Новости

17.08.2015 14:20
Рубрика: "Родина"

Политика в зеркале сатиры

Текст: Андрей Голиков (доктор исторических наук) , Ирина Рыбаченок (доктор исторических наук)
Русско-японская война 1904-1905 гг. в политической карикатуре
"Рождество - праздник мира на земле и согласия и радости для людей. Но... мы накануне войны с Японией, которая может принять грандиозные размеры мировой войны". Анализируя международное положение России, непременный член Совета российского МИДа Ф.Ф. Мартенс констатировал: пока будет продолжаться этот конфликт, "Англия свободно может обделывать свои дела в Тибете, Персии и других местах. Россия... повсюду окружена врагами и, собственно говоря, нигде и никаких друзей между народами не имеет. Союз и дружба с Францией - обман и самонадувательство. Германия и Австро-Венгрия нас за нос водят. Англия и Соединенные Штаты нас не любят... Словом, положение никогда не было ужаснее и опаснее, чем в настоящее время"1. Эту запись он сделал в дневнике за несколько дней до начала войны.

РАЗНЫЕ РАКУРСЫ

О Русско-японской войне написано множество статей и книг. Ныне историкам хорошо известны перипетии ее дипломатической подготовки, ход военных действий, финансово-экономические и политические интересы сторон. Но что знали о войне современники, какой образ ее складывался в массовом сознании, кто, как и почему создавал этот образ? Информацию, синхронную событиям, они находили в периодической печати. Страницы многочисленных газет и журналов пестрели телеграммами и корреспонденциями, передовыми статьями и публицистическими очерками. Особую роль в освещении происходившего играли изобразительные материалы - рисунки и фотографии, открытки и плакаты, лубочные картинки и карикатуры2.

Произведения сатирической графики являются своеобразным способом передачи информации3. Важно подчеркнуть, что карикатура не только оперативно откликается на значимые явления, но и дает их трактовку, которая во многом зависит от национальной принадлежности художника. Одни и те же события получают различные оценки, преувеличиваются или замалчиваются в зависимости от политических интересов. Поэтому русские, немецкие или английские авторы предлагали зрителям свою "картинку", акцентируя те или иные аспекты проблемы.

Проследим, какое отражение Русско-японская война получала с нескольких "точек обзора" в политической карикатуре трех стран: России - государства-участника, Англии - союзницы Японии, и Германии - государства, заявившего о нейтралитете в конфликте. С каждой из этих точек зритель видел "картинку" в определенном ракурсе. В России в поле его зрения попадали нарушение норм международного права Японией и ее претензии на мировое господство, закулисная роль Англии и США в развязывании войны. Английские художники акцентировали внимание на вопросах контроля над информацией и положительного значения союза с Японией для ее успеха в войне. В Германии, снабжавшей русский флот углем и в то же время продававшей Японии крупповские пушки, карикатуристы старались придерживаться "нейтралитета" с позиций собственно немецких интересов.

ЗА МИРОВЫМ ИГОРНЫМ СТОЛОМ

Нападение японского флота на корабли русской Тихоокеанской эскадры на рейде Порт-Артура в ночь на 27 января (9 февраля) 1904 г. положило начало войне. Это событие стало информационным поводом для опубликованной две недели спустя карикатуры "Красное и черное" в немецком журнале Kladderadatsch. "Делайте ваши ставки, господа!" - предлагает крупье собравшимся за игорным столом в надежде попытать удачу. Благодаря портретному сходству (а также соответствующим надписям) участники легко узнаваемы. Здесь Николай II и Муцухито I, Эдуард VII и Э. Лубэ, Т. Рузвельт, Абдул Гамид II и Б. Бюлов.

В карикатуре нет ничего случайного, поэтому состав участников - лидеров держав и их ролевые функции художник определил четко. В игре - русский царь и японский император, тогда как английский король и германский канцлер, президенты Франции и США - лишь наблюдатели, а турецкий султан сдерживает маленького македонца, тоже пытающегося сделать свою ставку. Каковы же были шансы сторон?

