Новости

02.07.2015 15:00
Рубрика: Экономика

Денежное дело

Микрофинансовые организации займутся в Крыму кредитованием малого бизнеса
Центральные улицы городов Крыма стремительно обживают микрофинансовые организации. Судя по всему, крымский рынок они считают потенциально привлекательным. О перспективах развития этого бизнеса корреспонденту "РГ" рассказал начальник главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Центрального банка РФ Михаил Мамута.

Михаил Валерьевич, можно ли говорить, что микрофинансовый рынок в Крыму уже сложился?

Михаил Мамута:  К началу мая в республике работало 36 кредитных потребительских кооперативов (КПК), 14 микрофинансовых организаций (МФО) и 34 ломбарда. По российскому законодательству о потребительском кредитовании все они относятся к категории небанковских профессиональных кредиторов (НПК). Это внушительное число позволяет говорить о постепенном формировании рынка. Полагаю, он продолжит активно развиваться и в нынешнем году. Важно только, чтобы рост был качественным, и под видом МФО и КПК в Крыму не развернули деятельность недобросовестные организации. Отделение Банка России по Республике Крым будет за этим внимательно следить.

Рост характерен для всего российского рынка или только крымского?

Михаил Мамута: В России в последний год не наблюдалось значительного увеличения НПК. Так, по состоянию на начало 2014 года в реестре было зарегистрировано 3859 МФО и 1608 КПК, а в начале 2015-го - 4184 и 1495 соответственно. То есть в количественном отношении мы, вероятно, вышли на уровень, который сегодня является равновесным. В то же время растут портфели компаний и их клиентская база: за прошлый год рынок микрофинансирования в РФ увеличился почти на 20 миллиардов рублей, а КПК - на 19 миллиардов. Это очень неплохо с учетом непростой экономической ситуации в стране во второй половине 2014 года. Если же взять совокупные данные по МФО, КПК и ломбардам, то получается, что сейчас в стране почти 10 миллионов потребителей услуг небанковских кредиторов. Это больше, чем десятая часть экономически активного населения РФ. То есть микрокредитные институты играют важную роль в предоставлении финансовых услуг населению и малому бизнесу.

Участники крымского рынка говорят, что объемы их портфелей копеечные по сравнению с теми, которыми обладают коллеги с материка. Можно ли ожидать укрупнения игроков путем слияния или поглощения?

Михаил Мамута: Не в краткосрочной перспективе. Процессы консолидации присущи зрелым рынкам, а в Крыму он еще молодой. Поэтому с большей долей вероятности можно предположить, что в ближайшее время продолжит увеличиваться число участников рынка, а также количество потребителей их услуг. Потенциальных клиентов у НПК в Крыму много, особенно среди микро- и малого бизнеса.

Предшественники КПК, работавшие раньше в Крыму, тоже кредитовали предпринимателей, но их объемы ни в какое сравнение не шли с банковскими. Сейчас банки почти не кредитуют бизнес из-за больших рисков. Вы хотите сказать, что микрофинансовый рынок возьмет эту функцию на себя?

Михаил Мамута: Банкам интересны клиенты с кредитными историями, но у большинства крымских предпринимателей их по понятным причинам пока нет - по сути, после перерегистрации они начали бизнес с нуля, с чистого листа. Если у компании стаж работы несколько месяцев, то у нее нет даже отчетности, на которую можно опереться, принимая решение о выдаче кредита. Впрочем, проблема доступа старт-апов к кредитам характерна не только для Крыма, но и для других регионов РФ.

На поддержку начинающих предпринимателей изначально ориентированы МФО. Это объясняется в том числе особенностями регулирования их деятельности. Например, нормы резервирования для микрофинансовых организаций более щадящие, нежели для банков. Происходит это потому, что они выдают займы не за счет депозитов, как банки, а либо из целевых средств, в том числе бюджетных, либо за счет средств профессиональных заимодавцев, которые понимают, какую ответственность они принимают (МФО не имеют права привлекать средства граждан в сумме менее 1,5 миллиона рублей. - Прим. ред.). То есть у МФО иные риски, что и позволяет им более активно работать с начинающими бизнесменами. Они и были созданы во многом для того, чтобы стать дополнением к банкам, передавая крупным кредитным организациям предпринимателей, которые переросли возможности МФО. Эта модель интенсивно развивается в России уже много лет, и, полагаю, Крым не станет исключением. Тем более что деловая среда здесь только формируется, и потребность у бизнесменов в кредитных ресурсах велика.

Мощным инструментом поддержки малого и среднего бизнеса является участие его в системе госзакупок. Законодательно закреплено, что определенную часть госзаказа, а с нынешнего года и закупок госкомпаний нужно размещать на предприятиях малого и среднего бизнеса. Но предприниматель должен обеспечить участие в торгах либо наличными деньгами, либо банковскими гарантиями. Саморегулируемые организации (СРО) предлагают разрешить МФО предоставлять гарантии малому и среднему бизнесу для участия в системе гостендеров. Возможно ли это?

Михаил Мамута: Это, скорее, среднесрочная перспектива, а не краткосрочная, хотя возможность учитывать гарантию МФО сейчас обсуждается. А чтобы она стала реальностью, нужно, во-первых, выделить отдельный класс наиболее крупных и устойчивых компаний. Это предполагается сделать осенью, в рамках реформы микрофинансового регулирования. Во-вторых, институт частных гарантий в России только формируется, и сначала необходимо понять, как применять их на практике. Хотя идея интересная, поскольку ее реализация позволит сделать контрактное финансирование более доступным для малого и среднего бизнеса.

Пока МФО предлагают клиентам только специальные продукты - так называемые тендерные займы, за счет которых малые предприятия могут внести обеспечительный взнос живыми деньгами. Этот инструмент неплохо работает. Более того, обсуждается возможность увеличения суммы микрозайма для малого бизнеса с одного до трех миллионов рублей, что позволит нарастить объемы обеспечительных займов.

Средства, привлеченные МФО и кредитными кооперативами, системой страхования не защищены, в отличие от банковских вкладов. И если, например, КПК стал банкротом, шансов вернуть вложенное нет?

Михаил Мамута: С начала нынешнего года Центробанк издал несколько нормативных актов, которые помогут снизить риски банкротства КПК. Схема предлагается следующая. Если СРО выявляет у кого-то из своих членов признаки неплатежеспособности, она должна проинформировать об этом ЦБ и предложить план восстановления платежеспособности кооператива сроком до шести месяцев. При необходимости СРО сможет отстранить от работы действующий орган управления КПК и ввести по согласованию с Банком России временную администрацию. Если план восстановления платежеспособности реализован успешно, компания возвращается к нормальной жизни. Если же принятые меры не принесли ожидаемого эффекта, то КПК начнет процедуру банкротства. В таком случае СРО сможет использовать на частичную выплату обязательств перед кредиторами деньги компенсационного фонда. Кроме того, средства по привлеченным займам КПК от физлиц в сумме до 700 тысяч рублей подлежат удовлетворению в первую очередь. Мы планируем со временем ввести на рынке кредитных кооперативов централизованную систему страхования сбережений физлиц, действующую под контролем регулятора. Аналоги такой конструкции (так называемых частных систем страхования сбережений) есть во многих странах мира.

Такой механизм может быть использован и для МФО?

Михаил Мамута: Пакет документов для МФО проходит утверждение. Логика та же, что и в случае с КПК: если у МФО наблюдаются признаки неплатежеспособности, но они недостаточны для начала процедуры банкротства, МФО информирует об этом ЦБ, мы анализируем ситуацию, утверждаем план восстановления платежеспособности в течение шести месяцев. Это нормальная работа, потому что на любом рынке есть жизненные циклы рождения, развития и умирания компаний, и банкротств не избежать. Но предложенная нами добанкротная процедура должна сократить их количество. Если же это не удастся, то банкротство будет проходить под контролем регулятора и по определенным правилам.

Какие еще новации ЦБ готовит для рынка микрокредитования?

Михаил Мамута: Мы запускаем пилотный проект с Агентством ипотечного жилищного кредитования (АИЖК) о включении КПК в систему рефинансирования ипотечных займов. Сначала планируем отработать его на двух кооперативах. Если модель окажется успешной, ее можно будет распространить на весь рынок. Тогда кооперативы смогут принимать участие в программах рефинансирования через ипотечную программу, которая реализуется при участии АИЖК.

Кроме того, запущен еще один пилотный проект, предусматривающий возможность рефинансирования кредитов, предоставленных МФО со стороны МСП-банка, на финансирование малого и среднего бизнеса. Это важный инструмент увеличения объема средств, направляемых на развитие предпринимательства и поддержку экономически активного населения.

Справка "РГ"

Финансовый сектор Крыма успешно прошел сложный переходный период, и к началу мая в республике уже работали 36 кредитных потребительских кооперативов (КПК), 14 микрофинансовых организаций (МФО) и 34 ломбарда.

Экономика Финансы Валютный рынок Экономика Финансы Банки Филиалы РГ Крым ЮФО Республика Крым
Добавьте RG.RU 
в избранные источники