Новости

30.06.2015 14:50
Рубрика: "Родина"

"Стариковское слово о Красной армии" генерала Соковнина

Текст: Андрей Ганин (доктор исторических наук)
Красная армия по целому ряду признаков была преемницей старой русской армии. Эту преемственность олицетворяли десятки тысяч бывших офицеров, поступивших в новую армию в период Гражданской войны в качестве военных специалистов.

К началу Великой Отечественной войны бывших офицеров в Красной армии оставалось уже немного. Чистки командного состава, репрессии и объективное старение делали свое дело. Тем не менее в массе своей эти люди восприняли начало войны с патриотических позиций.

Наблюдения и оценки старых, умудренных жизненным опытом офицеров, прошедших не одну войну, представляют несомненный интерес. Самое же главное, что эти люди имели реальную возможность сравнить порядки старой и новой армий и прийти к интересным выводам.

В русской армии к 1917 г. служили два генерала Соковниных - братья Михаил и Всеволод Алексеевичи - выходцы из старинного дворянского рода. Старший из братьев, генерал-лейтенант Михаил Алексеевич Соковнин (1863-1943), окончил Михайловское артиллерийское училище (1885) и Николаевскую академию Генерального штаба (1892). Участвовал в походе в Китай в 1900-1901 гг., в русско-японской и Первой мировой войнах. Соковнин считался знатоком Китая. В период русско-японской войны отличился тем, что сумел привлечь на сторону России одного из лидеров хунхузов, развернувших партизанскую борьбу в русском тылу - Хань Дэнцзюя1.

  Страница

После русско-японской войны Соковнин некоторое время состоял по Министерству иностранных дел с переименованием из полковников в статские советники, будучи консулом в Гирине (Китай)2. Разумеется, офицер-генштабист на должности гражданского консула выполнял разведывательные функции. Впрочем, работа Соковнина не была признана эффективной ввиду запаздывания сведений при их получении в Петербурге3.

На 1917 г. Соковнин командовал 1-й, а затем 8-й армиями. Награжден рядом боевых орденов. В период выступления генерала Л.Г. Корнилова Соковнин утратил контроль над войсками - власть перешла к армейскому комитету. В октябре генерала отчислили в резерв чинов при штабе Московского военного округа.

Пребывание в Москве способствовало переходу М.А. Соковнина на службу большевикам (в Красной армии оказался и его брат, скончавшийся в 1922 г. от порока сердца4). Известный отечественный военный историк А.Г. Кавтарадзе отмечал, что Соковнин, как и многие другие бывшие офицеры, поступил на службу в Красную армию добровольно5. Однако обнаруженные нами документы заставляют, по меньшей мере, усомниться в этом. В отличие от своего брата6, М.А. Соковнин не числился в составлявшихся с весны 1918 г. списках офицеров-генштабистов, желавших служить в новой армии.

Генерал-майор В.А. Соковнин - родной брат генерала М.А. Соковнина. На снимке - в должности генерал-квартирмейстера штаба 12-й армии. Ковель. 1915 г.

Призыв офицеров в Красную армию оказался сопряжен с немалыми трудностями, которые порождали волну недовольства. Печально известна история регистрации офицеров до 60 лет, прошедшая в Москве в августе 1918 г. Тогда тысячи людей оказались согнаны в манеж Алексеевского военного училища и задержаны там под охраной двух рот китайцев7. Несчастные люди провели несколько дней в период с 6 по 13 августа 1918 г. без еды и в антисанитарных условиях, в результате чего у некоторых начались желудочно-кишечные заболевания8. Люди не были обеспечены самым необходимым - кипяченой водой и кипятком, горячей пищей, соломой для того, чтобы на ней спать. Военный руководитель Высшего военного совета М.Д. Бонч-Бруевич писал начальнику Всероссийского главного штаба А.А. Свечину 14 августа 1918 г.: "Происходящая в Москве регистрация бывших офицеров с массовыми арестами, производя гнетущее впечатление на всю корпорацию бывшего командного состава, еще более ухудшает вопрос возможности добровольного поступления военных специалистов в войска"9. Насколько можно судить, среди тысяч других офицеров, подвергшихся этой унизительной процедуре, был и Соковнин. 12 августа 1918 г. за благонадежность Соковнина и группы других бывших офицеров поручился уже состоявший к этому времени на службе в РККА бывший генерал А.А. Балтийский10. После этого в жизни бывшего генерала начался новый период.

Итак, большевики сумели поставить себе на службу обоих братьев Соковниных - один пришел в Красную армию по собственному желанию, второй - в результате принудительной регистрации. Эти обстоятельства позволяют прийти к выводу, что при всех издержках система учета высококвалифицированных кадров генштабистов в Советской России продемонстрировала свою эффективность.

В Красной армии Соковнин руководил военным отделом Высшей военной инспекции, куда был назначен осенью 1918 г. главой инспекции Н.И. Подвойским, причем без согласования с начальником Всероссийского главного штаба А.А. Свечиным11. В дальнейшем занимал посты начальника штаба народного комиссара по военным делам Украинской ССР (наркомом был тот же Подвойский), главного инспектора военно-морской инспекции при Реввоенсовете Республики (с 7 августа 1919 г.), помощника начальника Всероссийского главного штаба (с 15 августа 1920 г.).

В Красной армии положение бывших офицеров было непростым. В 1919 г. Соковнин перенес тяжелое заболевание и еле передвигался. 7 августа 1919 г. он подал рапорт о том, что находится в крайне тяжелом материальном положении, поскольку истратил все сбережения на лечение и просил о пенсии12.

Страница

Бюрократическая инспекционная работа тяготила бывшего генерала, его тянуло к активной деятельности. Тем более, что еще 5 августа 1919 г. Лев Троцкий написал в секретном письме в ЦК: "Дорога на Индию может оказаться для нас в данный момент более проходимой и более короткой, чем дорога в Советскую Венгрию... путь на Париж и Лондон лежит через города Афганистана, Пенджаба и Бенгалии... европейская революция как будто отодвинулась... Из этой перемены обстановки вытекает необходимость перемены ориентации"13. Речь шла о переориентации в вопросе экспорта революции на Восток (тогда на Восточном фронте белые были отброшены на Урал), поскольку в Европе попытки организации советских республик успехом не увенчались.

На фоне попыток большевиков осуществить экспорт революции в страны Азии опыт бывшего генерала, служившего в Китае, мог оказаться востребованным. 21 ноября 1919 г. он написал начальнику Полевого штаба Реввоенсовета Республики П.П. Лебедеву о своем стремлении перевестись в Азию, где прослужил 21 год, а конкретно - в Туркестан. Соковнин отмечал: "В общем, в Москве обстановка моей жизни с семьей настолько тяжела, что если в Туркестан совершенно нельзя, то я задумываюсь относительно Екатеринбурга, но тогда мой интернациональный стаж не будет использован! Прошу о Туркестане"14. Однако эта просьба не была уважена.

После Гражданской войны Соковнин, как и многие военспецы, перешел на преподавательскую работу. Как преподаватель Соковнин снискал уважение и признательность своих учеников. В частности, такой известный командир РККА как П.П. Собенников, будучи слушателем на военно-академических курсах высшего комсостава РККА (где в качестве военного руководителя служил Соковнин), 22 ноября 1923 г. написал своему педагогу благодарственное письмо:

"Дорогой Михаил Алексеевич!

Пользуюсь случаем принести Вам еще раз свою глубокую благодарность за ту большую работу, проделанную Вами, в отношении моего военного образования и за Ваше всегда теплое, хорошее отношение.

Всегда с чувством самого глубокого удовлетворения вспоминаю прошедший год на ВАКе, проведенный исключительно под Вашим авторитетным руководством, и буду счастлив, если вновь в следующий созыв ВАКа мне удастся попасть в Вашу группу.

Преданный Вам, Петр Собенников"15.

