Новости

08.07.2015 20:41
Рубрика: Власть

Субсидии не для скептиков

Региональные власти убедили промышленников в эффективности господдержки
На международной выставке ИННОПРОМ-2015 Свердловская область подпишет соглашение с Минпромторгом РФ об участии в специальных инвестиционных контрактах. О новом инструменте господдержки и о том, насколько эффективно используются уже известные, на деловом завтраке в уральском филиале "РГ" рассказал министр промышленности и науки региона Андрей Мисюра.

Андрей Васильевич, в чем суть специальных инвестконтрактов?

Андрей Мисюра: Такие соглашения будут заключаться между предприятиями, Минромторгом РФ и субъектами Федерации по шести направлениям: создание производства, не имеющего аналогов в России, развитие приоритетных отраслей, внедрение передовых и критических технологий, создание высокопроизводительных рабочих мест, объектов промышленной и социальной инфраструктуры. Бизнесу это гарантирует льготное налогообложение в течение 10 лет и статус единственного поставщика, то есть фактически 70 процентов рынка сбыта. К слову, это понятие будет внесено в 44-ФЗ в ближайшее время.

Подзаконные нормативные акты еще не утверждены, то есть мы, по сути, пытаемся застолбить новое направление. Вместе с профильными департаментами Минпромторга уже подбираем потенциальных участников контрактов. В Свердловской области одним из первых может стать "ГРС Урал", совместное станкостроительное предприятие чешской фирмы TOS VARNSDORF и российской "КР Групп". В следующем году они планируют начать строительство завода полного цикла мощностью 150 станков в год.

Другой потенциальный подписант специнвестконтракта - Кушвинский завод прокатных валков. Из-за санкций предприятие оказалось монополистом в России. Могло бы почивать на лаврах, но они захотели повысить передел и заняться механообработкой.

Официальным партнером ИННОПРОМа-2015 является Китай. Отвечает ли это интересам свердловских промышленников?

Андрей Мисюра: Китай интересен не только как большой рынок сбыта, инвестиционный канал, но и как разработчик инноваций. Причем поднимать стартапы с китайцами гораздо проще, чем с европейцами. Что бы ни говорили о консерватизме восточных людей, в рисковые инновационные проекты они входят с удовольствием. Кстати, центр развития индустрии высоких технологий "Факел" при министерстве науки и техники КНР примет участие в презентации разработок УрО РАН 7 июля.

Почему же в Свердловской области до сих пор нет совместных российско-китайских производств?

Андрей Мисюра: И вряд ли они появятся, пока мы импортируем из Китая больше, чем экспортируем. Локализация начинается не с желания обеспечить промышленную безопасность страны, а с простой бизнес-логики. Иностранцам, не только китайцам, интересно открывать производства в России, когда видна перспектива окупаемости затрат или есть планы увеличить долю на нашем рынке.

Нам часто приводят в пример Европу, где крупные корпорации отдают на аутсорсинг до 80 процентов работ. Но по смыслу своему это контрактное производство. Локализация же подразумевает передачу технологий, разработок. Именно по такому пути идет Китай.

Что сдерживает развитие производств 5-6 технологического уклада, кроме нехватки денег?

Андрей Мисюра: Недостаток технологий и внутреннего спроса. Возьмем микроэлектронику, пятый уклад. На Урале она существует, но ориентирована на задачи оборонки. Чтобы разработать и произвести микросхему, цена которой в магазине - 50 рублей, надо затратить сотни миллионов. Для таких подвигов нужны сверхзадачи. В противном случае проще скооперироваться со странами-партнерами. Как бы нам ни хотелось быть "колыбелью" технологических трендов, от глобализма все равно никуда не деться.

В регионе внедряются технологии 5-6 уклада: аддитивные, биомедицинские. Пока их доля в валовом региональном продукте невелика, но если мы поможем предприятиям сформировать спрос на такую продукцию, в том числе за счет дешевых финансовых ресурсов, возможен настоящий технологический прорыв.

Как вы оцениваете текущую ситуацию в промышленном комплексе области?

Андрей Мисюра: В денежном эквиваленте мы отмечаем увеличение объемов производства почти по всем отраслям, за исключением транспортного машиностроения. Но в реальности все не так просто. От валютных скачков выиграли разве что экспортеры.

Когда стало очевидно, что целевую программу развития промышленности в 2015-м серьезно урежут, мы начали по заданию губернатора искать возможности для привлечения федерального финансирования. Фактически налаживать связи с Минпромторгом пришлось с нуля, но сегодня область на втором месте в стране по количеству заявок в Фонд развития промышленности. По количеству открывающихся импортозамещающих производств - на первом. По объему заявок, поданных в Минпромторг на софинансирование комплексных инвестиционных проектов (КИП), - на четвертом.

Причем растет не только количество заявок, но и их качество. Если в прошлом году регион выдвинул всего два КИПа, то в 2015-м в конкурсе участвовали уже девять предприятий, восемь прошли первый этап. В Фонд развития промышленности отправлено 42 заявки на сумму 8,5 миллиарда рублей. У двадцати компаний, по нашему мнению, есть серьезные шансы получить одобрение. Уралвагонзаводу и Уральскому дизель-моторному заводу уже выделены кредиты в размере 600 миллионов рублей под пять процентов годовых. Деньги привлекаются на внедрение критических технологий.

Кроме того, мы активно ведем работу с Минпромторгом по включению уральских заводов в список системообразующих. Сегодня их уже 21, еще 16 находятся на рассмотрении. Предприятия с таким статусом могут претендовать на компенсацию 70 процентов ключевой ставки по кредитам, взятым на пополнение оборотных средств. "Уральские локомотивы", Уральский завод РТИ и "Здравмедтех-Е" уже получили субсидии на общую сумму 23 миллиона рублей.

