Новости

06.10.2015 21:26
Рубрика: В мире

Мир на Донбассе обретает плоть

В Минске обсуждают правила выборов на востоке Украины
Сегодня в Минске в рамках заседания подгруппы по политическим вопросам Трехсторонней контактной группы представители Луганской и Донецкой народных республик (ЛНР и ДНР) объявили о переносе местных выборов ориентировочно на 21 февраля 2016 года и совместно с ОБСЕ приступили к обсуждению правил, по которым голосование будет проходить.

Республикам не впервые делать первый шаг навстречу Киеву в рамках Минских соглашений: еще в конце июля Донецк и Луганск в одностороннем порядке начали отвод тяжелой техники от линии разграничения, чтобы наконец то же самое сделал и Киев. Причем в итоге украинской стороне под давлением ОБСЕ и высоких посредников после трех месяцев проволочек и откровенного саботажа пришлось согласиться с условиями отвода, на которых настаивали республики.

Похожая ситуация произошла и сейчас: отказавшись обсуждать выборы на "неконтролируемых территориях", хотя это предписано п. 4 Комплекса мер по выполнению Минских соглашений, Киев загнал себя в ловушку: республики в полном соответствии с "Минском-2" назначили выборы в одностороннем порядке, поскольку они нужны населению ДНР и ЛНР больше, чем абстрактному "международному сообществу". Этот шаг возымел воздействие на Париж и Берлин, и в обмен на перенос даты голосования, "нормандская четверка" фактически вынудила Киев признать не только сами грядущие выборы, но и согласилась с тем, что они пройдут после окончания действия соглашения, в 2016 году, с максимальным учетом условий Донецка и Луганска. Поскольку произошло это задолго до начала российской операции в Сирии, разговоры на тему "обмена Донбасса на Асада" являются спекулятивными.

Эти условия содержатся в так называемом "плане Мореля" (Пьер Морель, видный французский дипломат, модератор подгруппы по политическим вопросам в трехсторонней контактной группе), согласованном не только с ОБСЕ, но даже с Госдепом, и который в большей части положений соответствует архитектуре выборов, предложенной республиками Донбасса еще в мае. Таким образом, выражаясь в шахматных терминах, Донецк и Луганск отказались от темпа в пользу качества.

Согласно этому плану, выборы местной законодательной и исполнительной власти пройдут по мажоритарной системе с элементами пропорциональной в столицах республик. Это обусловлено тем, что после войны партийная система в Донбассе создается практически с чистого листа, и есть только прообразы массовых партий - например, "Мир Луганщине" и "Донецкая республика". Остальные, довоенные партийные структуры - будь то даже коммунисты или "регионалы", утратили не только представительство, но и какой-либо вес в обществе. Не говоря уже о тех украинских силах, которые поддержали так называемую "антитеррористическую операцию". Запрет участвовать в выборах на территории ДНР и ЛНР для этих политических сил - категорическое требование республик. Да и сложно сегодня представить агитаторов от нацистской "Свободы" или радикалов Ляшко на улицах Донецка без охраны.

Однако это вопросы обсуждаемые, и, к примеру, Оппозиционный блок и те же опальные коммунисты вряд ли откажутся принять участие в выборах, исходя из принципа "главное не победа, а участие". К тому же, в реестре украинского минюста сегодня значатся под полторы сотни партий, среди которых есть и те, которые не запятнали себя призывами к уничтожению населения Донбасса, и, в принципе, могут захотеть выставить своих кандидатов. В перспективе это дает возможность ЛНР и ДНР избежать упреков в изоляционизме и нарушении украинского законодательства. Но пока это предмет переговоров, поскольку представители республик отстаивают принцип, что в выборах должны участвовать только общественные (не политические) движения, зарегистрированные на их территории.

Важным моментом является и то, что в местные советы не смогут баллотироваться люди, державшие оружие в руках. С одной стороны, это некая дань международной практике, где зачастую военные лишены пассивного избирательного права, с другой - работает на укрепление стабильности и мира в обществе. Стоит заметить, что и сегодня в составе народных советов республик практически нет ополченцев. Впрочем, это правило пока не касается исполнительной власти - практика показала, что некоторые бывшие ополченцы по примеру своих дедов, вернувшихся с войны, явочным порядком стали прекрасными управленцами.