К 1926 г. Соковнин уже был персональным пенсионером, получая пенсию в размере 80 руб.16 На 1931 г. Соковнин преподавал военное дело в 1-м МГУ. В целом судьба Соковнина сложилась достаточно благополучно. Он избежал репрессий и дожил до глубокой старости. Похоронен на Новодевичьем кладбище.

Отношение к бывшим офицерам оставалось настороженным не только в первые годы Советской власти. Наличие офицерского стажа в старой армии воспринималось как фактор потенциальной контрреволюционности его обладателя и позднее. Как известно, офицеры были одним из значимых объектов массовых репрессий 1930-х гг. В такой обстановке пожилому генералу проще было не выступать в печати даже с хвалебными статьями. Тем не менее он не смог сдержаться.

Видимо, под влиянием переполнявших его чувств, эйфории и пропаганды в связи со впечатляющим разгромом немцев под Москвой, в феврале 1942 г., незадолго до смерти, Соковнин составил свое "Стариковское слово о Красной армии". Этот текст был написан в виде открытого письма в редакцию в связи с 24-й годовщиной создания РККА. Можно предположить, что речь шла о газете "Красная звезда". Безусловно, этот документ следует рассматривать как проявление советской газетной пропаганды времен войны. Но, прежде всего, это документ эпохи, в котором отражен дух времени.

Мы уже публиковали похожий текст, написанный генералом-генштабистом П.С. Махровым - участником Белого движения, оказавшимся в эмиграции17. Ставший военспецом РККА другой бывший генерал-генштабист, М.А. Соковнин, оставил созвучное свидетельство. По сути это одно из немногочисленных свидетельств взглядов представителя одной военной культуры на военные достижения другой. Ко времени Великой Отечественной войны Соковнин, конечно, уже в силу возраста не мог принимать участия в боевых действиях, но, несомненно, стремился быть полезным.

В письме пожилой генерал отметил, что Красная армия выгодно отличалась в сравнении со старой. Соковнин выделял ее инициативность, дисциплину огня, высокий уровень взаимодействия войск, постановку разведки, применение принципа внезапности18. Высоко оценил Соковнин и работу тыла. В дореволюционных традициях автор "Слова" выражал чувства любви и преданности верховному вождю И.В. Сталину.

В конце письма Соковнин выразил надежду на то, что все перечисленные качества Красной армии позволят ей безостановочно гнать врага, не давая ему передышки и возможности где-либо закрепиться. По мысли старого генерала, такое обращение должно было поднять дух бойцов в трудное время. Не случайно текст завершался лозунгами и провидческим заключением о том, что Красная армия не просто воюет с немцами, а спасает все человечество от зверств преступного безумца Гитлера. Вопросам Великой Отечественной и, шире, Второй мировой войны Соковнин посвятил и некоторые другие свои статьи19.

К сожалению, мы не располагаем данными о том, было ли опубликовано это письмо. В любом случае оно представляет немалый интерес как документ своей эпохи и отражение составляющей истории Красной армии, связанной с деятельностью в ней бывших офицеров старой армии.

"Обнажаю свою седую голову, низко кланяюсь и поздравляю с 24-й годовщиной молодую, но отныне уже Великую армию Советского Союза"

1942 г.

Стариковское слово о Кр[асной] ар[мии]

(письмо в редакцию)

В текущем феврале 1942 г. Кр[асная] ар[мия], живым свидетелем возникновения которой я был как работник Высш[ей] военн[ой] инспек[ции], празднует 24-ю годовщину своего славного существования. За этот небольшой период времени она уже успела запечатлеть в своей истории целый ряд побед и подвигов, имевших место сначала в Гражданской войне, а затем в боях, происходивших в пределах Маньчжурии, у озера Хасан, у р. Халхин-гол и в Финляндии.

Новые блестящие успехи Кр[асной] арм[ии] и ее боевого руководства на театре войны и на полях сражений современной титанической борьбы с гигантской армией немецко-фашистской клики приводят меня, старого работника Генштаба, в особый восторг и вызывают желание сказать о Кр[асной] арм[ии] и свое военное стариковское слово.

