Новости

24.09.2015 00:05
Рубрика: Культура

Роман с виолончелью

Мужчины в жизни Людмилы Максаковой
Царственная прима вахтанговской сцены встречает очередную круглую дату в расцвете сил, физических и творческих. С десятилетиями Максакова практически не меняется, оставаясь объектом восхищенного мужского внимания, и в канун юбилея звезды нашего театра и кино мы решили вспомнить о мужчинах, с которыми ее сводила личная жизнь и творческая судьба, встречи с которыми так или иначе на ее судьбу повлияли. В большинстве своем это были люди под стать самой Максаковой - красивые, талантливые, успешные.

Отец

- К сожалению, наш дом был очень дамский, - вспоминает Максакова годы детства, - настоящий женский монастырь. Мужчин в нем почти не было.

По словам актрисы, в детстве она и не представляла себе, что такое мужчина и зачем он вообще нужен, росла с мамой, певицей Большого театра Марией Максаковой, бабушкой и няней. Отца она не то что не знала - долгие годы она просто не знала, кто он. Большой театр в те годы был придворным театром Сталина, поговаривали даже, что вождь неравнодушен к Максаковой и что Людмила - его дочь.

С матерью тема отца не обсуждалась в принципе. Имя его тщательно скрывалось, и лишь много лет спустя Людмила узнала, что это был баритон Большого Александр Волков, отказавшийся, впрочем, признать отцовство. Его судьба сложилась неожиданным образом: в 1941-м он выступал перед бойцами у самой линии фронта, заночевал в деревне, утром проснулся - а вокруг сплошной "гутен таг". Волков сумел перебраться в США, позже открыл там школу драматического и оперного искусства.

А Людмила, мать которой не хотела для дочери судьбы родни "предателя Родины", сидела взаперти, ей не разрешалось приводить подруг, мать загрузила ее уроками и музыкой, отправив учиться в Центральную музыкальную школу - на виолончель.

Святослав Кнушевицкий и Василий Лановой

"Музыкальная каторга" - так сегодня называет Людмила Максакова свои занятия на виолончели. Она таскала на себе огромный инструмент, к тому же тогда и речи не было о красивых футлярах - у виолончели был чехол, "сшитый из какой-то тряпки".

Отрада в этих занятиях была одна - ее педагог. Святослав Кнушевицкий, участник струнного трио Ойстрах - Оборин - Кнушевицкий, был не только выдающимся виолончелистом, но и прекрасным человеком - сердечным, добрым, тактичным. И Людмила, конечно, влюбилась, в первую очередь в него, а вовсе не в инструмент в тряпичном футляре. Потом Кнушевицкий перестал преподавать в ЦМШ и на этом, как говорит Максакова, "роман с виолончелью закончился". Девочка стала готовиться к филфаку МГУ.

"И вдруг на экране телевизора я увидела картинку, непохожую на всю остальную действительность, какой-то красавец совершенно неописуемый!" Из телевизора на Людмилу однажды взглянул брюнет с огромными глазами, одетый в бархатный камзол. И потом он произнес что-то по-французски... Передача была о Щукинском училище, а прекрасным принцем был Василий Лановой в роли кавалера де Грие из "Манон Леско". Встреча роковым образом повлияла на будущее девушки: оказывается, на Арбате есть место, где много таких молодых людей и где могут научить читать по-французски, - "Щука"!

А через несколько лет она уже стояла с Лановым на одной сцене: в "Принцессе Турандот" он играл принца, а Максакова - рабыню, в него безумно влюбленную.

Лев Збарский

В середине 60-х это была одна из самых блестящих пар столицы: молодая прима и первая красавица Вахтанговского Людмила Максакова и художник Лев Збарский - обаятельный, талантливый, отбоя не знавший от заказов художник "Современника" и "Мосфильма".

