Меню

Похожие материалы

Материалы рубрики

Ноябрь 1941 года. Отступать некуда - позади Москва.

Малоизвестные подробности ноябрьских боев 1941 года, вызвавших острые споры о правде и мифах войны

Острые споры в обществе вызвала недавняя публикация на сайте Госархива документов расследования 1948 года, связанного с военной статьей "Красной звезды" о подвиге 28 героев-панфиловцев 16 ноября 1941 года (об этом мы писали в июльском номере "Родины"). Еще тогда, по горячим следам, статья признавалась литературным вымыслом военных журналистов. Но в пылу сегодняшней полемики иные горячие головы ставят под сомнение не только детали конкретного боя, но и сотни фактов мужества, героизма, самопожертвования, проявленного бойцами, политработниками и командирами 316-й "панфиловской" стрелковой дивизии в самый тяжелый период обороны столицы - в октябре-декабре 1941 года.

Простой вопрос: если не было никаких героев-панфиловцев, почему "доблестные германские войска" не смогли захватить Москву? Почему Константин Симонов, прочитав повесть Александра Бека "Волоколамское шоссе", "с удивлением и завистью почувствовал, что ее написал человек, который знает войну достоверней и точнее меня"1?

"Родина" представляет исчерпывающую картину боев в районе Ширяево-Дубосеково-Петелино 16 ноября 1941 года. В материале использованы новые данные, обнаруженные нами в фонде Комиссии по истории Великой Отечественной войны при Академии наук СССР.

ПЕРВАЯ ПУБЛИКАЦИЯ О ПОДВИГЕ

Она появилась вовсе не в "Красной звезде". И авторами были не Коротеев, Чернышев или Кривицкий, как утверждали следователи военной прокуратуры, а корреспондент газеты "Известия" Г. Иванов. В статье из действующей армии "8-я Гвардейская дивизия в боях", опубликованной 19 ноября 1941 года, он рассказал о бое одной из рот 1075-го стрелкового полка под командованием Капрова2. Подчеркнем: Иванов сообщал именно о стрелковой роте и не упоминал ни про 28 бойцов, ни про 18 подбитых ими немецких танков, которые появятся затем у его коллег из "Красной звезды".

По версии "Известий", рота панфиловцев подбила 9 немецких танков, из них три сгорели.

Заметим, это число не сильно расходится с той цифрой, которую называли сотрудникам Комиссии непосредственные участники событий.

Ноябрь 1941 года. Расчет противотанковой пушки держит оборону на подступах к Москве.

Майор Балтабек Джетпысбаев:

Метайте гранаты и бутылки горючей смеси!

В ноябре 1941 года Б. Джетпысбаев был помощником командира 5-й роты 2-го батальона, 16 ноября держал оборону в районе деревни Ширяево.

Беседа с ним проходила в Алма-Ате 2 января 1947 года. Приводим выдержку из стенограммы (шрифт здесь и далее выделен автором):

"...В ночь с 15 на 16 ноября сидели с Клочковым до 2 часов ночи. Потом легли отдохнуть, готовиться к бою.

Моя рота стояла метрах в 500 от Клочкова. Клочков стоял со своей ротой3 у самой железной дороги, я стоял левее.

Малик Габдулин командовал ротой автоматчиков.

С утра 16 ноября начали бой. К нам подошли 4 немецких танка. Два из них подбили, два вырвались. Два раза атака была. Атака была отбита.

Большинство танков пошло в район разъезда Дубосекова, где Клочков погиб. Мы видели: поворачиваются, и туда идут танки. Там шел бой.

Командиром 2-го батальона в это время был майор Решетников, комиссаром батальона был Трофимов. В этот день с утра до позднего вечера не могли прорваться немцы. Много самолетов бомбило наши позиции, танки и пехота.

Перед заходом солнца подбегает один боец связной:

- Клочков погиб, туда просят помощь.

У нас людей мало осталось. Много убитых и раненых. Мы впереди отбиваем атаки, сзади, прямо к нам идет немецкий танк. Танки обошли и появились сзади.

Я говорю:

- Метайте гранаты и бутылки горючей смеси, танки будем подбивать.

