Новости

02.07.2015 05:34
Рубрика: Общество

Ушли и не вернулись

За полгода в УрФО пропадает около 8000 человек, в первые десять суток находят примерно 6500, остальных - или позже, или никогда
Шестого июня свердловские оперативники бросились на поиски двух 15-летних девочек из Шали - они просто ушли гулять и не вернулись. Через четыре дня одна пришла домой сама, вторую полиция задержала в Екатеринбурге. Таня и Настя объяснили побег желанием попутешествовать. Подростки не задумывались, какие силы и средства придется задействовать для их поиска, как будут переживать их близкие.

15 июня пришла ориентировка на 13-летнюю Лизу - две недели назад она отправилась из Череповца автостопом посмотреть мир. По сведениям полиции, девочка как раз должна была перебраться из Челябинска в Екатеринбург. В итоге 17 июня ее задержали в московском метро.

Историй о том, как детям не хватает свободы и как старательно они пытаются ее обрести, сводя с ума родителей, в свердловском угрозыске можно наслушаться с лихвой.

- 90 процентов потерявшихся самовольно и осознанно уходят из дома и только 10 процентов действительно пропадают без вести. Могу привести пример: из 1898 заявлений об исчезновении несовершеннолетних, зарегистрированных в 2013 году, 1694 - повторные. То есть ребенок уже сбегал из дома один, два… пять раз. Вероятно, поэтому найденных детей больше, чем взрослых, - поясняет Аркадий Болотов, заместитель начальника отдела координации деятельности территориальных органов МВД России по розыску лиц Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Свердловской области. - Если же случается трагедия и ребенок погибает, то это, как правило, связано с несчастным случаем - утонул, попал под машину. На сегодня в Свердловской области в розыске числится около 75 несовершеннолетних. Примерно 15 из них - это те, кто пропал только в этом году. Причем человек десять из них мои сотрудники периодически видят в соцсетях.

Доходит до того, что "ВКонтакте" или "Фейсбуке" они уговаривают бегунков вернуться, а те, в свою очередь, еще и дразнят полицейских, мол, попробуйте, найдите меня.

Если первоначальные поиски не приносят успеха, заводится розыскное дело. Вероятность того, что человека найдут в этом же году, - около 80 процентов. Если тенденция сохранится, то из 407 потерявшихся и объявленных в розыск за пять месяцев 2015 года 80 человек могут и не найти. Но это не значит, что их не обнаружат позже: из общего числа найденных около 60 процентов - пропавшие в текущем году, 40 - в предыдущие годы. А срок, в течение которого ведутся розыскные действия, составляет 15 лет.

Однако бывают очень сложные случаи. Недавно в екатеринбургскую полицию обратилась мамаша - извините, по-другому не назвать, - которая рассказала, что потеряла дочь: девушка из области уехала аж в 1992 году в столицу Среднего Урала поступать в институт, с тех пор о ней ничего не известно. Родительнице же понадобилось продать квартиру, в которой был прописан ребенок. Спустя 23 года после исчезновения найти человека почти нереально, говорят полицейские.

- Сложно искать грибников. Был случай: в Новоалексеевке пропал пенсионер. К розыску кроме родственников подключились волонтеры МЧС. Не нашли. Только на следующее лето туристы случайно обнаружили скелет грибника, прислоненный к дереву. Видимо, у мужчины случился сердечный приступ, - вспоминает Аркадий Болотов. - Порой помощь волонтеров бывает очень кстати, но только если это опытные поисковики, которые лучше нас знают местность, могут напечатать листовки с ориентировками, распространить их, попутно опросив всех, кого встретят.

- Лично я, просмотрев фото потерявшихся, вряд ли узнаю их на улице, если, конечно, они не станут явно привлекать внимание. Неужели листовки - такой уж эффективный способ? - спрашиваю у Аркадия.

- Мы идем на осознанный риск, потому что пользы от листовок больше, чем вреда. Да, чаще люди "видят" пропавшего одновременно в разных местах и еще долго после того, как мы его нашли. Но мы проверяем все сигналы, - отвечает Болотов. - Например, именно ориентировка помогла отыскать 16-летнюю екатеринбурженку. Она познакомилась по Интернету с мужчиной, недавно освободившимся из колонии, и сбежала к нему в одну из деревень Каменского района. Местная жительница заподозрила в ней беглянку и обратилась в полицию.

Пресловутые "три дня"

16 января 2015 года издан приказ № 38/14/5 - совместный документ Генпрокуратуры, СК и МВД России, который определяет алгоритм действий при исчезновении человека. До его принятия каждое ведомство руководствовалось своими инструкциями.

Что делать родственникам пропавших людей? - спросили мы у Дмитрия Епанчинцева, старшего прокурора отдела по надзору за оперативно-разыскной и процессуальной деятельностью управления Генпрокуратуры РФ в УрФО.

Дмитрий Епанчинцев: Главное - как можно скорее сообщить об исчезновении в полицию.

Там часто говорят, что заявления принимаются спустя три дня после пропажи человека.

Дмитрий Епанчинцев: Нет такого условия и не было никогда. Три дня - это расхожий миф, пущенный в оборот недобросовестными полицейскими. Заявления должны быть приняты и зарегистрированы независимо от давности и места исчезновения гражданина, в том числе при отсутствии сведений о месте его проживания, полных анкетных данных, фотографии, и даже в том случае, если человек уже несколько раз уходил из дома. Это очень важно: от своевременности обращения зависит успех поисковых мероприятий.

После приема заявления дежурный обязан вызвать следственно-оперативную группу, которая выезжает по месту проживания потерявшегося человека и выясняет, не исчезли ли какие-нибудь вещи, опрашивает соседей и знакомых, проверяет телефонные контакты.

В новом приказе есть пункт 10, содержащий признаки того, что пропавший мог стать жертвой преступления. В этом случае необходимо возбудить уголовное дело. Например, если нет объективных данных, что человек собирался куда-то уехать или сменить работу. Или если дома остались все документы и деньги, либо, наоборот, у пропавшего была при себе крупная сумма наличных. Еще один признак: если человек исчез на автомобиле. Помимо этого, причиной для возбуждения дела может быть, скажем, поспешное вступление в брак родственниками пропавшего, переоформление накоплений, раздел имущества. Уголовные дела заводятся при наличии высказанных угроз. И обязательно если пропал несовершеннолетний, а также если трое суток о человеке нет никаких сведений.

Так вот, наверное, откуда взялись эти "трое суток"?

Дмитрий Епанчинцев: Не исключено. Кроме того, социальные работники могут обратиться в полицию, если их подопечные долгое время не получали соцвыплаты или пособия. Это также иногда свидетельствует о преступлении. Основанием для возбуждения уголовного дела является и факт беспричинной неявки человека на важную встречу или ответственное мероприятие.

Значит, если полицейский говорит "приходите послезавтра", если при явных признаках отказывают в возбуждении дела, - это повод пожаловаться в прокуратуру?

Дмитрий Епанчинцев: Совершенно верно. Желание некоторых полицейских любой ценой создать видимость благоприятной обстановки на вверенной территории ничтожно, если речь идет о жизни человека, тем более ребенка.

Каковы результаты работы прокуроров?

Дмитрий Епанчинцев: Не так давно Уральское управление Генпрокуратуры проверило в Свердловской и Тюменской областях разыскные дела 10-15-летней давности по одной категории - несовершеннолетние. По итогам этой проверки только на Среднем Урале сразу же удалось найти четырех "потеряшек". Трое оказались в добром здравии, еще одного, к сожалению, нет в живых. Помимо этого, по требованию Генеральной прокуратуры в Свердловской области возбуждено 11 уголовных дел, в Тюменской - 2. Почему при явных признаках преступления (в одном случае речь шла об уходе ребенка в лес с неизвестным, в другом - двух девушек увезла подозрительная машина) полиция не предприняла необходимых действий, остается лишь догадываться.

На заметку

Согласно полицейской статистике, 70 процентов потерявшихся находятся после звонка в отделение регистрации несчастных случаев. - это первое место, куда стоит обратиться родственникам. Сюда стекается информация из больниц, моргов, изоляторов временного содержания Екатеринбурга и некоторых городов области. Адрес отделения: г. Екатеринбург, ул. Фрунзе, 74, кабинет 106. Телефоны: (343) 220-92-30(343) 220-92-30, 260-76-43 (круглосуточно).

Общество Соцсфера Происшествия Правосудие Охрана порядка Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область