Новости

25.08.2015 18:48
Рубрика: Культура

"Петербург" превратили в музыкальную мистерию

Текст: (Санкт-Петербург)
На 10 сентября в петербургском Театре музыкальной комедии намечена неожиданная премьера. Режиссер Геннадий Тростянецкий, лауреат Государственной премии, обладатель нескольких премий "Золотой софит", ученик выдающегося мастера Георгия Товстоногова, взялся поставить музыкальный спектакль "Петербург" по мотивам одноименного романа Андрея Белого, теоретика русского символизма.

Геннадий Рафаилович, как, у кого родилась идея поставить в Музкомедии сложнейший эстетский роман Белого о Петербурге, где речь идет о начале первой русской революции, террористах, забастовках рабочих?

Геннадий Тростянецкий: Над этим романом я думал давно, еще когда возглавлял Театр на Литейном, четверть века назад. Хотелось сделать зрелище, в котором была бы занята вся труппа. Интуиция подсказывала - это может быть интересно. Инсценировки не было, я начал репетировать прямо с книги, с академического издания. Пригласил в спектакль Виктора Сухорукова на роль Аполлона Аблеухова, Александра Лыкова, Ольгу Самошину, Андрея Смирнова. Масштаб идеи оказался тогда крупнее наших возможностей… Однако роман не отпускал меня. Шел разговор с БДТ - с Темуром Чхеидзе. Вспыхнул интерес у одного крупного кинопродюсера, и мы стали писать сценарий вместе с драматургом Валентином Красногоровым. Можно было снять остросюжетный многосерийный фильм. Была идея занять только петербургских артистов и пригласить "бывших" питерских - Юрского, Доронину, Хабенского, Пореченкова, Трухина… Но в кино как раз случился кризис, и мы остановились. Во время той работы стало понятно, что этот роман ни в театре, ни в кино нельзя делать "впрямую", необходим какой-то интересный жанровый поворот.

Я решил, что это должно пропеваться. Как "Воццек" у Альбана Берга. Предложил руководителю питерского Театра музыкальной комедии Юрию Шварцкопфу, который последовательно переносит на сцену крупнейшие мировые мюзиклы, создать оригинальный питерский музыкальный спектакль. Тем более, что в этом театре уже был известный опыт: режиссер Владимир Воробьев, мой коллега и товарищ, один из лучших учеников Товстоногова, сочинил и поставил здесь в 1973 году "Свадьбу Кречинского". Это было открытием в советском театре: новый язык, жанр, стиль.

Юрий Шварцкопф мгновенно принял идею "Петербурга". Мы начали формировать творческую группу. Сменилось несколько композиторов и либреттистов. В результате композитор Георгий Фиртич, владеющий самыми разными жанрами - джазом, классикой, роком, автор многих знаменитых шлягеров, написал прекрасную музыку к нашему спектаклю.

Дальше судьба пересекла меня с Константином Рубинским. Это автор русского текста к мюзиклу "Чаплин" питерской Музкомедии и либреттист спектакля "Мертвые души" в Свердловской Музкомедии. Он взялся писать стихи и вместе со мной сочинять либретто. А когда возникли стихи и музыка, у меня появилось впечатление, что достаточно вывести артистов на сцену, спеть эти стихи - и это уже будет сильно, художественно. И очень современно, неожиданно, ярко.

Роль сенатора Аблеухова играл Михаил Чехов (МХАТ Второй, 1925 год), у Андрея Могучего в Петербурге - Николай Мартон (сочинение-перформанс во дворе Михайловского замка, 2005 год). Кому вы доверили эту роль?

Геннадий Тростянецкий: Народному артисту России Виктору Кривоносу. Репетирует очень самоотверженно и талантливо.

В театре, где идут знаменитые классические оперетты "Веселая вдова", "Граф Люксембург", "Мистер Икс", в вашем спектакле, судя по программке, появятся Сталин, Троцкий, Ленин, Инесса Арманд, Вера Засулич… Невероятно!

Геннадий Тростянецкий: У нас будет сцена воспоминаний молодого героя, и вот в ней - вероятно, впервые в этом жанре и на этой сцене - появятся указанные вами персонажи. В романе Андрея Белого, как известно, много мистики и много юмора, все возможно поэтому и в его сценической интерпретации.

Сейчас в городе идут несколько мюзиклов, где создатели используют 3D-графику, круглую вращающуюся сцену, даже аромаэффекты. У кого джаз, у кого - степ. А ваши "изюминки"? Чем удивлять будете?

Геннадий Тростянецкий: Я сам был удивлен и взволнован и музыкой, и стихами - этим, конечно, во-первых. Затем: намечается много острых актерских работ. И это актеры самого театра, не приглашенные "звезды". В спектакле участвует большая часть труппы, балет, хор, оркестр. Все работают абсолютно самоотверженно, я этому чрезвычайно рад. Всем передается и мое волнение - каков будет результат, как будет нами воплощена острейшая тема романа?

Кто помогает вам воплотить задуманное?

Геннадий Тростянецкий: Главный дирижер театра Андрей Алексеев - посредник между композитором и всем творческим коллективом. Балетмейстер - лауреат Государственной премии Гали Абайдулов, он сам когда-то танцевал Аполлона Аблеухова в МАЛЕГОТе (Михайловском театре). Художник-постановщик Олег Головко (это он сочинил "Тангейзера" в Новосибирске), мой соавтор и по "Времени женщин" в БДТ. Костюмами занимается Ирина Долгова. Видеоинсталляцией - Тимофей Мокиенко, недавний выпускник нашего университета кино и телевидения. Всей нашей творческой группе интересно перевести яркий и многослойный русский роман в сценический стиль вполне зрелищного, столь же яркого предприятия!

Жанр спектакля определен как "мистерия". Какие вопросы, поднятые в романе, для вас важны прежде всего? Начинается он со слов: "Что есть Русская Империя наша?" Вопросы исторического развития страны, конфликт отцов и детей, город, обреченный на гибель… Сюжетных линий на фоне происходящих в России событий там немало. Сам автор писал, что роман можно было бы назвать "Мозговая игра".

Геннадий Тростянецкий: В слове "мистерия" есть масштаб, есть фантасмагория, что близко Белому. Внутри себя я называю "Петербург" оперой-буфф. И не спрашивайте меня, "про что" спектакль, пусть ваш читатель, будущий зритель нашего спектакля, сам откроет его суть. Из романа взят основной стержень - террористический акт, который готовит профессиональный киллер. Далее все сочиняется "по мотивам" романа. Забавная тавтология: в музыкальном спектакле его мотивы определяются мотивами самого романа. Нам интересно, как прошлое отзывается сегодня, как пересекаются эти нити - прошлого, настоящего и будущего в точке, которая называется "петербуржец". Мы хотим посвятить нашу работу памяти режиссера Воробьева. Тем более, что мы из одной мастерской - товстоноговской, а нынешний год - год столетия нашего Учителя.