Но немцы голову поднять не дают, так стреляют. На танки посажены автоматчики. Из танков бьют пулеметы, и автоматы стреляют.

У нас окопы полного профиля.

Я взял одну гранату. Метров 10 до танка осталось. Нельзя голову поднять. Все равно убьет. Бросил гранату лежа. Танк продолжает идти. Я бросил вторую гранату. Получился взрыв.

Метров за 20 в окопе сидели бойцы, кричат:

- Танк горит.

Все подняли головы, начали стрелять. Я голову поднял. Открылся люк. Из люка хотел выскочить танкист. В другой танк бойцы тоже бросили гранаты. Второй танк тоже загорелся.

Автомат я потерял. Я взял винтовку убитого, выстрелил в танкиста, который хотел вылезти из люка танка. Убил его.

Это происходило днем 16 ноября. У меня осталось 15 человек из 75. Остальные были убиты и ранены. Два танка сожгли. Шли четыре танка. Два подбили, два повернули обратно.

Связной принес приказ оставить рубеж и отходить, но отходить нельзя было: немцы стреляют. Вылезли по одному из окопа. Перебежали, дальше ползком.

У меня за поясом пистолет и автомат. На опушку леса подполз с остальными людьми.

Вечером пришли в полк, доложили, сколько осталось, сколько убитых, раненых [...]4".

Ноябрь 1941 года. Немецкие танки под Москвой. / Bundesarchiv
Герой Советского Союза майор Габдуллин Малик:

Их было батальон, а нас всего 13 человек

В ноябре 1941 года Г. Малик был политруком и одновременно командиром роты автоматчиков 1075-го полка.

Беседа с ним проходила в Москве 15 февраля 1943 года:

"15 ноября командир полка полковник Капров призвал меня и сказал так:

- Вы со своими автоматчиками идите в распоряжение командира 5-й стрелковой роты с задачей оказать им помощь. Если противник будет наступать, вы его танки пропустите, отсеките пехоту от танков и по пехоте сосредоточьте огонь. Когда у вас положение будет тугое, можете самостоятельно отойти, но об этом поставьте в известность командира 5-й роты младшего лейтенанта Аникина.

16 ноября 1941 г. немцы начали второе генеральное наступление на Москву. В этот день немцы начали наступать на Ширяево. В 8 часов в Морозове был слышен гул моторов. В 8.30 вышли 5 танков противника по направлению Ширяева. За ними шел батальон пехоты. Мы танки пропустили. Танки открыли огонь по Ширяеву, по той роте, которая там была. Вдруг бойцы говорят:

- Товарищ политрук, немцы идут!

- Подождите, пускай идут.

Когда немецкая пехота была на расстоянии 300 метров, я не разрешил открывать огонь. Когда немцы подошли на расстояние 150 метров, я даю команду - огонь! По движущейся пехоте противника мы открыли огонь из всего оружия, которое у нас было. Немцы бросились в панике. Мы выпустили по одному диску и уложили не менее ста немцев ранеными и убитыми. Они начали отходить.

В это время один из офицеров в нашем направлении выпустил вверх две ракеты. Как только ракета осветила, по этому кустарнику начала бить артиллерия и минометы. Еще одна ракета, и танки повернули в нашу сторону и начали бить тоже по этому кустарнику. В это время немецкая пехота приняла боевой порядок и начала ползком к нам подходить. Мы снова открываем огонь. Немцы быстро откатываются. Их было батальон, а нас всего 13 человек.

У нас троих легко ранило, у каждого осталось по 10-15 патронов. Положение критическое, очень критическое. Тут наступил психологический момент: во-первых, патронов мало, а у некоторых вышли совершенно, во-вторых, немцы нажимают, артиллерия долбит, мы сидим как на иголках. Танки бьют, бьют из минометов, пехота стреляет из всех видов оружия: из пулеметов, автоматов и т.д. Немцы, очевидно, думали, что в этом кустарнике находятся не 13 человек, а рота в крайнем случае. Все бойцы смотрят на меня, что делать? Правда, не спрашивают, что делать, но у всех такой вид, у всех на лицах вопрос - что делать?

Я обдумал положение. Обойти со стороны Ширяева невозможно, потому что там стоят танки и там открытая местность, обойти на восток от этого кустарника тоже нельзя, потому что открытая местность. Если идти вперед - там немцы. Очень тяжелое положение создалось для нас: так погибать и так погибать. Я говорю, что погибать нельзя, надо драться. Но как драться? Тут надо людей спасти и противнику надо какой-то урон нанести. Я командую: "Автоматчики за мной!" И по этому ручейку ползком на брюхе к Морозово, в тыл противника.

Это было в 10 часов утра. Мы вышли в огороды Морозова, а немцы бьют по этому кустарнику. Смотрим, в Ширяеве5 две батареи минометные шестиствольные. Эти батареи по нам били. Я говорю:

- У кого патроны есть, открыть огонь по этой батарее!

Открыли. В батарее всех перебили. Неожиданно для нас появились автоматчики (противника). Тут мы у них панику создали. По этой лощинке спустились вниз, где был густой лес, зашли в этот лес. У нас с собою продукты были, водка была с собою. Покушали. Выпили, пошли дальше. Со мною идут Коваленко - старший сержант и Леднев - старший сержант.

- Давайте пойдем в Ширяево, посмотрим, что там такое?

Пошли в деревню. Смотрим, там немцы бегают, а наша рота отошла.

- Давай найдем штаб полка и командиру полка доложим.

Приходим в штаб полка, где он раньше находился. Там немецкие танки [...]На третий день мы в одной деревне нашли своего командира полка и комиссара [...]"6.

18 ноября 1941 года. Командир 316-й стрелковой дивизии генерал-майор Иван Васильевич Панфилов (слева) с командирами своего штаба. Снимок сделан в день гибели комдива. / ТАСС
Батальонный комиссар Галушко:

Полк дрался до последней возможности

Из политдонесения начальника политотдела 316-й стрелковой дивизии батальонного комиссара Галушко начальнику политотдела 16-й армии полковому комиссару Масленову7. Село Гусенево, 17 ноября 1941 года:

"...16.11.41 года утром в 8.00 противник раньше нас начал наступление на левом фланге нашей обороны в районе 1075 СП. Несмотря на исключительное мужество и героизм, который был проявлен личным составом 1075 СП, все же задержать наступление пр-ка в этом районе не удалось, противник занял Нелидово, Н. Никольское, вышел на Московское шоссе, занял Ядрово и Рождествено.

Линия нашей обороны проходит с Горюны-Шишкино8.

Противник наступал в количестве 50-60 танков тяжелых и средних и довольно большое количество пехоты и автоматчиков.

1075 СП в борьбе против такого количества танков имел 2 взвода П.Т.Р. и одну противотанковую пушку. Эффективность действия П.Т.Р. против тяжелых танков пр-ка невысокая, потому что задержать движение танков пр-ка не удалось, также нет сведений о том, какое количество танков пр-ка П.Т.Р. вывел из строя.

1075 СП понес большие потери, 2 роты потеряны полностью, данные о потерях уточняются, сообщим в следующем донесении.

1075 СП дрался до последней возможности, командование полка оставило командный пункт только тогда, когда в расположении командного пункта появились танки пр-ка, атака танков пр-ка на Шишкино была дважды отбита, и наступление пр-ка приостановлено, танки пр-ка 17.11.41 г. утром направились на Голубцово. По неуточненным данным в районе 1075 СП подбито не меньше 9 танков пр-ка.

1073-й полк в результате наступления оказался разрезанным на две части, 2й батальон отошел в расположение 690 СП. 1-й батальон остался в районе Горюны.

В ночь с 16 на 17 690 и 1077 СП занимают прежние районы обороны.

Люди отходили организованно, а отдельные группы, пытавшиеся уйти подальше в тыл, были задержаны заградотрядом и направлены в свои части для занятия обороны"9.

Итак, по сведениям Галушко, 16 ноября на позиции, обороняемые 1075-м полком, наступало 50-60 танков противника и большое количество пехоты с автоматчиками. На весь полк имелось 2 взвода противотанковых ружей (ПТР) и одна противотанковая пушка. В ходе боя панфиловцам удалось подбить не менее 9 танков.

