Новости

07.07.2015 20:40
Рубрика: Власть

Оборотная сторона Греции

Текст: (председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике)
Каждый саммит БРИКС на Западе вызывает схожую реакцию. С одной стороны, серия публикаций на тему о том, что это искусственное собрание являет собой нежизнеспособную химеру. С другой - обостренный интерес: а вдруг они там о чем-то все-таки таком договорятся, что реально изменит мировой баланс сил?

БРИКС - любопытный феномен. Чистая правда, что страны, входящие в этот клуб, далеки друг от друга настолько, насколько это вообще бывает. И географически (по крайней мере некоторые), и исторически, и культурно, да и в политическом устройстве различий уж никак не меньше, чем сходств. Общей стратегии развития у них быть не может - проблемы и на внутренней, и на международной арене, с которыми сталкивается каждая из "букв", весьма отличны, они находятся на разных уровнях социально-экономического развития и неодинаково позиционируют себя в мире.

Наши горячие головы, которые надеются, что БРИКС можно превратить в форпост противостояния тлетворному влиянию Запада, будут разочарованы. Ни одна из держав-партнеров не заинтересована в конфликте с США и Европой, более того, они тщательно следят за тем, чтобы не быть втянутыми в контекст, который может восприниматься как антизападно настроенный.

Что же позволяет БРИКС не только держаться вместе с середины 2000-х годов, но и развиваться, постепенно приступая к формированию собственной экономической инфраструктуры? Чтобы понять это, надо посмотреть на страну, которая привлекает сегодня внимание всего мира - Грецию.

Евросоюз из образца разумной предсказуемости стал, по сути, одним из наиболее явных источников глобальной неопределенности

Драма, которая разворачивается на юге Европы, является свидетельством того, что политико-экономическое объединение, считавшееся едва ли не образцовым еще несколько лет назад, сталкивается с системными вызовами. Их природа не в лени греков и не в упрямстве немцев, а в изъянах самой интеграционной конструкции, спроектированной в конце ХХ века, и концептуальных ошибках, допущенных в процессе пятилетнего "спасения" Греции. Легко, конечно, быть умным и прозорливым задним числом, и не дело сторонних комментаторов учить Европу, как ей надо было действовать. Однако объективно стоит признать, что смелый и амбициозный проект резкого углубления европейской интеграции, начатый на волне эйфории, которая охватила западный мир после конца "холодной войны", превратился в головную боль для всей планеты. А сам Евросоюз из образца разумной предсказуемости стал, по сути, одним из наиболее явных источников глобальной неопределенности.

Здесь и кроется секрет жизнеспособности БРИКС - это оборотная сторона растущих повсеместно сомнений в том, что Запад способен предложить устойчивую и эффективную модель развития. О идейном кризисе этой модели, собственно, заговорили, когда разразился кризис 2008 года. Ну а поскольку, по мнению многих экономистов, нынешние проблемы в Европе - ни что иное, как новая фаза того самого кризиса, перешедшего с корпоративного на государственный уровень, нет ничего странного в том, что подъем БРИКС как межгосударственного форума начался именно в этот период. Это не означает, что у участников группы есть другой рецепт. Зато появилось отчетливое понимание, что его нужно искать. В целом подход БРИКС - не анти-, а альтер-, как начать сооружать страховочную сетку не взамен существующих механизмов, а в дополнение. Россия в силу собственных особых обстоятельств несколько более радикальна и нетерпелива, чем остальные, но в принципе в объединение входят не революционеры, а эволюционеры, сторонники постепенной трансформации глобальной системы.

Запад, впрочем, их таковыми не считает. Наиболее распространенная западная дискуссия последнего времени - о мировом порядке и ревизионизме. В США и Европе ощутили угрозу системе отношений, которая сложилась по результатам "холодной войны", и нервно воспринимают не только резкие шаги (наподобие российских действий прошлого года), но даже намерение "надстроить" конструкцию для придания ей остойчивости. С западной точки зрения, именно Старый и Новый Свет стоят на страже порядка и стабильности, в то время как Россия, Китай, отчасти остальные крупные незападные державы ее расшатывают. Взгляд Москвы (в большей) и Пекина (в меньшей степени) обратный - Соединенные Штаты и Евросоюз своими непродуманными действиями (от продвижения демократии до попытки создания мировой валюты) ставят под вопрос поступательное развитие той системы, которую, фактически, сами они и создали.

БРИКС - одна из примет формирования нового мира, в котором Запад не будет доминировать

России и Китаю (другие страны БРИКС с ними в этом скорее солидарны), например, трудно понять, как совмещаются призывы ЕС и США к укреплению стабильности в разных регионах мира с трактовкой почти любых беспорядков, где бы то ни было как проявления народного пробуждения против авторитарных правительств. Результаты этого раз за разом плачевны, однако подход не меняется. В незападных странах это склонны рассматривать как сознательную линию, хотя в реальности имеет место зачастую не осмысленная, а инстинктивно-идеологическая реакция Запада. Поддержка "своих сукиных детей" только потому, что они выгодны, уже невозможна, как в "старые добрые" времена. Теперь надо убедить себя, что соответствующий "сын" - на "правильной стороне истории". БРИКС - одна из примет формирования нового мира, в котором Запад не будет доминировать. Впрочем, каким будет этот мир, пока никакая аббревиатура предсказать не может.