - научная работа или художнику его творчество. Говорят, что независимыми могут быть только богатые люди - их, мол, нельзя купить. Жизнь показывает, что это далеко не так, "много денег не бывает". А вот Примаков был независим - потому что у него была другая шкала ценностей, жизненных приоритетов, другое самоопределение.

Примаков, по происхождению, биографии был "интернационалистом тбилисского разлива". Если кто мог сказать "мой адрес - Советский Союз", то это он, этнически мультинациональный, родившийся в Киеве, проведший молодость в Тбилиси, живший в Москве, много лет работавший на Ближнем Востоке, на стыке советской дипломатии, разведки, журналистики. Тем не менее как спокойный, вменяемый реалист никаких "реваншистских тенденций" и намерений "восстановить СССР" он никогда не высказывал. Примаков был мастер уравновешивания, "балансирования по Центру" - если в 1990-е он выступал против "односторонней и некритической ориентации на Запад", то в самое последнее время осторожно (как всегда), но вполне определенно высказывался об опасности изоляции России, глухого противостояния с Западом, напоминал о необходимости быть открытыми, поддерживать контакты с передовыми в научно-техническом отношении странами. У нас толпа людей, делающих бизнес на пафосе. И мало тех, кто служит не своему политбизнесу, а государству. Теперь их стало еще меньше.

Общество Утраты Персона: Евгений Примаков Колонка Леонида Радзиховского РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники