Новости

01.07.2015 16:50
Рубрика: "Родина"

"Не скажет ни камень, ни крест, где легли во славу мы русского флота..."

Возвращению праха погибших моряков "Варяга" на Родину мы обязаны российскому дипломату Сергею Чиркину
Текст: Александр Масальцев (Второй секретарь Посольства РФ в Республике Корея)
Мне 12 лет. Я стою на морском кладбище во Владивостоке возле памятника погибшим морякам крейсера "Варяг". Я еще не знаком с историей этого удивительного корабля и даже не слышал народную песню о нем. Но что-то заставляет меня неподвижно стоять перед гранитным обелиском, что-то глубокое и настоящее...

Почему моряки погребены так далеко от места своей героической гибели? Почему их только 12? Где похоронены остальные?

А через много лет, оказавшись в служебной командировке на Корейском полуострове, я неожиданно снова встретился с моряками, чьи имена высечены на владивостокском граните.

Крейсер

"ВРАГУ НЕ СДАЕТСЯ..."

Встреча произошла на страницах книги "Чиркин С.В. Двадцать лет службы на Востоке: Записки царского дипломата", попавшей мне в руки. Именно Сергей Виссарионович Чиркин, в то время управляющий Генеральным консульством Российской империи в Корее, занимался переносом во Владивосток праха погибших в бою русских моряков крейсера "Варяг" и канонерской лодки "Кореец". И, согласно донесению генконсула, действительного статского советника Я.Я. Дютша от 15 декабря 1911 года, "образцово выполнил возложенное на него поручение".

Сергей Чиркин родился в Санкт-Петербурге в 1879 году. В 1901 году окончил отделение восточных языков при Министерстве иностранных дел Российской империи по специализации "арабский язык". Будучи приписанным к персидскому отделению МИДа, был направлен в российскую миссию в Тегеране. А затем переведен на другой конец света в Корею, где его и ждало, как видится теперь с высоты лет, главное дело всей жизни.

Последний парад

Напомню, за семь лет до приезда Чиркина в Сеул, 9 февраля 1904 года в корейском порту Чемульпо сошлись в бою с японской эскадрой крейсер "Варяг" и канонерская лодка "Кореец". Во время боя, продолжавшегося 45 минут, на борту "Варяга" погибли мичман Алексей Нирод и 30 нижних чинов. Еще двое скончались позднее в госпитале. Один из них - легендарный матрос Сила Васильевич Псалом, уже отслуживший срок на флоте и собиравшийся домой, в Россию. Накануне он узнал, что крейсер примет бой, добился разрешения остаться, сражался героически...

25 тяжелораненых моряков свезли на берег в английский миссионерский госпиталь. Официальное покровительство над ними принял французский вице-консул, а японское правительство согласилось признать их "спасенными при кораблекрушении".

А через семь лет русское правительство официально обратилось к японским властям с просьбой разрешить перенести прах погибших на Родину.

Порт Чемульпо, где во время войны были сосредоточены военно-морские силы многих стран. / ТАСС

ЦВЕТЫ НА ПЛАТФОРМЕ

Сергей ЧиркинПод непосредственным руководством Сергея Чиркина в декабре 1911 года была проведена эксгумация. Но вместо ожидаемых 33 тел из земли извлекли останки лишь 12 моряков. На палубах "Варяга" не было бронированной защиты, мощные фугасные бомбы японцев порой не оставляли и следа от погибших канониров. Мичмана Алексея Нирода опознали по обгоревшей руке с остатками дальномера...

9 декабря 1911 года в сопровождении почетного караула из моряков Сибирского флотского экипажа траурный кортеж направился из Чемульпо в Сеул, а затем по железной дороге к русской границе. На всем пути следования корейцы осыпали платформу с останками 12 моряков живыми цветами. 17 декабря траурный кортеж прибыл во Владивосток, а через три дня состоялось торжественное перезахоронение в братской могиле на Морском кладбище. "При опускании в землю 1-го, 6-го и 12-го гробов ружейный взвод сделал по одному залпу".

Сергей Чиркин, согласно донесению генконсула, действительного статского советника Я.Я. Дютша, «образцово выполнил возложенное на него поручение». И заслужил благодарность потомков.

Уже летом 1912 года над могилой появился построенный на народные деньги обелиск из серого гранита с Георгиевским крестом. На четырех его гранях выбиты имена погибших. На фасаде обелиска надпись: "Нижним чинам крейсера "Варяг", погибшим в бою с японской эскадрой при Чемульпо 27 января 1904 года".

И это то святое дело, за которое потомки должны быть благодарны скромному дипломату Сергею Виссарионовичу Чиркину.

БЕГСТВО ОТ РЕВОЛЮЦИИ

Как сложилась его дальнейшая судьба?

В 1915 году Чиркин назначается послом в Бухару с последующим переводом на должность дипломатического представителя Российской империи в Ташкенте. Вскоре после Октябрьской революции многие царские дипломаты были арестованы. Не желая искушать судьбу, семья Чиркиных перебралась из Туркестана в Персию, где у Сергея Виссарионовича оставались друзья из британских коллег. С их помощью вынужденным беглецам удалось добраться до Бомбея, а затем взять билет на пароход до Сеула. Знакомого и почти родного...

С 1924 года до своей смерти Сергей Чиркин преподавал русский язык в японском университете и французский - в Сеульской иностранной школе, давал частные уроки английского языка японским и корейским школьникам, обрабатывал иностранную корреспонденцию для Bank of Chosen (японский предшественник Корейского банка) и Туристического бюро при японском правительстве. Вместе с супругой Натальей Николаевной он был единственным представителем "белой" русской общины, входившим в Сеульский иностранный клуб для дипломатов и бизнесменов. И, очевидно, Чиркин пользовался большим уважением местного дипкорпуса, хотя в Сеуле были официально аккредитованы представители советского правительства.

Но лишь немногие знают сегодня, что прах видного русского дипломата покоится на кладбище Янхваджин. Я не мог не навестить Сергея Виссарионовича.

Сеул. Кладбище Янхваджин. У могилы Сергея Виссарионовича Чиркина. / из архива Александра Масальцева

ПОСЛЕДНИЙ ПРИЮТ

Это небольшое кладбище в центре Сеула давно не используется по прямому назначению. И найти его совсем непросто в узких улочках азиатского мегаполиса. Здесь похоронены иностранные граждане разных стран. Ухоженными рядами выстроены немецкие могилы, аккуратно подписаны и заботливо прибраны английские и американские. Сохранились и русские захоронения, их более 20. Но они не занесены в памятный буклет, который любезно выдают при входе на кладбище. И русских имен нет на мемориальных указателях.

На всем пути следования корейцы осыпали платформу с останками двенадцати моряков живыми цветами.

Но есть надписи на камнях (ко Дню дипломата 2015 года посольство Российской Федерации в Республике Корея привело все русские захоронения в порядок и обновило имена погребенных):

Команды мореходной лодки Бобр матрос Иван Наумов Корнеев (7.01.1869 - 16.11.1894). Мир праху твоему.

Здесь покоится раб божий Андрей Данилович Тюлькин (11.08.1869 - 18.02.1941).

Штабс-капитан Неклюков Николай Петрович (скончался в 1912).

Прасковья Павловна Полухина (скончалась в ноябре 1941)...

На поиски нужной мне могилы я потратил немало времени, несколько раз пройдя мимо неприметного креста. Но вот и он. Сергей Виссарионович Чиркин. Ни даты рождения, ни даты смерти...

Судя по записям кладбищенской администрации, он скончался в 1943 году.

Владивосток. Морское кладбище. Здесь обрели вечный покой герои

ГОРСТЬ ЗЕМЛИ

Здесь, в Южной Корее, для меня и моей семьи стало доброй традицией приезжать 9 февраля в порт Инчхон, где в 2004 году правительством России установлен памятник погибшим морякам крейсера "Варяг". Нашел я и здание бывшего английского миссионерского госпиталя, в котором японские доктора лечили раненых русских моряков. Теперь появилась аллея на кладбище Янхваджин, куда тоже нужно приходить...

А еще я при первой возможности снова приеду во Владивосток, чтобы положить к обелиску морякам "Варяга" горсть земли с могилы Сергея Чиркина. В отличие от варяжцев, мертвых и живых, ему не довелось вернуться на Родину. Но незримая ниточка связывает его и с Россией, и с людьми, которых он никогда не знал и которым помог обрести покой в родной земле. А еще связывает теперь уже навсегда со мной.

В 20 шагах от памятника "Варягу" спит вечным сном мой прадед Ефим Терешенков, писатель, путешественник и учитель. Как же близко переплетаются порой семейная история с историей Отечества...