Если сопоставить эту информацию со статьей Г. Иванова, то очевидно: основой для публикации "Известий" стали сведения именно из этого политдонесения.

22 ноября 1941 года. Волоколамское направление. Командиры полков 8-й гвардейской стрелковой дивизии им. Панфилова обсуждают план военных действий. / РИА Новости ria.ru

БОЕВЫЕ ЗАСЛУГИ

"Уничтожила до 9000 немецких солдат и офицеров..."

Сформированная в 1941 году Иваном Васильевичем Панфиловым 316-я стрелковая дивизия с августа того же года начала свой боевой путь под Новгородом, а в октябре была переброшена на Волоколамское направление. Ведя беспрерывные бои, в течение месяца части дивизии не только удерживали свои позиции, но стремительными контратаками разгромили 2-ю танковую, 29-ю моторизованную, 11-ю и 110-ю пехотные дивизии противника, уничтожив в общей сложности до 9000 немецких солдат и офицеров, более 80 танков и другой техники противника.

Штаб Рокоссовского - штабу Жукова:

Противник направил танки на Волоколамск и Ширяево

Копии оперативных документов штаба 16й армии были сделаны сотрудниками архива Министерства обороны СССР для Института истории АН СССР после их рассекречивания в 1954 году:

Из боевого донесения N 22 начальника штаба 316-й стрелковой дивизии в штаб 16й армии. Положение на 13.00 16 ноября 1941 г.:

"1. Пр-к 8.00 16.11. на левом фланге 316 СД повел наступление Ширяево, Петелино. К 10.00 овладел Нелидово, Петелино. В 11.00 овладел Бол. Никольское. В 11.30 пр-к оставил 5 танков в Бол. Никольское и роту пехоты, ведет наступление в р-не выс. 251,0 [...] 2. 316 СД в 13.00 16.11. на левом фланге ведет бой [...] 1075 СП - ведет бой на участке отм. 251,0. В 11.30 пр-к оставил Петелино, направив свои танки на Волоколамск и Ширяево. Авиацией бомбил КП командира полка. Потери и трофеи уточняются [...]".

16 ноября 1941 года в 23 часа 16 минут начальнику штаба Западного фронта сообщали из штаба 16й армии о ходе боя в полосе 316-й дивизии:

"...2) До пехотного полка с 24 танками противник перешел в наступление в стыке 316 СД и Доватора.

В 14.00 отбросили левый фланг 316 СД и вышли рубеж Ядрово, ст. Матренино, высота 231,5, на участке Доватора противник овладел Ширяево, Иванцево. Попытки овладеть Данилково и Сычи - отбиты..."

В 4 часа 25 минут 17 ноября из 16й армии направили в штаб Западного фронта более подробную оперсводку N 50, которая отражала ситуацию к 17 часам 16 ноября. В ней, в частности, сообщалось:

"1. [...] Одновременно свыше двух полков пехоты противника с танками перешли в наступление в стык между 316 СД и кав. группой Доватора [...]

7. 316 СД с 9.00 левофланговым 1075 СП ведет упорный бой.

Противник силою до ПП10 с танками при поддержке бомбардировочной авиации 9.00 перешел в наступление и к 17.00 овладел рубежом Мыканино, Горюны, Матренино;

Группа автоматчиков прорвалась - Шишкино [...]".

Как видим, из штаба К.К. Рокоссовского, командующего 16й армией, в штаб Западного фронта Г.К. Жукову, командующему фронтом, поступала вполне объективная информация о состоянии и положении дел в полосе обороны 316-й панфиловской дивизии.

КСТАТИ

316-я дивизия - одна из двух в Советской Армии, названных по именам своих командиров: Василия Ивановича Чапаева (25-й стрелковая дивизия имени В. И. Чапаева) и Ивана Васильевича Панфилова

