Новости

08.09.2015 00:38
Рубрика: Экономика

Полигон действует

Унитарные предприятия не смогут претендовать на статус операторов
Концессионные соглашения в сфере ЖКХ не новый механизм взаимодействия между государством и частными инвесторами - первый в России концессионный контракт на освещение улиц текучим газом был заключен еще в 1865 году. Тем не менее, несмотря на богатую "историю", развитие концессии в нашей стране носит непоследовательный характер.
Одно из препятствий для ГЧП - необеспеченность возвратности средств для инвестора.

Даже сейчас, когда уже 5 лет как в Федеральный закон "О концессионных соглашениях" внесены изменения, упрощающие процедуру заключения концессий в жилищно-коммунальном комплексе, остается много нерешенных вопросов. Особенно это касается сферы ТКО. Федеральный закон N 458 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об отходах производства и потребления", который должен был стимулировать развитие переработки в стране, пока что бездействует из-за отсутствия нормативно-правовой базы. Несмотря на то что в настоящее время практически во всех субъектах РФ приняты региональные законы о ГЧП, в такой ситуации неопределенности многие инвесторы приостановили проекты в регионах - бизнес находится в ожидании объяснений "новых правил игры".

Несомненный плюс концессионных контрактов в том, что они предоставляют инвестору долгосрочные гарантии со стороны государства и создают хороший климат для работы. В таких условиях частный бизнес может планировать на несколько лет вперед и с минимальным риском вкладывать собственные средства в развитие отрасли ЖКХ. Государству такая форма ГЧП также удобна, так как позволяет сохранить право собственности на объекты ЖКХ.

Но в механизме концессии есть немаловажный "подводный камень": сможет ли потом кто-нибудь обеспечить выполнение заложенных в концессионное соглашение договоренностей? Например, в середине тарифного периода могут поменяться тарифы - такое на моей памяти было не раз. А у меня концессионное соглашение. Что мне делать? Кто "покроет" разницу? Однозначно для того, чтобы концессия "работала", государству необходимо быть последовательным в своих действиях и внимательнее относиться к своим инициативам по изменению практики тарифообразования. Стоит отметить и не самую большую готовность чиновников содействовать развитию партнерства бизнеса и власти. Развитие механизма концессии достаточно сильно зависит от нормативно-правовой базы, а также наличия в регионе государственных органов и структур, которые обладают необходимым опытом и компетенциями для проработки и сопровождения проектов ГЧП. Именно этих компетенций и не хватает нашим чиновникам.

Также существуют риски несогласованности концессионного законодательства с земельным, градостроительным, водным и лицензионным законодательствами. Одно из крупнейших препятствий для ГЧП - необеспеченность возвратности средств для частного инвестора, это главный риск. Не способствует развитию ГЧП и зачистка банковского сектора, которая, по утверждению властей, должна привести к повышению его прозрачности и устойчивости.

На практике выходит, что бизнес не может активно включаться в сотрудничество с государством, так как проблемы начинают возникать как на начальном этапе подготовки проектов партнерства, так и при их непосредственной реализации. Многие инвесторы, желающие вложиться в российские инфраструктурные проекты, начинают искать другие рынки, не дождавшись, пока нормативно-правовая база российских регионов станет более благоприятной и менее рисковой.

Но при всех несовершенствах нельзя отрицать, что концессия - удобная и перспективная модель взаимодействия бизнеса с государством, которая уже сейчас приносит результаты. Например, началась реализация масштабного проекта в Пермском крае стоимостью 2,5 млрд рублей по созданию комплексной системы обращения с отходами. В рамках проекта на условиях концессии на территории Прикамья будут построены пять современных полигонов, семь мусоросортировочных комплексов и 21 мусороперегрузочная станция. В августе этого года в правительстве РФ состоялось заседание подкомиссии по вопросам реализации инвестиционных проектов на Дальнем Востоке, на котором был одобрен первый пилотный проект по созданию современной инфраструктуры по обращению с твердыми коммунальными отходами на Сахалине. Проект предусматривает строительство мусоросортировочных комплексов и станций перегруза, а также рекультивацию старых свалок. Общая стоимость пилотного проекта оценивается в 900 млн руб., из которых 30% составят инвестиции Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

При всех несовершенствах концессия - перспективная модель взаимодействия бизнеса с государством

Пилотный проект на Сахалине - это только первый этап масштабного инвестиционного проекта, разработанного для всего Дальневосточного региона и предусматривающего создание комплексной системы обращения с отходами в 23 межмуниципальных узлах. Планируемые инвестиции - более 13 млрд рублей, а заявленный срок окупаемости - 7-10 лет. Это уникальный для России по масштабу и технологиям проект, который охватит единой системой почти треть территории страны. Реализация проекта позволит Дальневосточному региону увеличить выручку от утилизации ТКО на 5 млрд рублей, а также создаст более 5000 рабочих мест.

Отдельно хотелось бы остановиться на тех шагах, которые уже сейчас предпринимаются для совершенствования нормативно-правовой базы. Недавно был опубликован проект постановления правительства о порядке отбора региональных операторов по обращению с ТКО. Согласно документу, унитарные предприятия не смогут претендовать на статус операторов. Это несомненный плюс. МУПы и ГУПы на конкурсах - главный коррупционный фактор, поэтому исключение их из списка потенциальных претендентов - это в первую очередь разрушение монополии местных властей на рынке мусора, а значит, отказ от неэффективной модели.

К сожалению, сегодня отрасль переработки в России практически не развивается, и все участники должны приложить максимум усилий, чтобы изменить ситуацию. Ценные фракции составляют до 40% мусора и только 7-8% из них в РФ идет на вторичную переработку. Таким образом Россия теряет (а точнее, не зарабатывает) колоссальные деньги на мусоре! Тем временем в Швеции вторичной обработке подвергается до 99% отходов, а в Нидерландах - до 80%. Для нас пока эти цифры "из разряда фантастики", и вряд ли в ближайшее время мы сможем к ним приблизиться - для этого нужно не только время, но и поддержка на законодательном уровне, серьезные инвестиции и долгосрочное планирование.

Экономика Отрасли Промышленность Общество Экология