Новости

14.07.2015 13:40
Рубрика: "Родина"

Новый взгляд на историю Крыма

Текст: Александр Пученков (кандидат исторических наук)

Обобщающей научной истории Крыма до настоящего момента, по сути, не существовало. И потому выход в свет первой российской научной и научно-популярной истории Крыма, подготовленной в сжатые сроки на волне широчайшего общественного интереса к этой теме, стал событием отечественной историографии. Авторский коллектив проекта составили многие ведущие отечественные историки, включая специалистов из Крыма1. В результате получился ряд добротных, написанных на широкой источниковой базе очерков, каждый из которых посвящен одной из узловых проблем истории полуострова. Структурно книга разделена на 13 глав, в которых последовательно рассматривается вся история Крыма с древнейших времен до знакового события - "русской весны" 2014 года и воссоединения Крыма с Россией. Изданию предпослано предисловие, автором которого является министр культуры России В.Р. Мединский.

Панорама времен

Среди разделов книги древность, средневековый Крым, вхождение полуострова в состав России при Екатерине II и рождение Черноморского флота; инкорпорирование Крыма в ткань империи в конце XVIII - первой половине XIX века; героическая первая оборона Севастополя в ходе Крымской войны 1853-1856 годов. Тщательно составлены очерки, посвященные истории Крыма в ХХ - начале ХХI века - положение Тавриды в предреволюционный период, Крым в суровую годину революции и Гражданской войны; Крым в межвоенный период; наконец, Крым в годы Великой Отечественной войны и в послевоенные годы. Последние две главы рассказывают о проблемах развития Крыма в составе Украины - 1991-2014 гг. и о "русской весне" 2014 г.

В очерках показан непростой, но исторически неизбежный путь Крыма в Россию и к России на протяжении всех последних веков его существования: здесь и история неудачных походов Василия Голицына в конце XVII века, и нерезультативный "приступ к Крыму" Петра Великого. Авторы главы "Путь к Тавриде" Н.Н. Петрухинцев и Я.В. Вишняков справедливо пишут о том, что "Завоевание Крыма, вполне реальное уже в конце ХVII столетия, было отсрочено еще почти на восемь десятилетий" (С. 131), лишь "екатерининские орлы" обеспечили вхождение Крыма в состав России. В главе "Под скипетром России" симферопольские историки А.А. Непомнящий и В.В. Калиновский правомерно пишут об исключительном политическом значении "Таврического вояжа" - поездки Екатерины II и ее двора на полуостров в 1787 г. "Поездка обошлась казне как минимум в 15 миллионов рублей, но ее политическое значение оправдало эти вложения" (С. 179). Немало страниц книги посвящено титанической фигуре Г.А. Потемкина, масштабу деятельности которого трудно найти какие-то сопоставимые аналоги. Авторы справедливо указывают, что с самого вхождения Крыма в состав России государством предпринимались беспрецедентные усилия по неуклонному наращиванию русского присутствия в регионе "на политическом, культурном и духовном уровнях" (С. 195).

Отдельная страница истории России - Крымская война и героическая оборона Севастополя 1854-1855 гг. Севастополь стал символом непоколебимой стойкости русского человека, своеобразным олицетворением русскости, что зафиксировал непосредственный участник событий, великий русский писатель Л.Н. Толстой2.

Неудачная для России Крымская война стала ярким олицетворением тождественности понятий Крым, Севастополь, Россия. По справедливой оценке А.А. Смирнова, автора очерка, посвященного "Севастопольской страде", оборона Севастополя "стала в массовом сознании едва ли не главным символом стойкости русской армии" (С. 246). Обоснованной представляется и связка, сделанная Смирновым: "Русское образованное общество отвыкло от поражений, которых не знало с 1805-1807 годов, со времен Аустерлица и Фридланда, и, испытав настоящий шок, стало все громче требовать реформ. И из огня и крови Севастополя выросли Великие реформы, открывшие новую эпоху в истории России" (С. 247).