С первых дней Великой Октябрьской Революции я нахожусь в Москве и, несмотря на свои преклонные годы, верил в Красную армию и в ее верховного вождя И.В. Сталина, верил, что Москву не отдадут и не только не отдали, но она послужила рубежом, с которого начался разгром гитлеровских банд.

Мой возраст, приближающийся к восьмидесяти годам, лишает меня, к великому моему огорчению, возможности принять активное участие в происходящей ныне героической борьбе. 43 года провел я на строевой и штабной службе, а последние 16 лет преподавал военные науки сначала на бывших курсах усовершенствования высшего комсостава, а затем в вузах и только теперь20, перейдя все "предельные возрасты", не у дел. Но интереса к военному делу я не утратил, сохранив и свой, думаю, недюжинный военный кругозор: от к[оманди]ра роты до к[омандую]щего армии включительно, от старшего адъютанта Генштаба до начальника штабов фронта и народного военного комиссариата и инспектора революционных войск. К сказанному следует еще добавить, что за свою долгую жизнь я принимал то или иное участие в 5 войнах и ныне переживаю 6-ю21.

Вот почему я и считаю себя вправе и в 78 лет говорить о боевой работе Красной армии и с восхищением оценивать ее огромные достижения.

Героизм и самоотверженность, неистощимый запас энергии, выносливость, мужество, отвага, решительность, стойкость, сметливость, быстрое усвоение умелого владения штыком были всегда присущи сынам нашего отечества, в Кр[асной] же арм[ии] эти свойства ныне выявлены с неудержимой поражающей силой, и никакие противодействия противника не в состоянии остановить ее порыв, уничтожить энергию ее воли.

Все это в связи с высоким уровнем военной эрудиции командиров и политработников, их широкой военной подготовкой, талантливым использованием боевого опыта и искусной политработой приводят к блестящему выполнению отлично разработанных ими операций, какими являются Ростовская, Тихвинская, Калужская, Корченская, Торопецкая и многие другие. И сколько твердой воли проявлено начальствующим составом при их выполнении! Это боевые образцы не дюжинных командиров, а выдающихся и талантливых военачальников.

В действиях Кр[асной] арм[ии] прежде всего бросается в глаза большая инициативность ее состава. Какая разница со старой армией, где внедрялась не инициативность, а "как прикажете" и "слушаюсь".

Далее обращает на себя внимание достигнутая в частях армии дисциплина огня и частое применение стрельбы из орудий не с закрытых позиций, а прямой наводкой, причем в этих случаях нередко поражает выдержка и спокойствие бойцов при ожидании подхода наступающего противника на более близкую дистанцию.

Отменно хорошо освоены ночные действия и осуществляются обходы и охваты противника, искусно и смело производятся свои выходы из окружения. В общем, Красная арм[ия] в своем развитии достигла высокой маневренности. Широко развито сковывающее армию в монолитное целое чувство взаимной поддержки и выручки, по русской поговорке: "сам погибай, а товарища выручай".

Смело и жизненно поставлена разведка. Частое и умелое осуществление великого военного принципа внезапности неуклонно приводит Кр[асную] арм[ию] к боевым успехам, а, кроме того, держит противника в состоянии постоянного нервного напряжения, способствующего возникновению панического страха, за которым следует бегство, часто беспорядочное с оставлением на месте всего, что мешает быстроте бега с криком "спасайся, кто может!".

Венцом великих достижений в боевой работе Советских вооруженных сил является тесное и обдуманное взаимодействие всех родов сухопутных вооруженных сил (особенно нашей несравненной артиллерии) с легендарным ныне Красным воздушным флотом и отважных героев на воде и суше, Красных моряков.

Перед всем этим и перед неослабевающей волей бойцов и комсостава к победе остается только преклониться.