Также специальным законом вводится "ценз оседлости" - не менее пяти лет проживания на территории Донбасса, не включая последние два года.

Стратегической темой остается участие в голосовании беженцев и вынужденных переселенцев, которые, по разным подсчетам, составляют почти треть довоенного населения областей. Киев уже лишил бывших жителей Донбасса, ушедших на "контролируемую территорию" права голосовать по месту нынешнего проживания на украинских местных выборах 25 октября, сделав их людьми второго сорта в собственной стране. Примечательно, что "партнеры" Киева из ЕС и США закрыли глаза на это явное и вопиющее нарушение норм демократии. Но одновременно украинская сторона начинает спекулировать на беженцах, буквально насильно заставляя их голосовать на "сепаратистских" выборах, причем на территории Украины - об этом уже говорят в Верховной Раде, вероятно, рассчитывая исказить результаты голосования. Пока условия участия этой категории граждан в февральском голосовании являются предметом переговоров. Зато, как сообщили "РГ" источники в делегациях республик, уехавшие в Россию мирные жители получат возможность проголосовать 21 февраля - либо по месту прописки, либо на территории нашей страны.

Но самое важное, что по "плану Мореля" Киев обязан не только объявить амнистию ополченцам и принять обсуждающийся в Минске специальный закон, но и перезапустить конституционную реформу и процесс "децентрализации", которым так гордится Порошенко. То есть уже прошедшая два чтения версия новой конституции, не содержащая пунктов об особом статусе, должна быть переписана с учетом пожеланий Донецка и Луганска, с которыми согласны Париж и Берлин, снова пройти верификацию Конституционного суда, и быть трижды одобренной на двух парламентских сессиях. Исходя из графика работы Верховной Рады, сделать это Киев сможет уже 1 февраля, в начале весенней сессии, если займется этим вопросом сейчас.

Переписывать конституцию Петру Порошенко придется еще и потому, что 20 августа экспертная группа европейских юристов в Минске признала украинское толкование "особого статуса" недобросовестным, формальным и недееспособным, поставив жирную точку на всех звучащих из Киева заверениях, будто президентская версия "децентрализации" полностью соответствует Минским соглашениям.

Впрочем, процесс осознания итогов саммита в Париже дается Киеву с трудом. Петр Порошенко из последних сил пытается сохранить душевное спокойствие патриотов, рассказывая, что никакого "плана Мореля" нет, но есть "четкая и уверенная" позиция Украины, которая не приемлет диалога с "сепаратистами". Доходит и до смешного: в понедельник некоторые депутаты Верховной Рады усомнились в словах Меркель и Олланда, сказанных после встречи, и потребовали "на ковер" главу МИД Климкина и самого Порошенко, чтобы они представили им стенограмму переговоров. К счастью для последних, спикер парламента Гройсман отверг это требование. Попутно выяснилось, что с февраля лишь единицы депутатов - именно они сегодня бьют в набат и кричат о "зраде" - удосужились прочесть текст Минских соглашений, предпочитая, как в анекдоте об игроках в покер, верить "джентельмену" Порошенко на слово. Комична даже аргументация отказа читать документ - мол, его нет на украинском языке, а читать по-русски не позволяет гордость. Стоит заметить, что Минские соглашения существуют в двух официальных вариантах - на русском и английском языках, и полностью идентичны.

Но, несмотря на все истерические заявления и позу отрицания, объявлять амнистию, переписывать конституцию и признавать выборы украинскому парламенту все равно придется - после парижского саммита в фактической изоляции оказался Киев, а не Луганск с Донецком. И именно Донбасс при содействии ОБСЕ и европейских столиц пишет сегодня "украинское законодательство" как неотъемлемую часть Минских соглашений. Украинской стороне остается только осознать неизбежность столь неприятного мира, и проголосовать за него. Поскольку военного решения конфликт на Донбассе не имеет, о чем уже не один десяток раз заявил "президент мира" Петр Порошенко.

В мире экс-СССР Украина Политический кризис на Украине Переговоры по урегулированию конфликта на Украине Обстановка на востоке Украины