Новости

18.08.2015 19:55
Рубрика: Общество

Когда помолчит шаман

Как Сибирь становится территорией надежд
Человек с надписью на майке "Если Россия единая, то почему я одинок" явно смыслом выбивался из утренней полусуеты в барнаульском аэропорту. Пожалеть его, что ли... Отпускники и паломники густо смешивались с командировочными, для которых Алтайский край летом стал магнетической зоной семинаров, симпозиумов, слетов, фестивалей. Не остался в стороне от здравого тренда и Союз журналистов России: неутомимый Всеволод Богданов вместе с коллегами на уровне провел ХIV межрегиональный форум прессы "Сибирь - территория надежд".

В приличной компании уже и неловко произнести: видите ли, это на Эйфелевой башне... Зато сколько отпускной гордости, что побывал на горе Пикет, в родных шукшинских Сростках, знаешь, какого бирюзового цвета холодная в жару Катунь, где находится Белокуриха, как стоИт и чего стОит крупнейшая в России фармацевтическая компания, производящая только натуральные лечебные средства ("все-все местное: травы, облепиха, кедровые орешки"). Правда, конкуренты клевещут, пошли такие объемы, что экстракты начали завозить уже из Китая. Но без травяных чаев и алтайского меда, это правда, вернуться из поездки в зону магического сибирского меридиана невозможно.

Вообще, что человеку надо от отпуска? Если не Мацеста и грязи на больные коленки, то впечатления, движение и приключения на свою голову (в переводе съезжающихся к горе Белуха поклонников Рериха - движуха и пир духа).

Более полутора миллионов туристов посещают Алтай ежегодно. И это без Черного моря. Правда, со своими сказочными озерами, травяными коврами, доступными горами и радующими полями, засеянными гречихой (почти каждый второй килограмм этой отечественной каши тут растет). Губернатор Александр Карлин настаивает на принципиальной смене тренда: бывший депрессивный регион стал территорией надежды и житницей державы.

По дороге на Бийск стоит часовня на том самом месте, где десять лет назад погиб в автокатастрофе Михаил Евдокимов. Та самая смертельная береза на месте. Артист-юморист-губернатор... Загадка нашей жизни. Увы, некрополи самые посещаемые туристами во всем мире. Почему человека так притягивают подобные места? И зачем тогда говорили древние: не заглядывайся в пропасть, иначе пропасть начнет заглядываться на тебя. Магия неизведанного, непознанного может пленить каждого.

Очень симпатична гордость алтайцев своим небесным земляком: в селе Полковниково Косихинского района есть музей Германа Титова, второго космонавта планеты. Да и Валентина Терешкова в этих краях после полета приземлилась...

Важно было увидеть коллег-журналистов, победителей регионального конкурса, которые в эпоху алармизма трудом ума и души возвращают чувство достоинства российской повседневности. Встретиться с местным медиамагнатом Юрием Пургиным, в изданиях которого успешно работают более тысячи человек ("он такой же, как ваши московские газетные олигархи, только с совестью", популярно объяснила мне Раиса Голованева, лидер алтайского СЖ). Московские командировочные, подозревают многие, не самые лучшие люди. Про них зачем-то говорят: когда они приезжают в командировку, то они у тебя в гостях, когда ты приезжаешь в Москву, они опять у тебя в гостях. Мне показалось, что на этот раз москвичи приехали не с пустыми руками - не только с грамотами и медалями. Москвичи привезли и провели мастер-классы, которые дружно поддержали профи из Новосибирска, Красноярска и даже Калининграда.

Есть же бесценное, русское, непереводимое. "А поговорить?.."

Форум прессы удачно совпал с шукшинскими днями на Алтае. Министр Мединский, который там тоже был, говорят, даже удивился, какой скромной региональной сметой обходится общенациональный праздник. Пользуясь случаем, на "Деловом завтраке" в "Российской газете" спросила у министра: действительно, удивился? На что Владимир Ростиславович сказал твердое "да": минкульт будет впредь поддерживать не только словом. А вы говорите, москвичи...

Среди них бывают редкого таланта люди. С ними так радостно встретиться вдали от Москвы.

