Новости

14.09.2015 17:13
Рубрика: Культура

Умный зритель

В России будут кинофестивали нового типа
У России есть шанс сформировать совершенно новый тип кинофестивалей, считает кинокритик и продюсер Марко Мюллер, более чем 30 лет работающий над организацией важнейших мировых киносмотров.

С 2004 по 2011 Мюллер был директором Венецианского фестиваля, входил в число топ-менеджеров фестивалей в Риме и Локарно. Сейчас в должности директора международных программ Мюллер помогает развиваться Пекинскому кинофестивалю. О природе кинофестивалей, и о том, что с ними будет дальше, с Марко Мюллером побеседовала обозреватель "РГ". Причем вопросы задавались на русском языке - без переводчика, а ответы звучали на английском.

Марко, откуда у вас такое знание русского языка?

Марко Мюллер: Я посмотрел около двух тысяч русских фильмов. И многие из них без субтитров и перевода. Так я выучил русский.

Считаете ли вы, что наступило время, когда кинофестивали уступают место кинорынкам?

Марко Мюллер: Я верю, что не нужно возводить барьер между искусством и коммерцией, между культурой и индустрией. Если фильм действительно сильный, то наравне с художественной ценностью в нем всегда можно найти коммерческую ценность, которая может заинтересовать дистрибьюторов. Но это возможно только на крупных фестивалях, где присутствует большая аудитория. Когда дистрибьюторы видят, что аудитория заинтересовалась фильмом, может измениться и их отношение к картине.

Чем вы занимаетесь сейчас, и что планируете делать в будущем? Я слышала, вы собираетесь открыть большой арт-центр в швейцарском Лугано.

Марко Мюллер: Сейчас занимаюсь кинофестивалем в Китае. Я уже пытался переосмыслить фестивали в Венеции, Локарно, Риме, но есть та граница, к которой я могу подвести, но за которую не могу перейти. Думаю, что Китай очень скоро может стать великим фестивальным центром, наряду с Каннами и Торонто, поскольку будет наибольшим рынком в мире. Даже с точки зрения продажи билетов - это огромный рынок. Так что я работаю в рамках новой структуры.

При этом планирую сотрудничать и с Лугано. Там собираются открыть новый художественный центр искусств, и я считаю, что это идеальное место для подобного начинания. Я - италоговорящий швейцарец, и в этом моя уникальность, поскольку я нахожусь на стыке двух культурных систем. И могу организовать пространство для сотрудничества двух разных миров, которые никогда раньше не были связаны между собой. Этот проект начнет работу в июне 2016 года.

Работая в Китае, вы много сотрудничаете с русскими. В жюри Пекинского кинофестиваля в этом году вы пригласили Федора Бондарчука. В конкурсе участвовал новый фильм Никиты Михалкова "Солнечный удар". Однако, считается, что Китай очень неохотно пускает к себе чужих - это закрытый рынок.

Марко Мюллер: Рынок не закрытый - вот почему мы там находимся. А еще потому, что видим там возможность развиваться. Не стоит забывать, что в последние годы Китай был крупнейшим инвестором, финансировавшим производство американского кино. Теперь американские фильмы не должны проходить в Китае систему квот, если в их бюджете 60 или 70% китайских денег. То есть, они проходят китайскую цензуру с момента начала производства. Из-за этого в Китае сейчас расширяется пространство для других зарубежных картин.

От Министерства кинематографии я получил конкретные инструкции - привлечь к сотрудничеству российских и индийских коллег. И поэтому я счастлив, что удалось пригласить Федора Бондарчука. Стоит иметь в виду, что его "Сталинград" имел в Китае большой успех. Этот проект собрал там впечатляющий бокс-офис. И еще прекрасный результат в прокате у фильма, который получил высокие оценки критиков и признание зрителей в Китае. Это - совместная российско-украинская картина "Битва за Севастополь". Юлия Пересильд привлекла внимание, как актриса. Приятно видеть, что китайская аудитория принимает эти фильмы и интересуется ими.

Если бы вы организовывали фестиваль в России, каким бы его сделали?

Марко Мюллер: Я вижу перспективы сотрудничества не только между Россией и Китаем, но также и с Индией. У Индии тоже много политических и культурных проблем, но это демократичная и толерантная страна. Я сейчас работаю директором фестиваля, который будет поддерживать фильмы стран, которые не получают поддержки США - это балканские страны, Турция, Ливан. В этом плане Россия и Китай - не конкуренты. Сейчас в России происходит то, что уже случилось в Китае - появился простор для неамериканских мейнстримных фильмов. И он используется.

Думаю, что придет время, когда в России появится абсолютно новый вид фестивалей. Преимущество вашей страны в том, что в ней самое большое количество интеллектуальных зрителей, которое можно собрать в Европе. Эти думающие, умные зрители могут стать аудиторией, убедившей дистрибьюторов в том, что есть интерес и рыночная ценность у фильмов, которые не являются мейнстримом.

Алексей Герман-младший и Александр Сокуров предлагали мне и Алене Шумаковой (член отборочной комиссии Пекинского международного кинофестиваля - прим. С.А.) сделать фестиваль в Питере. Но политическая ситуация была настолько сложна, что проект не реализовался. В Москве есть свой кинофестиваль, который представляет классическую и типичную модель киносмотра. Поэтому чтобы сделать что-то свое, нам нужно искать другое место.

Есть очень важный дополнительный фактор - отношения между Россией и развивающимися странами. В России много людей, которые знают, как вести диалог с Бразилией, Индией, африканскими государствами. Проблема в том, что этим странам далеко до культурного взаимопонимания, потому что, прежде чем начать диалог, нужно отказаться от своей культурной закрытости.

Культура Кино и ТВ Мировое кино 72-й Венецианский кинофестиваль Кино и ТВ с Сусанной Альпериной