Модернизация экономики в ходе реформ середины XIX в. и реорганизация вооруженных сил в начале XX в. позволили Стране восходящего солнца взять курс на усиление позиций в Корее и Маньчжурии. Но здесь интересы Токио и Петербурга столкнулись. Активно шло строительство Транссибирской магистрали, часть которой Россия вела по оккупированной ею в ходе "боксерского" восстания территории Китая. При этом отдельная железнодорожная линия соединяла магистраль с Порт-Артуром - базой русского флота на Ляодунском полуострове. Этот масштабный проект угрожал экспансионистским планам Японии на континенте. Поэтому, готовясь к войне с Россией, она обеспечила себе дипломатическую поддержку, и 17 (30) января 1902 г. заключила союзный договор с Англией - давней и непримиримой противницей России. Лондон гарантировал Токио соблюдение строгого нейтралитета в случае войны и помощь, включая военную, если какая-либо держава или державы присоединятся к враждебным действиям против Японии.

Укрепление России в Маньчжурии не устраивало и США. После того как в 1899 г. Петербург объявил порт Дальний открытым для иностранной торговли всех стран, американцы провозгласили доктрину "открытых дверей" в Китае. Это означало, что имевшие там сферы влияния державы обязуются сохранять китайский таможенный тариф, равный для всех и основанный на международных трактатах, а не на договорах каждой их них с Китаем. Поскольку Петербург отказался признать этот принцип, Вашингтон во всех акциях, связанных с Маньчжурией, демонстративно солидаризировался с Токио. Так, 26 сентября (9 октября) 1903 г. - в тот день, когда истек срок вывода русских войск из Маньчжурии согласно русско-китайскому договору, - и США, и Япония подписали с Китаем торговые договоры, фактически ликвидировавшие преференции России.

Большое значение имела позиция Германии: в январе 1904 г. германский посол в Токио заявил о нейтралитете его страны. В Берлине считали, что такая позиция в случае Русско-японской войны заставит быть нейтральной и Францию - союзницу России, которую война в любом случае ослабит. Не случайно Б.А. Романов утверждал: "Увязание России в дальневосточных делах становилось незаменимой и желанной кое для кого картой в большой европейской игре"4.

Союз с Англией, поддержка США и нейтралитет Германии позволили императору Муцухито I делать свою ставку уверенно: все его фишки-солдаты на карикатуре немецкого художника выстроены в боевом порядке. Совсем иначе ведет себя Николай II, который колеблется и выжидает: часть фишек-солдат он уже расположил на столе, но в раздумье держит в руке очередную. Зловещая фигура крупье в образе Смерти выглядит мрачным пророчеством.

ШАПКОЗАКИДАТЕЛЬСТВО В КАРИКАТУРЕ

Нарушение Японией норм международного права - нападение на русские корабли до объявления войны - не нашло отражения в зарубежной сатирической графике, поскольку ни одна из западных держав не осудила агрессора. Отечественные карикатуристы, напротив, живо откликнулись. Вскоре после начала войны журнал "Осколки" напечатал карикатуру "Соблюдайте нейтралитет". Облаченной в тогу с надписью "Международное право" статной женщине изо всех сил топчет ногу маленький злобный японец. Негодуя, она пытается привлечь общественное внимание к происходящему, но тщетно. Джон Буль - собирательный образ британца - со словами: "Тсс... ни звука! Соблюдайте нейтралитет!" затыкает ей рот.

Провокационная роль Англии в развязывании войны зафиксирована во многих работах отечественных авторов. За три дня до нападения японцев журнал "Шут" поместил карикатуру "Джон Буль и гейша". В открытое окно японского чайного домика заглядывает англичанин, как бы ненароком оказавшийся здесь во время прогулки верхом. На вопрос занятой стряпней гейши: "Заваривая кашу, могу я рассчитывать на ваше содействие, Джон Буль?" тот отвечает: "Разумеется, как всегда... я займусь сниманием пенок, а вам, милая гейша, предоставляю расхлебывать".

Вариацией этой темы стала карикатура "Марс разговляется". Художник использовал оригинальный прием, чтобы в черно-белом рисунке обозначить смысловое значение цвета: на срезе яйца хорошо видны "желток" - маленький злобный японец, и "белок" - Джон Буль, презрительно прищуривший глаза. Подпись "А яичко-то тухленькое...подсыплем-ка ему перцу..." свидетельствовала не только о понимании роли Англии, но и о шапкозакидательских настроениях, царивших в правящих верхах России. Его хорошо передают слова графа А.А. Игнатьева, участника войны: "Не верилось, что какая-то маленькая Япония посмеет всерьез ввязаться в борьбу с таким исполином, как Россия"5.

