Новости

10.09.2015 21:52
Рубрика: Культура

Театры бродят по городу

Первый фестиваль "Точка доступа" завершился в Петербурге
Автор идеи и программный директор фестиваля "Точка доступа" Андрей Пронин предложил актерам, режиссерам и художникам двинуться на окраины города-музея, чтобы открыть для себя иные точки зрения, а заодно открыться навстречу городу.

Все пять фестивальных спектаклей работали в пяти невозможных для театра пространствах, а три из них были придуманы специально для них. Модное в европейском театре явление сайт-специфик (sight-specific) стало особенно популярным на рубеже веков благодаря немецко-швейцарской группе Rimini Protocol, чей спектакль-франчайзинг Remote X сначала поселился в Петербурге, а теперь переселился в Москву; так что побродить по району вокруг Савеловского вокзала теперь можно, оказавшись внутри спектакля-бродилки Remote Moscow. Но если вы подумаете, что это экспансия чуждого нам опыта, то будете неправы. Например, в 1989 году выдающийся режиссер Анатолий Васильев разместил события своего спектакля "Бесы" в комнатах и коридорах расселенного дома на Поварской.

Спектакль-бродилка "В сторону белого КАМАЗа", придуманный творческой группой в составе Всеволода Лисовского, Александры Ловянниковой, Леши Лобанова и Веры Поповой, открывает перед зрителями мифологию района Удельной - его дворов, домов и парков. Некогда фешенебельная загородная часть города со столетними соснами и лиственницами до сих пор хранит в себе очарование петербургских дач, променадов и парковых развлечений с культурным центром в виде кинотеатра "Уран", построенного в 1912 году, стены которого, говорят, помнят выступления Михаила Чехова. Причудливый маршрут, отмеченный тайными (но хорошо видимыми) знаками-"рунами", сталкивает зрителей с диковинными артефактами, а заодно и с местными жителями. Встреченный по дороге куст оказывается "тем самым" кустом, а руины железной дороги, когда-то возившей дачников, - "той самой" тайной железой дорогой, созданной во время героической Троянской войны, чтобы быстрее доставлять павших героев в царство Аида. Об этом, кстати, как и о многом другом, зрителям возвещают стенды с соответствующими текстами. Их читают не только зрители, но и все, кто проходит мимо. Комментарии "непосвященных" тоже входят в "текст" спектакля. Ну вот такой, например: "Сумасшедшие! Или сектанты какие?".

Конечная точка маршрута - зал все того же "Урана": его пол, заваленный сосновыми чешуйками, шпалами и маленькими зелеными побегами, окошки киномехаников с лучами света, направленными на пустой белый экран, - магическая Зона ожидания.

Не менее эзотерическим был опыт тех, кто решился отправиться в сторону гипермаркета "Максидом" на улице Дыбенко на спектакль-паломничество "Кентерберийские рассказы". В течение часа вы ходите один на один с кем-то из актеров по огромному мебельному дворцу, непроизвольно оказываясь внутри спектакля, который без всякого ведома для самого себя разворачивается перед вашими глазами. Две новеллы, звучащие в наушниках, сопровождали мой променад, пока актер Петр (так он мне представился) вел меня на шнурке-веревочке то по огромным торговым пространствам мимо каминов и ковров, то в "волшебные" цветочные залы. Где-то внезапно начинал стонать тоненьким голоском и просить о чем-то. Чем дальше мы шли, тем таинственней и интимней становился наш "спектакль", видимый для нас двоих, слегка различимый другими "артистами", затерянными среди покупателей. Магический, тотальный универсум товаров и сокровенный, неповторимый опыт, сопровождаемый завораживающей музыкой Настасьи Хрущевой и пугающими рассказами Чосера, образуют тот направленный "театральный" взгляд, который "отстраняет", буквально делает странным пространство огромного торгового молла, превращая нас одновременно в зрителей и актеров. Опыт, вбрасывающий человека в самое сердце его бытия, - прямо тут, в гипермаркете, среди ковров, светильников и кроватей, паломничество от того "идеального дома", который тебе навязывает реклама, к тому, который ты хочешь выстроить сам, поистине необычайный. У других зрителей "Кентерберийских рассказов", придуманных Александром Артемовым и Дмитрием Юшковым, все было иначе. Ведь у них были другие проводники (в спектакле участвуют 16 актеров и 16 зрителей). Но и они смогли бросить взгляд на гипермаркет из глубины внутреннего "лунатика".

А по вечерам на Заводе слоистых пластиков, в Музее стрит-арта, в полуоткрытом пространстве показывали спектакль "Потеря равновесия", сочиненный режиссером Андреем Гогуном и художником Майей Нинбург на основе прозы Александра Покровского. Пьесу написал недавно трагически погибший молодой актер Владимир Силаков. Спектакль из жизни моряков Северного морского флота сыгран девятью актерами и одной актрисой прямо в воде или на узких мостках с юмором и виртуозным театральным чувством. Пока ее герой и рассказчик, сидя в бассейне, пытается примирить себя, маленького, любимого мамой и бабушкой, с тем, кто вынужден бежать по морозу в бушлате или сидеть в холодной воде в полной подводной амуниции, его товарищи образуют хор японского театра Но - с накрашенными белой краской лицами, сидя на коленях, они поют свои гомерически смешные речитативы, заставляя зал одновременно ужасаться и хохотать. Простодушная и формально изощренная их игра, изобретательная театральная форма позволяют надеяться на то, что у молодого русского театра есть большой и неведомый потенциал.

Фестиваль закрывался тоже на воде - одним из первых спектаклей, сочиненных в жанре сайт-специфик - "Мокрой свадьбой" группы АХЕ, который был впервые сыгран на Театральной олимпиаде в Москве в 2001 году, и с тех пор проехавший по всему миру и вернувшийся на родину, чтобы дать старт новому и яркому театральному проекту.

Культура Театр Филиалы РГ Северо-Запад Филиалы РГ Столица СЗФО Санкт-Петербург ЦФО Москва Гид-парк