Новости

Тысячи больных по-прежнему остаются без адекватной помощи
Лишь в одном из трех российских регионов рецепт на наркотики онкобольным могут выписать дома. Лечащий врач самостоятельно принимает решение о переводе пациента на сильнодействующее обезболивающее лишь в половине случаев, так как во многих регионах по-прежнему сохраняется более громоздкий и забюрократизированный порядок - необходимость пройти врачебную комиссию. В первом полугодии минимум 66 пациентов из 21 региона обезболивания вовремя не получили - врачи им отказали, хотя медицинские показания были налицо.

Таковы результаты серии проверок, которые по поручению министра здравоохранения РФ Вероники Скворцовой проводил Росздравнадзор. Организованная в апреле "горячая линия", благодаря которой около 600 тяжело больных людей все же сумели оперативно получить помощь, еще раз показала: проблема обезболивания остается острой, и чем дальше от столичных городов, тем тяжелее положение пациентов.

Упрощенная процедура назначения наркотических обезболивающих для безнадежно больных была введена приказом Минздрава еще в конце 2012 года. Уже тогда, например, врачам было разрешено выписывать спецрецепты лежачим больным на дому, причем подразумевалось, что заветный рецепт должен быть выписан в день обращения. Но большого облегчения для нуждающихся в обезболивании не последовало: многие регионы привычно сохраняли более жесткие порядки, основанные на ранее принятых документах, где во главе угла стояла задача не столько быстро помочь справиться с болью, сколько не допустить "утечки" наркотиков на черный рынок. Так что регионы вовсе не спешили приводить свои местные правила в соответствие с новыми, более лояльными рекомендациями.

За последние три года было сделано много, чтобы нормативная база таких разночтений не вызывала. Например, Минздрав предложил регионам обязать "скорую помощь" приезжать на вызовы больных с тяжелой болью, имея в укладке все нужное для паллиативной помощи. Еще раньше были увеличены нормы количества лекарства, выдаваемого по одному рецепту. Последние законодательные изменения вступили в силу совсем недавно - 1 июля. И теперь это уже не просто рекомендации, а нормы, зафиксированные в законе и обязательные к исполнению.

Напомним, что закреплено право и обязанность лечащего врача (причем не только онколога, но и обычного терапевта) делать назначения, не дожидаясь "отмашки" сверху или коллегиального решения - значит, меньше беготни по кабинетам, меньше очередей и короче время до получения лекарства. Срок действия самого рецепта увеличился с 5 до 15 дней - для жителей отдаленных регионов, где до аптеки надо добираться сутки, а то и больше, это крайне важно. Для получения следующей порции лекарства родственникам больных теперь не нужно сдавать пустые ампулы и отработанные пластыри, чувствуя себя потенциальными преступниками (наконец-то чиновники поняли, что такой унижающий контроль - лишняя боль и для пациентов, и для их близких). Кроме того, упростился порядок перевозки наркотиков (теперь не нужна спецохрана) и уменьшился вдвое срок хранения журналов учета в стационарах - это уже акт доверия в отношении медиков.

Тем не менее, проверки почти 1000 поликлиник и больниц по всей стране показали: главная проблема - в инертности медучреждений и врачей. Многие работают по старым правилам просто потому, что плохо знают новые. И по-прежнему опасаются проверок наркоконтроля.

Например, всего две недели назад на одном из врачебных форумов дочь пациентки с опухолью мозга, будучи сама врачом, просила совета, как помочь матери: областной онколог был в отпуске, а районный не ставил пожилую женщину на учет, что автоматически лишало ее права на специальный рецепт.

Действительно, регионы не спешат отменять прежний, коллегиальный принцип назначения наркотиков, что делает процедуру длинной и забюрократизированной. "Данный факт установлен в более чем в 26 500 случаях", - констатируют в министерстве.

При этом сами врачи выписали за эти же полгода 28 000 рецептов, причем пока только в 51 регионе. Получается, что порядок нарушается почти в каждом втором случае.