ПОВЕРКА

Панфиловцы, оборонявшие Москву

Состав 316-й стрелковой дивизии после преобразования ее в в 8-ю гвардейскую

  • 19-й гвардейский стрелковый полк
  • 23-й гвардейский стрелковый полк
  • 30-й гвардейский стрелковый полк
  • 27-й гвардейский артиллерийский полк
  • 5-й гвардейский отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 13-я гвардейская зенитная артиллерийская батарея (до 20.05.1943)
  • 19-й гвардейский минометный дивизион (до 20.10.1942)
  • 15-я гвардейская разведывательная рота
  • 2-й гвардейский саперный батальон
  • 55-й (1-й) гвардейский отдельный батальон связи
  • 476-й (6-й) медико-санитарный батальон
  • 10-я гвардейская отдельная рота химзащиты
  • 478-я (3-я) автотранспортная рота
  • 606-я (4-я) полевая хлебопекарня
  • 564-й (7-й) дивизионный ветеринарный лазарет
  • 81043-я (993-я) полевая почтовая станция
  • 826-я полевая касса Госбанка
ЧИСЛЕННЫЙ СОСТАВ

16 ноября в бой вступили до 7000 бойцов

Численность "панфиловской" дивизии на момент сформирования - 11 347 человек.

К ноябрю 1941 года после двухнедельных жестоких боев под Волоколамском общие потери 316-й СД составили 50%. (Из оперативной сводки N 29 штаба 316-й дивизии за 30 октября 1941 г.)

К 16 ноября в 1075-м стрелковом полку состояло 1534 человека, в 1073-м - 1666 человек, в 1077м - 2078 человек. То есть можно полагать: вся дивизия имела порядка 6000-7000 человек (в артполку, батальонах дивизионного подчинения и в тыловых подразделениях укомплектованность должна была быть больше, чем в стрелковых полках).

КАК РОДИЛАСЬ ЛЕГЕНДА
Писатель Александр Бек:

28 брошены на произвол судьбы

В марте 1942 года писатель Александр Бек находился в панфиловской дивизии, собирая материал для своей будущей книги "Волоколамское шоссе". Просматривал он и дивизионную газету "За Родину". Вот цитата оттуда, сделанная писателем: "В жесточ[айших] боях у села Н[елидово] бойцы и командиры т. Капрова подбили 8 танков. Безотказно бьет сов. п[ротивотанковое] оружие"11.

А после 19 февраля 1943 года в записной книжке Бека появились откровенные размышления о панфиловцах:

"...Дали герою погибнуть. Погибшему герою прип[исали] то, чего не было. Этим оскорбили боевой коллектив. Дали ему погибнуть.

Боевая артель - выручили. Если герой погиб, печатают, жив - не печатают.Приписывают даже убитым то, что не было.

28 брошены на произвол судьбы. По мне 200 чел. Кому это делает честь? Все заражены этим. Оказывает ли это услугу? Оказывает, но медвежью"12.


Редактор "Красной звезды" Давид Ортенберг:

Мне сообщили, что передовую читал Сталин

Был ли злой умысел у военных журналистов, с легкой руки которых легенда о 28 героях-панфиловцев потрясла страну и стала символом героизма советских солдат? Конечно же, нет. Журналисты хотели, чтобы обезличенный подвиг целой роты (5-й или 4-й, неважно) выглядел более человечно. Но они не смогли предвидеть последствий. Передовая статья в газете зацепила за живое высшее партийное руководство страны. Редактор "Красной звезды" Д.И. Ортенберг вспоминал:

"Одним из первых позвонил мне Михаил Иванович Калинин и сказал:

- Читал вашу передовую. Жаль людей - сердце болит. Правда войны тяжела, но без правды еще тяжелее. Хорошо написали о героях. Надо бы разузнать их имена. Постарайтесь. Нельзя, чтобы герои остались безымянными.

Затем мне сообщили, что передовую читал Сталин и тоже одобрительно отозвался о ней"13.

После этого что-то менять в официальной версии подвига было поздно.

ВЗГЛЯД НЕМЦЕВ

Мы встретили "свирепое сопротивление"

Приводим выдержки из статьи канадского историка Александра Статиева "Гвардия умирает, но не сдается!". Еще раз о 28 панфиловских героях", опубликованной в 2012 году в журнале "Критика"14. В ней автор впервые приводит документы 2-й немецкой танковой дивизии, которая вела наступательные бои против панфиловской дивизии в ноябре 1941 года.