Василий Макарович, ветка калины красной на вашей школьной, предпоследней парте и письмо вашей мамы вам, будто живому, это как-то приводило музейные смыслы к нормальному знаменателю: живи просто и ясно, делай доброе людям, но помни, что жизни с хорошим концом не бывает. Даже в хорошем кино. Сергей Никоненко по рассказам Шукшина с незамысловатой моралью как раз и снял такое кино "Охота жить". Сам режиссер играет главного героя, такого мужичка-праведника, станционного смотрителя, но чертовски похожего в черном свитере и с дымящей вечно трубкой на московского аристократа Алексея Симонова...

Земляки честно аплодировали.

Но если вы когда-нибудь еще услышите, как актер Никоненко гениально читает шукшинский рассказ "Верую", когда зал взорвался от счастья : да, да, так и про это писал наш Макарыч, то вы простите ему любую режиссерскую работу.

"По воскресеньям наваливалась особенная тоска. Какая-то нутряная, едкая... Максим физически чувствовал ее, гадину: как если бы неопрятная, не совсем здоровая баба, бессовестная, с тяжелым запахом изо рта, обшаривала его всего руками - ласкала и тянулась поцеловать". Жена Максима Люда, конечно же, не понимала, как это может болеть душа - это же не рука, не нога, не зуб... И тогда он пошел к соседу, у которого гостил дальний родственник, поп, приехавший на Алтай лечить болезнь легких барсучьим жиром.

И случился в русской литературе памятный диалог о Христе, добре и зле, которое победить невозможно, ибо само добро без борьбы как будет называться?

Факты и мифы, легенды и притчи - все работает на алтайское колесо туризма. И это правильно. Когда по дороге на гору Пикет автобусы с лауреатами-журналистами остановились в рукотворном заповеднике "Легенда", местный шаман (в миру Артем Игнатенко) с завидной энергией Чумака-Кашпировского вошел в транс: не будет сын родину защищать, если он дома с матерью не разговаривает; если с детства стоя обуваешься, будешь и в старости на ногах: семья строится на любви и верности, от сердца к космосу - в гармонию Вселенной надо силу свою добавить...

"Золотое" перо Сибири Олег Нехаев стал умным шепотом спрашивать: это правда, что шаман перестает быть шаманом, когда начинает верить в то, что говорит? Правда, правда, безответственно вспомнила один свой ханты-мансийский материал в тему. А когда мы пошли осматривать "Легенду" по близлежащим камням и слушать языческие сказы... Один неверный шаг и...

Одним словом, вечером этого праздника я очутилась в приемном покое Первой городской больницы г. Барнаула. Два дежурных доктора поставили после рентгена диагноз. Растяжение связок. Но может быть и перелом. Лучше гипс и госпитализировать до утра в больнице. Чтобы совсем исключить перелом, лучше сделать КТ. И сделали. Исключили.

Раньше считала, что последние святые на Руси - это библиотекари. Нет. Доктора.

Субботний вечер в приемном покое. Кого привезет "скорая"? Второй раз окровавленного бомжа, который опять сбежит? Обколотую девушку, у которой сильные боли в животе, но она ни за что не хочет сказать свое настоящее имя? Вот и герои, Василий Макарович...

На каталке женщина с разбитым, вдавленным носом и с плачущим мальчуганом рядом. "Ты батю-то сильно не ругай, по-хорошему попроси, чтобы он корову утром подоил" (вечное: бьет - значит любит). Потом в приемном покое появляется героическая пара: он - мачо, раздетый по пояс, она - местная красавица с перевязанной коленкой. Как можно было всем догадаться, из-за нее начали драться пацаны, и тут возник герой, который всех разнял, но и ему досталось. Сейчас доктор объяснит, много ли...

Теперь-то понимаю, Артем Александрович, почему вы предложили меня госпитализировать. Чтобы я знала про жизнь, не будь у меня этого шукшинского вечера в приемном покое.

И когда в следующий раз на Алтай? Многое еще надо посмотреть и многому надо удивиться. И благодарно восхититься замечательными людьми, которые крутят банки на зиму из своих помидоров, дают сдачу в такси со ста пятидесяти рублей - двадцать шесть. Которые живут своей единственной жизнью, ничуть не хуже московской. Я ведь тоже крутила в последние выходные банки с огурцами на зиму, хотя, подозреваю, что могла бы вместо этого валяться в шезлонге в Ницце. Но кому она сегодня нужна, эта Ницца?..

Общество СМИ и соцсети Филиалы РГ Сибирь СФО Алтайский край