В главе "Южный фасад империи. Крым во второй половине ХIХ - начале ХХ века" симферопольские историки А.А. Непомнящий и А.В. Севастьянов увлекательно рассказывают о повседневной жизни Крыма в последние годы существования Российской империи: развитии в благодатном регионе науки, виноделия, сельского хозяйства; читатель узнает о схеме административно-территориального деления Крыма; зарождении в Крыму политических партий и организаций; межнациональных отношениях и т.д. По утверждению авторов очерка, к началу ХХ в. Крым стал "одним из знаковых регионов Российской империи - ее южным форпостом в военно-политическом и "визитной карточкой" в рекреационно-туристическом отношении" (С. 248). Можно, несомненно, согласиться и с мнением авторов о том, что "именно в последние десятилетия существования Российской империи в самых различных слоях общества возникло и укрепилось осознание Крыма как неотъемлемой части и жемчужины "русского мира", которое сохранилось несмотря на все политические перипетии ХХ - начала ХХI века и столь ярко проявилось в современных нам событиях 2014 года" (С. 272).

Оборона Севастополя. 1854-1855 гг.  / Фрагмент панорамы Ф.А. Рубо.

В новейшую эпоху

Глава "Между красными и белыми: Крым в годы революции и Гражданской войны (1917-1920)" написана известным московским историком А.В. Ганиным. Автор последовательно реконструирует сложнейшие коллизии, переживаемые Крымом, да и всей Россией, в 1917-1920 гг. Представляется, что в 1917-1918 гг. Крым еще не попал в полной мере под воздействие революции: здесь было спокойней, чем в России или на Украине. Вместе с тем Крыму еще предстояло выйти на авансцену российской Гражданской войны, пережив в драматическом 1920 г. в полной мере и отчаянную попытку генерала П.Н. Врангеля создать уникальный "остров Крым", и ужасы красного террора.

Как отмечено в главе, Крым "оказался спорной территорией, претензии на которую высказывали советская Россия, Украина и местные силы" (с. 291). Пожелавшие создать в Крыму столь же управляемый, как и на Украине, режим власти, немцы привели к власти своего ставленника - генерала М.А. Сулькевича. Видя в татарском населении Крыма опору своей власти, Сулькевич русофобского характера своему режиму не придал, осуществляя на практике достаточно умеренную политику. Вместе с тем генерал решительно отстаивал независимость полуострова от Украины, не желая способствовать поглощению Крыма державой гетмана П.П. Скоропадского.

Крым в гораздо большей степени был готов при известных условиях вернуться в лоно России, чем стать частью Украинской державы. В этой связи наглядной иллюстрацией является неудача переговоров между Крымом и Украиной осени 1918 г. Возглавлявший на переговорах крымскую делегацию А.М. Ахматович, отвечая на вопрос о слиянии Крыма с Украиной, отмечал, что "на Украине, очевидно, не осведомлены о крымских делах. Мы приехали сюда говорить, как равный с равным. Мы стоим на принципе национального самоопределения, и мы верим, что идея национального самоопределения восторжествует... несомненно одно, что для Крыма мы будем требовать таких же прав, какие Украина требует для себя"3. В итоге переговоры оказались безрезультатными: как "равный с равным" Украина с Крымом разговаривать не пожелала. Поражение Германии в мировой войне сделало позиции Сулькевича предельно шаткими. Попытки крымского правителя получить помощь от Деникина к успеху не привели. В отличие от Скоропадского, Сулькевич без особой борьбы уступил власть местным кадетским группам, предварительно заручившимся поддержкой Добровольческой армии. В свою очередь, и кадетское правительство Соломона Крыма, всецело зависевшее от интервентов и незначительной по численности Крымско-Азовской Добровольческой армии, дееспособной властью стать не смогло, не пользуясь авторитетом ни у населения, ни у французов, ни у белых4.