Как пишет Статиев, описание ключевых событий ограничивается во всех немецких документах тремя словами: "свирепое сопротивление врага". Эта ремарка оценивает бои и в Дубосеково (его защищала рота, в которой служили 28 панфиловцев), и в Ширяево. Двумя строчками описаны утренние события 16 ноября: "Враг был слаб, но сопротивлялся упорно, используя возможности рельефа местности"15.

Но уже на следующее утро впечатление гитлеровцев о своем "слабом" противнике изменилось коренным образом.

Оставшиеся в живых бойцы 1075-го полка отступили к Шишкино и получили подкрепление из 6 танков. Утром 17 ноября 1я боевая группа немцев атаковала их позиции 17 танками, но не смогла взять их позиции до вечера, потому что сопротивление там возросло многократно по сравнению с 16 ноября. Часть 1-й и 3-й боевых немецких групп, усиленных всеми танками 2-й боевой группы, атаковали позиции 1073-го полка в Ченцах и Голубцово. Они планировали взять эти деревни ранним утром, но захватили их только поздно вечером после ожесточенных атак и не смогли продвинуться дальше16.

По версии Статиева, между 16 и 19 ноября два из трех полков 316-й панфиловской стрелковой дивизии были полностью разбиты: к 20 ноября личный состав 1077-го полка сократился до 700 человек, 1073й имел 200 человек, а 1075-й - 120 человек. (В приданном дивизии 690м стрелковом полку осталось 180 человек.) Но ценой огромных жертв панфиловской дивизии наступление немцев застопорилось. Как утверждало в боевом донесении командование дивизии, в период между 16 и 18 ноября силами 1077-го полка было уничтожено 9 немецких танков, силами 1073-го полка - 5 танков, а 1075-й полк уничтожил 4 танка за эти же дни17.

"Несмотря на то что 316-я стрелковая дивизия отступила 16 ноября, она избежала разгрома в последующие дни. Она уступила территорию в тяжелых боях. В связи с ее ожесточенным сопротивлением 2-я танковая дивизия не дошла 25 км до той цели18, которая была поставлена 18 ноября"- к такому выводу приходит в своей статье канадский исследователь.

Потери были страшные. По словам Джетпысбаева, из 75 человек 5-й роты в живых остались 15. Капров показал в 1948 году следователям военной прокуратуры, что "больше всего пострадала от атаки 4-я рота; во главе с командиром роты Гундиловичем уцелело человек 20-25, остальные все погибли". Героизм, который проявили 16-17 ноября и в последующие дни все полки 316-й (затем 8-й гвардейской) стрелковой дивизии, подтвердили опрошенные сотрудниками Комиссии командиры, политработники и рядовые бойцы.

В частности, они рассказали о подвиге 17 бойцов из 1073-го полка в районе села Мыканино и подвиге 11 саперов из 1077-го полка в районе села Строково19.[ ]

В. Памфилов.

ДОСЛОВНО

"Дикая дивизия, солдаты которой не сдаются в плен"

Генерал-полковник Эрих Гёпнер, командовавший 4-й танковой группой, чьи ударные силы потерпели поражение в боях с 8-й гвардейской стрелковой дивизией, называет ее в своих донесениях командующему группой Центр Федору фон Боку - "дикой дивизией, воюющей в нарушение всех уставов и правил ведения боя, солдаты которой не сдаются в плен, чрезвычайно фанатичны и не боятся смерти".


ПОСЛЕСЛОВИЕ "РОДИНЫ"

Мы не будем осуждать коллег из огненного 1941 года. Самое главное, на наш взгляд: в основе публикаций военных журналистов "Красной звезды" были реальные события, происходившие 16 ноября в районе Ширяево - Дубосеково. И то реальное ожесточенное сопротивление, которое оказали наступавшим частям 2й немецкой танковой дивизии бойцы 4-й и 5-й рот 1075-го полка 316-й панфиловской дивизии. Жаль, что литературный вымысел вытеснил на второй план историческую достоверность. Но в дни, когда немцы рвались к Москве, легенда о подвиге 28 панфиловцев оказалась чрезвычайно востребованной, вселила уверенность в миллионы сердец.

А подвиг был. Но не только 16 ноября у разъезда Дубосеково, и героев было не двадцать восемь. В десятки, в сотни раз больше!

