Новости

08.09.2015 00:45
Рубрика: Экономика

Усадьба ожила

Федеральное законодательство не позволяет вовлекать объекты культурного наследия в хозяйственный оборот
Механизм государственно-частного партнерства в культуре используется не так активно, как мог бы. Причина в том, что закон о ГЧП, который принят на федеральном уровне относительно недавно, не позволяет вовлекать объекты культурного наследия в хозяйственный оборот. В то же время региональные законы о ГЧП, которые успели вступить в силу до принятия федерального закона, применяются в субъектах РФ более чем активно. Подробности "РГБ" рассказал заместитель министра культуры РФ Григорий Пирумов.

Каких же положений не хватает в федеральном законе?

Григорий Пирумов: Давайте взглянем на эту ситуацию с точки зрения министерства культуры, если мы говорим об объектах недвижимости. Очень часто ГЧП ассоциируется с объектами недвижимости. Необходимо понимать, что ГЧП существует не только в этой плоскости. Если наш Росгосцирк совместно с частными прокатчиками осуществляет какие-то мероприятия и на паритетных основах делит с ними прибыль от этих мероприятий, то это тоже государственно-частное партнерство. При этом, говоря об объектах недвижимости, подчеркну, что подавляющее большинство объектов культурного наследия находится либо в наших подведомственных организациях, либо на праве оперативного управления, либо на праве хозяйственного ведения.

К сожалению, существующая редакция закона не предполагает вовлечения в хозяйственный оборот объектов, которые закреплены на вещном праве. Механизм реализации как ГЧП, так и концессионных соглашений предполагает, что эти объекты должны быть переданы в казну РФ и только потом их можно вовлекать в оборот через механизмы ГЧП или концессионных соглашений. Это, увы, практически нереализуемая ситуация. К примеру, театр, который имеет объект недвижимости в оперативном управлении, не может от этого отказаться, передать этот объект в казну и потом пытаться что-либо на этом основании сделать. Это основное препятствие, и мы сейчас прорабатываем поправки в законодательство, которые помогут эти препятствия снять.

Инфографика "РГ". Фото: Мария Пахмутова / Елена Шмелева

Что это будут за поправки?

Григорий Пирумов: Необходимо, чтобы объекты культурного наследия, которые закреплены на праве оперативного управления или хозяйственного ведения, можно было вовлекать в механизм ГЧП без отмены этого права. Наши поправки рассматриваются и в правительстве, и в федеральных органах исполнительной власти. Я говорю об объектах культуры, которые находятся в федеральной собственности. Что же касается объектов в регионах, то там более простое, более гибкое законодательство. Федеральное законодательство сложнее и жестче. Механизмы, которые действуют в регионах, на порядок сложнее применить на уровне объектов культурного наследия, находящихся в федеральной собственности.

Много ли проектов ГЧП в регионах?

Григорий Пирумов: В регионах есть позитивные результаты, однако очень часто о ГЧП говорят в широком смысле, включая сюда и благотворительность. При этом зачастую сужается понятие ГЧП, сводя все исключительно к объектам недвижимости. Это понятие много шире. Цирковые программы, совместные межмузейные, театральные и концертные проекты тоже могут быть отнесены к ГЧП. Есть еще такие механизмы, как, например, концессионные соглашения. Между тем в законе о концессионных соглашениях в сегодняшней редакции такая же проблема, как и в законе о ГЧП. Ранее использовались механизмы инвестиционных контрактов, но сейчас они практически приостановлены. Это связано с тем, что в начале 2000-х годов было зафиксировано много злоупотреблений в этой сфере. Решение о приостановке таких механизмов приняло правительство РФ. У нас большое поле для деятельности и, безусловно, необходимо оперативно внести поправки в закон. Мы надеемся, что коллеги нас поддержат.

На федеральном уровне мы приняли закон, который позволяет сдавать объекты культурного наследия, находящиеся в неудовлетворительном состоянии, в аренду за рубль на 49 лет. Примечательно, что в этой новации лидируют регионы. Москва использует этот механизм более двух лет. В январе вступили в силу поправки к 73-ФЗ "Об объектах культурного наследия...". В документе как раз есть соответствующая поправка, позволяющая это сделать. Для уточнения детализации норм закона будет принят подзаконный акт - я надеюсь, что в скором времени мы его согласуем. Идея очень хорошая. Руинированные объекты и объекты, находящиеся в неудовлетворительном состоянии, можно было бы сдавать за один рубль на условии, что арендатор обязуется их восстановить. Воссозданный объект останется в собственности РФ. По нашему законодательству пользователь обязан организовать доступ к объектам культурного наследия для всех желающих. Конечно, не с утра до вечера каждый день, но какое-то время под это должно быть отведено.

Кроме того, Минкультуры России выпустило подзаконный акт "О критериях отнесения объектов к находящимся в неудовлетворительном состоянии". Получив оба подзаконных акта, мы сможем применять механизмы закона. В настоящее время мы собираем с регионов информацию о том, какие объекты федеральной собственности находятся у них в неудовлетворительном состоянии (по тем критериям, которые мы установили), и в IV квартале этого года мы можем начать проведение первых пробных аукционов.