В настоящее время Кр[асная] ар[мия], отлично прошедшая еще и суровую школу боевого опыта, несет в себе все стимулы для победы, а нужные ей для окончательного разгрома наглых захватчиков значительные резервы и материальную часть подготовит (по сверх-стахановски, как это умеют делать только у нас) и доставит на фронт достойный своей Красной армии Тыл.

В результате всего сказанного является твердая уверенность, что, преодолевая ожесточенные контратаки немцев и упорную оборону укрепленных узлов, Кр[асная] арм[ия] неустанно и с большим ожесточением и упорством опрокидывать будет и уничтожать, и гнать звероподобного противника, не давая ему нигде возможности оторваться от преследования и закрепиться, чтобы, перейдя к позиционной войне, получить некоторую передышку, нужную его растрепанным частям.

Слава чудо-богатырям Кр[асной] арм[ии], и командирам, и политработникам.
Слава и учителям, воспитателям и боевым руководителям!
Слава ее верховному вождю и вдохновителю ее побед И.В. Сталину!
Обнажаю свою седую голову, низко кланяюсь и поздравляю с 24й годовщиной молодую, но отныне уже Великую армию Советского Союза, постепенно избавляющую человечество от зверств "преступного безумца", мечтающего о завоевании Мира и обращении народов в рабов немецкого капитала.
Проклятие фашистским извергам и их приспешникам.

Старый М.А.С.22
Февраля 1942 г.".

РГВИА. Ф. 274. Оп. 1. Д. 70. Л. 1-3об. Карандаш. Черновик.


Примечания
1 Ершов Д.В. Хунхузы: необъявленная война. Этнический бандитизм на Дальнем Востоке. М., 2010. С. 175.
2 Алексеев М. Военная разведка России от Рюрика до Николая II. Кн. 2. М., 1998. С. 138-139.
3 Там же. С. 141.
4 РГВА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 1122. Л. 60.
5 Кавтарадзе А.Г. Военные специалисты на службе Республики Советов 1917-1920 гг. М., 1988. С. 253.
6 РГВА. Ф. 25863. Оп. 1. Д. 36. Л. 1-2 об.; Ф. 11. Оп. 6. Д. 107. Л. 43.
7 ГА РФ. Ф. Р-5881. Оп. 1. Д. 81. Л. 74.
8 РГВА. Ф. 33988. Оп. 2. Д. 38. Л. 28.
9 РГВА. Ф. 3. Оп. 1. Д. 57. Л. 276 об.
10 ГА РФ. Ф. Р-1245. Оп. 1. Д. 1. Л. 348.
11 РГВА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 997. Л. 37.
12 РГВА. Ф. 11. Оп. 5. Д. 1122. Л. 41, 48 об.
13 The Trotsky papers 1917-1922. Edited and annotated by J.M. Meijer. Vol. 1. 1917-1919. L. - Hague - P., 1964. P. 622, 624, 626.
14 РГВА. Ф. 6. Оп. 4. Д. 924. Л. 298 об.
15 РГВИА. Ф. 274. Оп. 1. Д. 85. Л. 1.
16 РГВА. Ф. 33987. Оп. 1. Д. 591. Л. 164 об.
17 "Не страшны никакие Соловьи-Разбойники". Начальник штаба Врангеля о Сталинградском триумфе / Публ. А.В. Ганина // Родина. 2013. N 1. С. 71-74.
18 РГВИА. Ф. 274. Оп. 1. Д. 70. Л. 2-2 об.
19 Там же. Л. 4.
20 С 1940 г. (прим. М.А. Соковнина).
21 1) Японо-Китайская 1894-95 гг. 2) Боксерская в Китае 1900 г. 3) Русско-Японская 1904-5 гг. 4) Империалистическая 1914-17 гг. и 5) Гражданская 1918-20. Кроме того, на моей юной памяти: Франко-Прусская 1870 г. и Русско-Турецкая 1876-77 гг. (так в документе, прим. М.А. Соковнина, правильно 1877-78).
22 М.А. Соковнин.