20idei_media20
    25.08.2015 21:00
    Рубрика:

    Верховный суд: Военные потери разглашению не подлежат

    Засекречивание данных о военных потерях в мирное время охраняет гостайну и не нарушает права граждан, поскольку военная служба предполагает значительный риск для жизни.

    Такое разъяснение содержится в определении Верховного суда РФ, который ранее отклонил жалобу группы заявителей, пытавшихся оспорить конституционность данной нормы. Ранее несколько оппозиционных журналистов и адвокатов попытались оспорить указ президента РФ, согласно которому потери личного состава минобороны в мирное время в период проведения специальных операций отнесены к военной тайне. Верховный суд недавно эту жалобу отклонил, вчера же заявители получили подробный ответ, где суд обосновывает свое решение.

    "В соответствии с законом о воинской службе обязанности, возлагаемые на лиц, несущих такую службу, предполагают необходимость выполнения ими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья", - отметили в Верховном суде.

    В определении подчеркивается, что разглашение сведений о потерях военнослужащих в мирное время может раскрыть данные "о дислокации, действительных наименованиях, организационной структуре, вооружении, численности войск и состоянии их боевого обеспечения, а также о военно-политической и (или) оперативной обстановке, которые составляют государственную тайну".

    Таким образом, суд полностью опроверг доводы заявителей о якобы нарушении права на доступ к информации законом о засекречивании военных потерь в мирное время.

    Начальник отдела претензионной и судебно-правовой работы Минобороны России Наталья Елина, представлявшая в суде интересы главы государства, разъясняла, что президент, подписывая указ, действовал исключительно в рамках своих полномочий.

    Представитель минобороны приводила статью из Конституции, где речь идет о том, что под гостайной понимаются сведения о планах и результатах военной, внешнеполитической, контрразведывательной деятельности, распространение которых может навредить безопасности РФ.

    К потерям при этом относится не только гибель, но и ранения, пропажа без вести - любое состояние личного состава во время проведения спецопераций и по их результатам. Наталья Елина также обратила внимание на то, что закон касается не только сотрудников силовых структур при исполнении должностных обязанностей, но и лиц, сотрудничающих с органами на конфиденциальной основе.

    При этом Наталья Елина уточнила, что сведения такого характера были засекречены еще в 1995 году, а сейчас они увеличились лишь на один пункт о потерях личного состава при проведении спецопераций.

    По словам военного эксперта Игоря Коротченко, все страны не разглашают такого рода данные, поэтому и мы так делаем, это наше суверенное право.

    - Решение Верховного суда РФ абсолютно обоснованно, - прокомментировал "РГ" адвокат Антон Пуляев. - Ведь данные изменения внесены президентом РФ в пределах своих полномочий, поскольку именно глава государства у нас в стране решает, в частности, вопросы, связанные с обеспечением защиты информации и государственной тайны, утверждает перечень сведений, отнесенных к государственной тайне.