Но в марте 1904 года японская армия генерала Куроки завершила высадку в Корее. На этот факт английский журнал Punch откликнулся карикатурой с незамысловатым сюжетом: японский офицер надевает повязку с надписью "цензура" на глаза корреспонденту европейской газеты, делающему заметки о кораблях флота Страны восходящего солнца. Позиция автора недвусмысленно выражена в названии рисунка: "Мудрость Востока". 18 апреля (1 мая) армия Куроки, форсировав р. Ялу, вошла в Маньчжурию, отбросив русский заслон у деревни Тюренчен.

Это первое поражение русских войск на суше произвело ошеломляющее впечатление в Европе: там возобладал взгляд, что если Япония и не окажется победительницей, то, во всяком случае, не потерпит решительного поражения. Такое состояние умов запечатлено в немецкой карикатуре "Страхи и радость Германии", на которой Б. Бюлов подобно двуликому Янусу одновременно протягивает руки обоим противникам. Повернутое в сторону израненного генерала А.Н. Куропаткина лицо грустно, тогда как лицо, обращенное к Куроки, увенчанному лавровым венком, светится радостью. Подпись поясняет: "Рекомендуемый рейхсканцлером идеал строжайшего нейтралитета".

Другой немецкий автор под впечатлением японской победы показал своеобразный мировой тотализатор. Зритель видит схватку борцов на цирковой арене, где большой и сильный противник почти повержен, а представители иностранных держав, как маклеры на политической бирже, выжидают момента, чтобы не продешевить с акциями. "Нужно сделать ставки, пока схватка не закончилась", - гласит подпись под карикатурой с названием "Военные займы". А ставки высоки.

В апреле 1904 года Англия и США предоставили Японии заем в 50 млн долларов под гарантию доходов от японских таможен. Успех операции превзошел все ожидания: в Нью-Йорке заем был перекрыт в пять раз, а в Лондоне - в 28! Заключенный тогда же Россией заем во Франции на сумму 350 млн рублей обеспечил царскому правительству возможность продолжать войну до начала 1905 года.

Однако финансовые ресурсы Японии потребовали подпитки раньше, и уже в ноябре она получила от Англии и США новый заем в 60 млн долларов. Этот факт стал информационным поводом для карикатуры А.А. Радакова в журнале "Шут" "Надувайте, надувайте... сам уже я не могу больше!". Ирония автора очевидна: слово "надувать" имеет в русском языке несколько значений. Кроме основного - "наполнять воздухом", оно употребляется в смысле "обманывать". Накачивание резиновой куклы создавало иллюзорное впечатление ее силы.

Раздутые претензии маленькой Японии другой отечественный автор из того же журнала высмеял в карикатуре с грубоватой подписью: "Все мое. Кто дотронется без спроса, тот останется без носа". Зрителю предлагалась занятная картинка: оскалившаяся макака (так нередко называли японцев в России) изо всех сил старается обхватить лапами земной шар. В первые дни войны к этой теме уже обращался журнал "Стрекоза", напечатавший рассказ, один из персонажей которого утверждал: "Япония будет обладать целым миром! Заря нашей политической славы еще только начинается! Недаром Япония называется страной "восходящего солнца"!".

СМЕХ НА СЛУЖБЕ ДИПЛОМАТИИ

Определенно обозначившееся стремление Японии существенно расширить сферу своего влияния побудило даже спонсоров Страны восходящего солнца озаботиться ограждением своих интересов. В преддверии открытия Портсмутской конференции, итогом работы которой стал мирный договор между Японией и Россией, 14 (27) июля 1905 г. состоялась беседа японского премьера Кацуры и военного министра США Тафта (личного представителя президента Т. Рузвельта). Американцы согласились на захват Кореи Японией в обмен на ее обещание не посягать на Филиппины. 30 июля (12 августа), когда японская сторона предъявила уполномоченным от России свои условия мира, в Лондоне был подписан новый англо-японский союзный договор, ограждавший интересы Англии в Индии.