Инфографика "РГ". Фото: Мария Пахмутова / Елена Шмелева

Где уже восстановлены такие руинированные здания?

Григорий Пирумов: Это усадьба В.И. Аигина в Пушкинском районе Подмосковья - она стала первым объектом культурного наследия, переданным в льготную аренду на 49 лет на условиях восстановления по программе губернатора Московской области Андрея Воробьева "Усадьбы Подмосковья" в ноябре 2013 года. Окончание работ - III квартал 2015 года. Еще один пример - проект "Полотняный завод" в Калужской области. После завершения работ по реконструкции этого уникального исторического архитектурного комплекса в 2016 году предполагается его дальнейшее использование в качестве литературного отеля, туристского центра. Там действует смешанный договор концессионного соглашения, который напрямую неприменим для федеральной собственности. Этот пример также свидетельствует о том, что региональное законодательство более гибкое.

Из каких источников привлекается федеральное финансирование для инфраструктурных проектов?

Григорий Пирумов: Через федеральную целевую программу "Развитие въездного и внутреннего туризма". Это как раз пример государственно-частного партнерства. На рубль, вложенный государством, предполагается три рубля вложений частных инвесторов. Идея развития программы внутреннего туризма устроена таким образом, что частный инвестор строит гостиничные комплексы, базы отдыха, конно-спортивные центры и так далее, а государство обеспечивает сети и инфраструктуру.

В России есть меценаты, которые готовы участвовать в ГЧП в культуре?

Григорий Пирумов: Закон о меценатах принят относительно недавно. Сегодня меценатам ничто не мешает участвовать в восстановлении объектов культурного наследия. Они могут заниматься благотворительностью в регионах. И если мы сейчас на федеральном уровне сделаем возможной аренду объектов за один рубль, я полагаю, это тоже будет представлять интерес для меценатов. Усадьбы, которые сейчас находятся в плачевном состоянии, конечно, вряд ли принесут меценату доход, но они могут восстановить их, чтобы использовать, например, в качестве дома приемов своей корпорации. Мы рассчитываем, что соответствующий интерес будет проявлен и нам удастся восстановить многие исторические усадьбы.

Есть ли грань между меценатом, который хочет восстановить объект, да еще на нем заработать, и ГЧП?

Инфографика "РГ". Фото: Мария Пахмутова / Елена Шмелева

Григорий Пирумов: При ГЧП государство дает возможность потенциальным инвесторам сделать проект рентабельным. Государство осознанно вкладывает средства с тем, чтобы проект стал рентабельным для частного капитала. Рассмотрим ту же программу Ростуризма. Если государство не обеспечит инфраструктуру и дороги, очевидно, что инвестор едва ли пожелает нести эти затраты и скорее откажется от нерентабельного проекта.

Меценатство в большей степени благотворительность. Люди восстанавливают усадьбы, как это сделал, например, Михаил Лермонтов в Середниково, из любви к наследию и отечественной культуре, однако учитывают доходность проекта.

Вы можете назвать адреса разрушенных усадеб федерального значения, где мог бы появиться частный инвестор, восстановить их, сделать яркими пятнами на туристической карте России?

Григорий Пирумов: Этот вопрос находится в ведении Росимущества, комментарии на этот счет должны давать уполномоченные лица. Нашим Департаментом туризма и региональной политики разработана и успешно реализуется масштабная программа "Русские усадьбы", которая в настоящее время объединяет пять регионов Центрального федерального округа, проходит по нескольким областям и включает в себя 37 музеев-заповедников и 19 музеев-усадеб. Это пилотный маршрут, который продвигают региональные и федеральные туроператоры. Успех проекта предопределен брендами - именами владельцев усадеб.

Нужны ли образовательные программы для специалистов в области ГЧП в культуре? Если на рынке труда такие работники?

Григорий Пирумов: Да, безусловно. Вопросами подготовки специалистов занимаются вузы, а Министерство культуры РФ проводит семинары и "круглые столы", посвященные практике ГЧП в сфере культуры и туризма в разных регионах России. На прошлой неделе такой семинар завершился в Твери. Его участники обсудили варианты взаимодействия государства и бизнеса, промежуточные результаты работы министерства по созданию нормативной базы ГЧП, которая ведется на федеральном и региональном уровне. Также в Твери состоялась презентация подготовленного при поддержке Минкультуры России сборника "Опыт реализации инвестиционных проектов и государственно-частного партнерства в культуре и туризме в субъектах Российской Федерации", в котором собраны лучшие региональные практики, демонстрирующие эффективные механизмы взаимодействия государства и бизнеса, в том числе проекты государственно-частного партнерства, предусматривающие долгосрочные инвестиции в бюджетные учреждения и объекты государственной собственности; инвестиционно-девелоперские проекты, системные социокультурные практики (частные музеи, галереи, лофт-проекты, творческие мастерские), событийные проекты, которые реализуются на коммерческой основе при участии государственных органов, а также спонсорские проекты. Положительные результаты есть, и мы верим, что этот опыт вдохновит те регионы, где есть объекты культурного наследия, остро нуждающиеся в восстановлении.

Экономика Бизнес Малый бизнес Правительство Минкультуры