Что касается КИП, то там тоже компенсируется 70 процентов ставки по кредиту. С учетом того, что размеры инвестпроектов варьируются от 150 миллионов до двух миллиардов рублей, это весьма существенная помощь.

Кроме того, регион плотно работает с Фондом содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере: в 2015 году поддержано 32 проекта на 159 миллионов рублей.

Подчеркну: мы не просто рассылаем письма на заводы, где рассказываем о существовании тех или иных видов господдержки, а сопровождаем заявки от и до. Наши специалисты прошли стажировку в Фонде развития промышленности и Минпромторге. Сегодня они знают, как должна выглядеть эталонная заявка, проверяют документы, собранные предприятиями, дают рекомендации, лично общаются с директорами и стимулируют их вступать в федеральные программы.

Конечно, приходится бороться с инфантильностью со стороны некоторых предпринимателей. Они как студенты на экзамене: взял билет, из пяти вопросов на три ответ знаю, ладно, на "трояк" сдам. Тут этот номер не пройдет.

Часто бизнес не столько инфантилен, сколько разочарован, уверен, что ничего из попытки получить господдержку не выйдет. Как удается убедить скептиков?

Андрей Мисюра: Лучший аргумент - удачные примеры. На одном из последних заседаний Народного фронта я обратился к директору завода РТИ, который одним из первых в России получил кредит от Фонда развития промышленности. Критиканы тут же скисли.

К слову, представители свердловских предприятий вошли во все научно-технические советы в сфере машиностроения и нефтегазодобычи, то есть у них есть возможность повлиять на техническую политику таких компаний, как Роснефть, Транснефть, ЛУКОЙЛ и других. Ключевую роль сыграла встреча губернатора Евгения Куйвашева с министром промышленности РФ Денисом Мантуровым 26 февраля 2015 года. Они тогда обсудили целый ряд принципиальных вопросов, и теперь гораздо проще работать.

В чем еще приходится переубеждать бизнес?

Андрей Мисюра: В том, что крупные предприятия готовы включаться в кооперацию с целью импортозамещения. Когда год назад мы предложили проводить выезды в формате b2b, некоторые восприняли это как причуду. Но метод уже принес свои плоды.

Раз в две недели мы набираем группу до 20 человек, технических директоров и главных конструкторов производственных компаний, которые могут что-то предложить в части импортозамещения. Это не просто экскурсия по цехам потенциального заказчика, а ознакомление с его техпроцессами. Подобные дни открытых дверей прошли уже на УВЗ, Евраз-НТМК, "Святогоре", Синарском трубном заводе, Уралмаш НГО Холдинг. Есть договоренности с Энергомашем и ВСМПО-Ависма.

Более того, по нашему запросу предприятия предоставили списки продукции, которую они закупают за рубежом: 150 номенклатурных позиций на 90 миллиардов рублей. Это объективное маркетинговое исследование, которое помогает понять потенциал наших заводов и исключить избыточную конкуренцию. К примеру, на уровне Федерации на полном серьезе рассматривался вопрос открытия производства твердосплавных пластин в Санкт-Петербурге, хотя есть работающий Кировградский завод, который готов пустить Станкопром в уставный капитал, чтобы привлечь инвестиции и увеличить объемы серийной продукции в десятки раз.

Сегодня Минпромторг занимается разработкой геоинформационной системы, позволяющей осуществлять мониторинг размещения производительных сил в субъектах РФ. Мы эту идею поддерживаем: если в рамках региона еще реально исключить дублирование компетенций, то прогнозировать появление десятков аналогичных производств по всей стране сложно. Я считаю, что такая конкуренция не идет на пользу никому.

На господдержку могут рассчитывать только те компании, которые реализуют инвестпроекты?

Андрей Мисюра: На уровне Федерации все инструменты стимулирующего характера, за исключением программы временной занятости. А вот на уровне региона мы поддерживаем все базовые отрасли, даже старопромышленные, например, металлургию.

Работа осуществляется системно. Адресно - только с теми предприятиями, которые находятся на грани ликвидации, банкротства. Им оказываются нефинансовые меры поддержки. В частности, правительственная команда ведет переговоры о погашении дебиторки, снятии арестов с расчетных счетов, предоставлении рассрочек по налоговым платежам и взносам в Пенсионный фонд, реструктуризации долгов перед энергетиками. Так, коллективными усилиями была оказана помощь Первоуральскому заводу горного оборудования, целлюлозно-бумажному комплексу в Новой Ляле, богдановичским "Огнеупорам" и сухоложскому "Уралкрану". Отмечу, еще в январе в режиме неполной занятости в регионе работало порядка 15 тысяч человек, сейчас - шесть тысяч.

Я благодарен налоговой службе за понимание того, что сохранение промышленности - наша общая государственной важности задача. У многих заводов возникли трудности с уплатой налогов, ведь если раньше они привлекали кредиты максимум под 14 процентов годовых, то в начале года пришлось брать уже под 25-30. Понятно, что в таких условиях оборотные средства, при средней рентабельности в машиностроении 10 процентов, сразу вымываются.

Аналогичным образом выстраиваем доверительные отношения с банками. Проблема в том, что у финансистов нет полной картины. Они оценивают только текущие экономические показатели предприятий и порой делают некорректные выводы. Приходится объяснять, что ситуация временная, есть портфель заказов, завод жив.

Власть Работа власти Регионы Экономика Финансы Инвестиции Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область Иннопром-2015