Они были молоды, любили друг друга и ради друг друга не жалели себя. Лев был необычайно требователен к внешнему виду жены и, вспоминает Максакова, вполне мог сказать ей перед выходом на улицу: "Пока не переоденешься, мы никуда не пойдем!" И Людмила послушно переодевалась. Он набирал заказы, не успевал их освоить, желая все делать на высшем уровне, и как-то раз один директор театра, устав ждать, просто запер Збарского в комнате, чтобы тот, наконец, сделал работу. И Людмила всю ночь сидела рядом со Львом, помогала ему: рисовала фигурки, которые тот в два росчерка "одевал" в нужную одежду.

Как раз в это время Збарский и Мессерер "выбили" себе чердак в доме на Поварской и обустраивали там мастерские. "Там не было еще горячей воды, день и ночь толклись люди, - вспоминает Максакова. - Я готовила иногда на полсотню человек, а под утро стояла на кухне и, падая с ног, мыла посуду".

На фоне такой жизни Максакова забеременела. Беременность была тяжелой, она лежала на сохранении, а родив, отвезла ребенка в родительскую квартиру - в неустроенной мастерской маленькому Максиму жить было немыслимо. График жизни Людмилы вышел на пик: каждый вечер после спектакля - Поварская, где надо было постоянно убираться после посиделок, с утра - к сыну, вечером - снова театр...

Конец большой любви положила неизбывная усталость.

Микаэл Таривердиев

История отношений с этим мужчиной уже обросла легендами, которые неожиданно для влюбленных (к тому времени уже бывших) даже оказались экранизированы.

Начиналось все как всегда в полном блеске: вновь сошлись два красивых и талантливых человека. Таривердиев был обеспечен, удачлив, умел ухаживать - их роман длился три года и был прерван трагедией.

Сегодня ее излагают по-разному. Вера Таривердиева описывает происшедшее так: Людмила и Микаэл ехали ночью по Ленинградке, "Волгу" вела она, и вдруг из-за кустов на дорогу выпал пьяный - прямо под колеса. Таривердиев тут же пересел за руль, взял вину на себя, получил 2 года - ровно столько и шло следствие. А вскоре попал на премьеру "Вокзала для двоих"...

Максакова недавно рассказала другую историю: за рулем был Таривердиев, "Волга" неслась по Горького, на "зебру" выскочил парень, спешивший на свидание. Стороны сходятся лишь в том, что случившееся разом покончило с отношениями Людмилы и Микаэла и, уверена Максакова, ускорило его уход.

Петер Игенбергс

Они познакомились в день, когда ей присвоили звание заслуженной артистки. В подъезде Максакова столкнулась с незнакомцем в смешной ушанке - заграничным поклонником подруги, в компании его называли просто Уля. В тот же вечер Уля сделал Люде предложение.

По словам Максаковой, она с полгода дрожала, а потом рассудила, что сын у нее растет без отца (Збарский уже жил в Америке), а она, став официальной женой гражданина ФРГ, получает определенный статус. Все это случилось, но в середине 70-х. Как жена иностранца она лишилась предложений в кино, отовсюду были изъяты ее фото, начались проблемы в театре. Со временем, впрочем, сошедшие на нет.

Главное - рядом был человек, за которым она, наконец, оказалась как за каменной стеной. Петер, по образованию физик (его учебник по плазменной физике штудируют в университетах), а по занятиям - бизнесмен, стал настоящим отцом для Максима, сделал все, чтобы его дочь Маша родилась в немецкой клинике. В ответ на вопрос, подает ли ей сегодня муж кофе в постель, Максакова смеется, что Петер, возможно, даже не знает, как зажигается плита. И вообще, мужчина в переднике - не ее герой.

Кстати

Людмила Максакова - народная артистка РСФСР. По окончании Щукинского училища (1961) - актриса Академического театра им. Вахтангова. В театре и кино работала у таких режиссеров, как Рубен Симонов, Григорий Чухрай, Петр Фоменко, Станислав Говорухин, Петр Тодоровский, Алла Сурикова, Юрий Грымов. Лауреат Государственной премии РФ, кавалер ордена "За заслуги перед Отечеством" IV степени. Мать солистки Мариинского театра и депутата Госдумы Марии Максаковой-Игенбергс.

Культура Кино и ТВ Наше кино Культура Театр