В течение 60 дней 316-я (затем 8-я гвардейская) стрелковая "панфиловская" дивизия самоотверженно оборонялась на рубежах от Волоколамска до станции Крюково. Ее не разбили немецкие танковые дивизии, и она не бежала под их натиском. Дивизия медленно отступала, цепляясь за каждую пядь подмосковной земли. Командование 316-й во главе с Иваном Панфиловым всего за три месяца превратило вчерашних ополченцев в настоящих солдат-гвардейцев[20]. Большинство из них погибло, но они не пустили врага в Москву.

Из стенограммы беседы с Дмитрием Федоровичем Поцелуевым-Снегиным, гвардии майором, в ноябре 1941 года - командиром батареи: "Два месяца, 60 ночей и дней, мы варились в этом котле. Когда мы пришли на станцию Нахабино и подвели свои итоги, то мы поняли, что уже теперь мы солдаты в самом хорошем, настоящем смысле этого слова [...] И когда мы попали в Москву со ст. Нахабино, мы были поражены, что в Москве висели плакаты: "8-я гвардейская - защитница Москвы", по радио передавали какую-то песню. И когда случайно знакомый встречал тебя, он всех своих знакомых останавливал: "Вот, из 8-й гвардейской", и толпа возникала.

Почему? Должно быть, честно говоря, хорошо дрались. Под Москвой совсем не думали, что дрались хорошо, а просто мы не могли по-иному"21.

1. Цит. по: Бек А.А. Волоколамское шоссе. Тетралогия. М., 2014. С. 539.
2. Статья Г. Иванова была полностью опубликована нами. См.: Дроздов К. Героев было не только двадцать восемь: // Родина. 2012. N 5. С. 7.
3. Далее по всему тексту курсив наш.
4. Научный архив (НА) ИРИ РАН. Ф. 2. Разд. 1. Оп. 28. Д. 27. Л. 4-4об.
5. Правильно - в Морозово.
6. НА ИРИ РАН. Ф.2. Разд. IV. Оп. 1. Дело на Героя Советского Союза Габдуллина Малика. Л. 8-9.
7. Политдонесение подписано за Галушко другим лицом, подпись неразборчива.
8. Эта фраза зачеркнута.
9. Сегодня это политдонесение (копия из ЦАМО) находится в одной из витрин музея панфиловцев в с. Нелидово.
10. Пехотного полка.
11. По всей видимости, эта строчка из передовицы или статьи из дивизионной газеты "За Родину" за ноябрь-декабрь 1941 г. См.: XX век. Писатель и война. Архивные материалы Отдела рукописей ИМЛИ РАН. М., 2010. С. 171.
12. Там же. С. 201.
13. Ортенберг Д. И. Июнь-декабрь сорок первого: рассказ-хроника. М.: 1984. С. 283-284.
14. См.: Statiev. A. "La Garde meurt mais ne se rend pas!" Once again on the 28 Panfilov Heroes // Kritika: Explorations in Russian and Eurasian History. 13. 4. Fall 2012. P. 769-798. Пер. с англ. Д.Д. Лотаревой.
15. Ibidem. P. 776.
16. Ibidem.
17. Здесь А. Статиев ссылается на боевое донесение N 25 от 20 ноября 1941 г. начальника штаба 316-й сд Серебрякова. При этом, по его мнению, неизвестно, сколько танков было уничтожено артиллерией 316-й сд, а также кто конкретно уничтожил эти танки: пехота, артиллерия или приданные им танки. Таким образом, получается, что 18 немецких танков было уничтожено всеми тремя полками дивизии за 16-18 ноября, а не 28 панфиловцами в бою у разъезда Дубосеково, как об этом потом написали журналисты "Красной звезды".
18. Имеется в виду взятие Москвы.
19. Подробнее см.: Дроздов К.С. Указ. соч. // Родина. 2012. N 7.
20. Не случайно, что 3 политрука из панфиловской дивизии - В. Клочков, П. Вихрев и М. Габдуллин - за бои под Москвой были удостоены звания Героя Советского Союза, причем первые два посмертно.
21. НА ИРИ РАН. Ф. 2. Раздел I. Оп. 28. Д. 32. Л. 8-9 об.