Портсмутская мирная конференция привлекла пристальное внимание мировой прессы. Но по настоянию Токио заседания, в которых участвовали только уполномоченные от держав, их технические секретари и переводчики, проходили за закрытыми дверьми, а журналисты довольствовались краткими официальными сообщениями и добытыми частным образом сведениями. С юмором откликнулся на это Kladderadatsch. Художник изобразил зал заседаний в виде закрытого короба, в стенах и потолке которого были, однако, проделаны многочисленные отверстия. В подписи утверждалось: "В Вашингтоне гарантируют абсолютную секретность русско-японских переговоров о мире".

Разумеется, журналисты стремились получить эксклюзивную информацию из первых рук. По свидетельству С.Ю. Витте, первого уполномоченного от России на конференции, "каждый корреспондент большой газеты, конечно, желал иметь секретные сведения, для того чтобы те сведения и заключения, которые он мог почерпнуть из разговоров со мною, сделались достоянием только его газеты"6. Ситуация удачно отражена в английской карикатуре "Умолчание по-русски". Стоя перед ведущими в помещения русского и японского уполномоченных дверьми с надписями "Не интервьюировать", американский журналист пытается задать вопрос Витте. В ответ он слышит: "Увы! Мои губы запечатаны. Однако я могу сообщить вам конфиденциально, что в этом деле справедливость полностью на нашей стороне. Здесь факты". И с этими словами свиток, который Витте держал в руке, оказывается у американца.

Тема самих переговоров в отечественной карикатуре отражения не нашла, но зарубежные авторы охотно отдали ей дань. Kladderadatsch в июле 1905 г. опубликовал карикатуру, недвусмысленно отразившую запросы Японии. Художник представил одетого в парадную форму японца, с беззаботным видом сидящего с чемоданами наготове, а на его багаже и сапогах были четко зафиксированы безмерные претензии Страны восходящего солнца: "Маньчжурия", "Корея", "Порт-Артур", "Сахалин". Эти требования, сообщенные японскими делегатами Рузвельту, были им полностью одобрены.

В карикатуре "Мирные переговоры", опубликованной в том же журнале в августе, с насмешкой показана прояпонская позиция американского президента, объявившего себя "честным маклером". Зритель видел, как Витте откручивает японским куклам (читай - условиям) головы, а Рузвельт старательно приклеивает их на место. В подписи не без иронии пояснялось, что заявление России об отказе поступиться хотя бы пядью своей земли облегчит ей уход с конференции.

После получения сообщения о том, что переговоры "подошли к мертвой точке", кабинет министров Японии санкционировал заключение мира "любыми способами", включая отказ от требований денежной компенсации и территориальных приобретений. И только узнав, что царь готов уступить южную часть Сахалина, японское правительство скорректировало инструкцию: "Отказаться от требований уступки целого Сахалина и, делая последнюю уступку, согласиться на половину острова"7. Вопрос о контрибуции приобрел форму уплаты Японии расходов за содержание русских военнопленных. Мирный договор был подписан 23 августа (5 сентября) 1905 г.

На следующий день Punch опубликовал карикатуру с многозначительным названием "Мир - а потом?", где позиция автора отчетливо просматривалась. Крылья ангела мира простирались над воинами обеих покидающих позиции армий. Но над головой японского солдата виден лавровый венок победителя, а у его ног - весло с надписью "англо-японский союз". И в то время как японцы, вслед за которыми летел белый голубь, двигались навстречу восходящему солнцу, русские уходили в грозу.

Ответ на вопрос, вынесенный в название, предстояло дать истории.

И она его дала в победном 1945-м.


Примечания
1. АВПРИ. Ф. 340. Оп. 787. Д. 10. Л. 130, 138-139.
2. Филиппова Т. "Страшный враг" и "добрый микадо" // Родина. 2005. N 10. С. 61-66; Экштут С. Ударим плакатом...// Родина. 2005. N 10. С. 67-68; Шимацу Н. "Возлюби врага своего" // Родина. 2005. N 10. С. 69-71.
3. Голиков А.Г., Рыбаченок И.С. Смех - дело серьезное. Россия и мир на рубеже XIX-XX веков в политической карикатуре. М., 2010.
4. Романов Б.А. Очерки дипломатической истории Русско-японской войны. 1895-1907. М.-Л., 1947. С. 157.
5. Игнатьев А.А. Пятьдесят лет в строю. М., 1950. С. 197.
6. Витте С.Ю. Воспоминания. М., 1960. Т. 2. С. 425-426.
7. Окамото С. Японская олигархия в Русско-японской войне. М., 2003. С. 214-215.