Историков традиционно привлекает фигура генерала Я.А. Слащова-Крымского - военачальника, сумевшего сохранить для белых Крым (С. 307). По справедливому замечанию биографов генерала, Слащов обладал сильной волей, военным чутьем и способностью малыми силами противостоять превосходящему противнику5. Не случайным выглядит и эпопея обороны Крыма силами корпуса Слащова в конце 1919 - начале 1920 г. В воспоминаниях таких разных людей, как рядовые участники Белого движения С.Н. Шидловский, В. Дружинин и адмирал Д.В. Ненюков, содержатся лестные характеристики Слащова как военачальника. "Энергия и характер", - таким видится Слащов, как военный руководитель, Шидловскому6; Слащов - "герой Крыма. Его все боялись и уважали. Только благодаря его самообладанию Крым был спасен от красных", - оценка В. Дружинина7. "Несомненно, что он имел ту военную жилку, без которой ни один генерал не может сделаться художником своего дела... он был храбр до отчаянности", - таким запомнился Слащов адмиралу Д.В. Ненюкову8. Можно также согласиться с генералом В.В. Чернавиным, по утверждению которого, в начале 1920 г. "удалось прикрыть, а затем и удержать перешейки лишь благодаря ошибке красного командования. Если бы оно не разделило своих сил, поведя одновременно из района Нижнего Днепра наступление и в одесском, и в крымском направлении, а сосредоточило бы все свои усилия на Крыме, оставив временно Одессу в покое, то слабые части Слащова перешейков бы не удержали..."9 Как бы то ни было, Крым стал последним бастионом Белой России, а Слащов приобрел к своей фамилии почетную приставку "Крымский" - последним из военачальников в истории Русской армии.

Отдельная часть очерка посвящена деятельности генерала П.Н. Врангеля, с именем которого связано окончание белой эпопеи на Юге России. Автор высоко оценивает работу Врангеля по реорганизации органов военного управления и упорядочению тыла, обоснованной выглядит и констатация того, что эвакуация войск Русской армии из Крыма в ноябре 1920 г. прошла в целом организованно (С. 316, 324). Автор этих строк не может не согласиться и с весьма актуальным выводом А.В. Ганина о том, что опыт Гражданской войны "непреложно свидетельствует о том, что Крым не является самодостаточной в хозяйственном отношении территорией и не может полноценно существовать в условиях блокады и изоляции" (С. 328).

Одной из наиболее интересных глав книги, несомненно, является глава "Красный Крым (1921-1941)", написанная симферопольскими специалистами А.А. Непомнящим и А.В. Севастьяновым. А.А. Непомнящий - один из наиболее известных крымских ученых, создатель научной школы, занимающейся изучением науки и культуры на территории полуострова. Авторы главы в увлекательной форме последовательно рассмотрели жизнь Крыма в предвоенный период. Очерк начинается с рассмотрения вопроса о массовом терроре против оставшихся в Крыму чинов армии Врангеля и прочих "буржуазных элементов". Вероятно, можно согласиться с мнением авторов о том, что "точных и исчерпывающих данных о размахе "крымских расстрелов" нет (С. 333). Авторами рассматривается вопрос о статусе Крыма в составе РСФСР, организация советских органов власти на территории полуострова, экономические процессы в Крыму. Интересно рассказывается о масштабной работе, направленной на то, чтобы в общественном сознании Крым утвердился "в слегка идеологизированном образе всесоюзной здравницы" (С. 353-354). Можно согласиться, что "к началу Великой Отечественной войны Крымская АССР была вполне типичным советским регионом, в котором отражались как объективные достижения, так и вопиющие преступления большевистской системы" (С. 357).

Известный московский военный историк А.В. Исаев подготовил главу книги об истории Крыма в годы Великой Отечественной войны. Автор правомерно подчеркивает колоссальное стратегическое значение Крыма в годы войны, талантливо описана вторая оборона Севастополя. Исаев не скрывает постыдное бегство из города высшего командования во главе с адмиралом Ф.С. Октябрьским, отмечая, впрочем, что "не приказ об эвакуации командиров стал причиной развала обороны" (С. 385). Можно согласиться с тезисом о том, что "значение полуострова в войне неуклонно возрастало" (С. 406). Затрагивает автор и болезненную тему чудовищных зверств нацистов на оккупированной территории. Для Крыма, как и для всей России, Великая Отечественная война стала самой страшной страницей истории, думается, что в своем очерке А. В. Исаеву удалось это показать в высшей степени убедительно.

