Новости

05.10.2015 13:45
Рубрика: Культура

Мокрые и счастливые

Как знаменитый мюзикл пришел с экрана на московскую сцену
Даже в ряду лучших мировых мюзиклов, которые видела Москва благодаря усилиям компании Stage Entertainment, "Поющие под дождем" стоят наособицу. Это единственный из больших мюзиклов, который пришел не со сцены на экран, а наоборот: классический фильм Стенли Донена 1952 года попытались воспроизвести на сцене. Сначала на театральном фестивале в Чичестере (Великобритания), затем на лондонском Вест-энде.

Затея выглядела безумной: то, что легко делает кино, бывает почти невозможно повторить в театре. Фильм уже попал в десятку лучших картин всех времен, Библиотека конгресса США объявила его культурным достоянием, а его звезды - Джин Келли, Дебби Рейнольд и Дональд О`Коннор казались недосягаемыми. Достаточно сказать, что один только танцевально-акробатический номер Make ‘em laugh в исполнении гуттаперчевого О`Коннора смонтирован из десятка дублей, после чего актер три дня провел в неподвижности - приходил в себя. Как повторить такое на сцене? Как устроить в театре нормальный летний дождь, под которым, разбрызгивая лужи, поет и танцует влюбленный герой?

И знаете - получилось! Не видел лондонский спектакль, но второй в мире - московский можно назвать театральной бомбой: счастливая публика устраивает актерам овацию.

Это история того, как немое кино становилось звуковым, и сколько актерских судеб на этом погорело. Едва раскрыв рот перед микрофоном, кумиры масс обнаруживали писклявые голоса - и на этом их карьеры лопались. Сегодня технологические казусы на съемочных площадках кажутся забавными - "Поющие под дождем" заставят вас хохотать, как давно не случалось. Как ни смешно, этот веселый спектакль может служить и экскурсией в Голливуд свингующих двадцатых, в бедовое и счастливое детство кинематографа - мы видим, из какого сора росли мировые слезовыжималки. И это одна из романтичнейших историй любви, развернувшаяся под звуки волшебных мелодий Насио Херба Брауна.

Специально для фильма музыка не писалась - ее собрали из хитов Брауна 20-х годов (дополнительно создан только один номер - скороговорка Moses, где звезды заново учатся говорить). Музыка не стилизована - она и есть реальные 20-е, время детства не только кино, но и американского джаза, и виртуозного степа, победно гарцевавшего тогда по миру и в России ставшего чечеткой.

Для московского театра "Россия" "Поющие" были, возможно, самым серьезным испытанием: нужно воссоздать мюзикл, какой не рисковали ставить и на Бродвее. Экзамен выдержан с блеском. Это по-прежнему киномюзикл: экран - и немой, и звуковой, и цветной и черно-белый - играет в нем важную роль. С него Алексей Иващенко введет зрителей в курс дела, погружая в миражи начала ХХ века. На нем покажут триумфы и провалы первой "звуковой фильмы". За ним и перед ним будет развиваться действие, тоже по-киношному динамичное и авантюрное. Экран - итог, готовое блюдо, а на сцене перед нами киношная кухня со всеми ее потрохами - режиссерским рыком, хлопушкой, любовными интрижками и звездными скандалами. Много танцев - от классического балета до степа и эксцентриады (хореограф Эндрю Райт). И много замечательной музыки, спетой не как в опере и не как в оперетте - а как в мюзикле, т.е. как в жизни, без пафоса. Актеры, по-моему, счастливы уже тем, что победили невероятно трудный материал - причем так, что зритель боя и не заметит: все сыграно-станцовано как бы резвяся и играя.

Самая неподъемная задача стояла перед молодым Романом Аптекарем - вступить в состязание с Дональдом О`Коннером, повторить которого невозможно. Ученик Кирилла Стрежнева это невозможное сделал: его Космо Браун - ртуть, выпущенная из перегретого термометра на свободу, его звездный номер "Насмеши!" идет под восторженный стон публики.

Анастасии Стоцкой нужно играть звезду с голосом, с каким не пускают и на базар. Актриса наблюдательна: зная, что бездари всех веков примерно одинаковы, она лихо коллекционирует в Лине Ламонт черты активных дурочек и деятельных дурищ сегодняшних тусовок, ни на секунду не забывая, что она - супердива благословенно немного кино и умея вызвать даже сочувствие к своей героине.

И наконец, главный лирический дуэт: Юлия Ива в роли начинающей субретки Кэти Селден и Станислав Чунихин - суперстар Дон Локвуд. У обоих есть опыт классического танца, оба обаятельны и харизматичны. Ива - ученица Дмитрия Бертмана, Чунихин участвовал в балетных труппах, в мюзиклах "Московской оперетты". Оба легко перешли на "бытовой", без котурн, вокал, какой и нужен идеальному мюзиклу.

К дождям России не привыкать, но такой, какой обрушился на сцену "России", запомнится надолго. Не только снабженным плащиками зрителям первых рядов, но и участникам спектакля, ежевечерне вымокающим до нитки, но не теряющим ни оптимизма, ни драйва. Дождь этот проливной сообщает действу почти детский азарт: разверзлись хляби, грохочет гром, а мы шлепаем по лужам - и счастливы. Вероятно, самое подкупающее, что есть в режиссуре Кэмерона Уэнна, - вот этот кураж и хорошая дерзость, амбициозность и вера в умно подобранную труппу, которые только и приводят к успеху: "Мы сделали это!"

Здесь нельзя не сказать о роли, какую играет и в этом спектакле, и в жизни музыкальной Москвы талантливый продюсер и глава компании Stage Entertainment в России Дмитрий Богачев. Влюбленный в этот все еще экзотический для нашей сцены жанр, он упорно прививает его на московской почве, показывая здесь лучшие образцы бродвейского мюзикла в бродвейском же качестве. "Поющие под дождем" - один из самых отважных опытов, удачная попытка выйти за пределы "спецэффектного" мюзикла-сказки на территорию мюзикла - как самой жизни. То есть жизни, которой нет без музыки. Жизни, которая, несмотря на невзгоды, может быть чистой, незамутненной радостью.

Культура Театр Музыкальный театр Гид-парк Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Фото