То и дело нарушается важнейший принцип доступности обезболивания: пациент должен получить рецепт в день обращения. "До настоящего времени не выписываются врачом в день приема пациента сильнодействующие лекарства в проверенных медицинских организациях в 29 регионах, - сообщил "РГ" пресс-секретарь Минздрава Олег Салагай. - С домашней выпиской рецептов еще хуже - как показали проверки, можно получить рецепт во время домашнего визита врача только в 25 регионах".

Остаются проблемы с наличием в регионах современных обезболивающих - пластырей, морфина в таблетках.

Наконец, почти совсем не выполняется еще одна норма законодательства: о том, что при выписке пациента из стационара его должны обеспечить лекарствами или рецептом на их получение до момента постановки на учет по месту жительства.

Кроме того, были выявлены вопиющие случаи: по меньшей мере, 66 пациентам в 21 регионе было отказано в назначении наркотиков, не смотря на наличие показаний. За каждым таким случаем - море боли и отчаяния.

"По всем фактам приняты меры для обеспечения пациентов необходимыми лекарственными препаратами", - констатировали в Минздраве. К слову, в законе предусмотрена ответственность врача, необоснованно отказавшему пациенту в выписке рецепта - она может быть дисциплинарной, вплоть до увольнения. Но может - и более суровой. В Уголовном кодексе есть статья, предусматривающая наказание за бездействие, неоказание помощи человеку в жизнеугрожающей ситуации. Вот только случаев таких что-то не припоминается. Уж больно сложный и неоднозначный вопрос: даже определить, что пациент уже нуждается в переводе на сильнодействующие лекарства, не так просто - состояние у всех разное, болевой порог тоже. Нужны четкие методики и протоколы оказания паллиативной помощи, и знать их в идеале должен любой доктор.

"Полагаю, что на местах и на федеральном уровне разъяснительная работа проводится пока недостаточно, - считает директор Фонда независимого мониторинга "Здоровье", член центрального штаба ОНФ Эдуард Гаврилов. - Здравоохранение - система инертная, любые изменения, в том числе позитивные, воспринимаются далеко не сразу. Думаю, что памятка о том, что обезболивающее может самостоятельно назначить лечащий врач, должна быть на рабочем столе каждого сотрудника поликлиники, а главных врачей стоило бы обязать издать дополнительные внутренние распоряжения. Другое дело, что должны работать объективные критерии оценки уровня болевого синдрома у пациента, чтобы снять коррупционные риски. Это работа для специалистов по паллиативной медицине. Пока она не проведена, сохраняется риск, что больной не получит своевременно обезболивающее. Напомню, что, по данным Росстата, смертность от злокачественных новообразований выросла на 1,6% за январь-май 2015 года, по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. Все это говорит о том, что нужно продолжать активно мониторить отпуск обезболивающих нуждающимся онкобольным, нужна последовательная работа, в одночасье всех проблем не решить".

Доступное обезболивание - лишь небольшой фрагмент в системе паллиативной помощи, которая в нашей стране только начала развиваться. "В России ежегодно умирает примерно 1.7 млн. человек, от онкологических заболеваний - порядка 300 тысяч, - такие данные привел во время одного из обсуждений председатель правления Ассоциации паллиативной медицины России, профессор Георгий Новиков. - При этом в паллиативной помощи. А это не только обезболивание, но и особый уход, и психологическая поддержка, нуждаются до 89% всех умирающих. Причем это не только раковые больные. Тяжело уходят люди с диабетической стопой, некоторыми другими неизлечимыми заболеваниями. Поэтому, помимо развития хосписов, сестринских отделений ухода за тяжелобольными, важно развивать и другие возможности - в частности, выездную службу помощи на дому. И, конечно, острейшей проблемой остается подготовка кадров. В нескольких медицинских вузах открыты кафедры паллиативной медицины, но пока специалистов в этой области нам остро не хватает".

Последние новости