Написанная А.В. Кузьминой глава "Всесоюзная здравница, Крым в 1945-1991 гг.", начинается с рассказа об одном из преступлений сталинизма - депортации из Крыма татар, армян, болгар и греков. Автор справедливо пишет о том, что депортации народов в период Великой Отечественной войны "стали одной из самых мрачных страниц сталинского периода истории" (С. 408). Естественно, что автор не могла обойти вниманием и поспешное решение о передаче Крыма в состав Украинской ССР. Было ли это капризом партийного "царька" или же объяснялось исключительно прагматическими соображениями, как утверждает сын советского лидера С.Н. Хрущев10, не столь важно. Важно то, что инициатива Хрущева оказалась нецелесообразной и исторически необоснованной (С. 416). В небольшом по объему очерке автору удалось рассмотреть важнейшие аспекты жизни всесоюзной здравницы - промышленное и социальное развитие, сферу культуры и многое другое. Справедливой выглядит и точка зрения Кузьминой о том, что в трагическом 1991 г. мнение народа Крыма политиками было показательно проигнорировано. Тем самым была порождена "головная боль" Киева - Крым в составе независимой Украины.

Очерки, посвященные 23-летней истории Крыма в составе Украины и историческим событиям "русской весны" 2014 г., подготовлены московским историком А.Н. Романовым. Правомерно констатируя чужеродность Крыма в государственном теле Украины, автор приходит к закономерному выводу: "Полуостров с древней, непростой и многовекторной историей достоин своего особого и неповторимого места в историческом прошлом народов Российской Федерации".

Итоги

Подведем итог. Авторам удалось составить первое в новой России научное и научно-популярное издание по истории Крыма. Несмотря на сжатые сроки подготовки издания, работа получилась зрелой. Книга написана специалистами для массового читателя и сочетает литературность подачи материала с научностью. Стоит отметить, что помимо наличия научно-справочного аппарата целый ряд архивных источников из архивов России и зарубежья в этой книге вводится в научный оборот впервые. Как и ожидалось, работа уже вызвала отклик в ближнем и дальнем зарубежье. Авторы старались придерживаться объективности и взвешенности в суждениях, что особенно ценно, когда бушуют политические страсти. Книга уже нашла своего заинтересованного читателя; не случайно на протяжении длительного времени "История Крыма" находится в лидерах продаж центральных книжных магазинов страны. Читателей живо интересует прошлое вернувшегося в состав России полуострова, и хочется надеяться, что этот труд стимулирует появление новых интересных книг по непростой, но увлекательной крымской истории.

1 История Крыма. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2015. - 464 с.
2 Толстой Л.Н. Севастополь в декабре месяце // Собрание сочинений М., 1958. Т. II. С. 102-103.
3 Сообщение А.М. Ахматовича // Киевская мысль. 1918. 1 октября (18 сентября).
4 Набоков В.Д. Крым в 1918/19 гг. / Публ. А.С. Пученкова // Новейшая история России. 2015. N 1. С. 221-257.
5 Кручинин А.С. Генерал Я. А. Слащов-Крымский и самосознание добровольческого офицерства // Белое движение на Юге России (1917 - 1920): Неизвестные страницы и новые оценки. М., 1995. С. 43.
6 Шидловский С.Н. Записки белого офицера. СПб., 2007. С. 69.
7 "Гроза тыла и любимец фронта": генерал Я.А. Слащов в 1920 - 1921 гг. / Публ. Л.И. Петрушевой // Новый исторический вестник: Избранное, 2000 - 2004. М., 2004. С. 249.
8 Ненюков Д.В. От Мировой до Гражданской войны: Воспоминания. 1914 - 1920 / Вступ. ст. и прим. А.В. Посадского. М., 2014. С. 428-429.
9 ГАРФ. Ф. Р-5956. Оп. 1. Д. 391. Л. 22.
10 http://russian.rt.com/inotv/2014-03-09/Sin-Hrushheva-Krim-bil-peredan
  [дата обращения: 19.05.2015].]