Новости

08.10.2015 00:05
Рубрика: Культура

Система коридорная

Выйдя на пенсию, жительница Петербурга открыла музей коммуналок
Коммуналки давно стали брендом Петербурга. Правда, в отличие от Зимнего или, скажем, Адмиралтейства, бренд этот со знаком "минус". Многонаселенные, с тесной общей кухней и бесконечно длинными коридорами, они обычно вызывают лишь жалость к тем, кто в них проживает.

А вот для Натальи Баландиной жизнь в коммуналке по-своему интересна. О чем она и решила "поведать миру", создав музей. Причем именно в той квартире, где жила ее мама Ада Викторовна Чеснокова.

5-этажный дом на 4-й линии Васильевского острова постройки середины ХIХ века с виду кажется ветхим. В этом смысле музею повезло, соответствует реалиям. Ведь в Петербурге редкая коммуналка выглядит сегодня презентабельно.

Лифта в доме нет. Так что под крышу, на 5-й этаж, где расположилась экспозиция, приходится подниматься на своих двоих. Лестничные пролеты в доме широкие, окна огромные, перила чугунные. По нынешним временам - глубокая старина. А к перилам прикреплены симпатичные листочки-записочки, рассказывающие, в частности, о дворовых играх первых послевоенных лет. Поднимаешься на второй этаж - узнаешь (или вспоминаешь) о "классиках", их предпочитали в основном девочки. На третьем - о "штандере", игре с мячом для детворы любого пола и возраста. А еще о домино, шашках и футболе.

Но вот и музей. Создатели назвали его "ХХ лет после войны". О тех годах - 1945-1965 - у нас если и вспоминают, то в основном как о годах оттепели, вкладывая в это слово чисто политический смысл. Та, как считается, пришла к советским гражданам в конце 1950-х. Жизнь и, главное, быт рядовых граждан оставались за кадром.

В итоге мало кто помнит, например, что то было время женщин. После войны, забравшей множество мужчин, женщины в СССР и пахали, и сеяли, и косили, строили дома, заводы, дороги, растили детей. Практически вся тяжелая работа была тогда на них. При этом успевали еще следить за собой. О чем свидетельствует собрание Натальи Баландиной, представленное во всем своем многообразии. Коллекцию показывает мне дочь Натальи Ольга Сапанжа, культуролог и музеевед, поддержавшая мать, когда та, после участия ее коллекции в серии выставок, задумалась об открытии собственного выставочного зала.

- Решили с мамой, что лучше нашей бывшей коммуналки помещений не найти, - говорит Ольга. - К 2013 году моя бабушка Ада Чеснокова, ей сейчас 92 года, переехала в другой район, а в квартире на Васильевском острове оставались лишь два пожилых жильца. Постепенно мы выкупили их комнаты. Делая там ремонт, обдумывали музейную тематику. Мама собрала богатую коллекцию фарфоровых статуэток эпохи первых послевоенных десятилетий. Они были в то время модны. К началу 1970-х их признали "пережитком прошлого, мещанством", стали уничтожать. Тем ценнее те, что сохранились до сегодняшнего дня.

Собрание это начиналось с хрупких фарфоровых фигурок каменщиц, сварщиц, асфальтоукладчиц. Но тут же, рядом с ними - элегантные дамские шляпки, накидки, сумочки, а также духи. Точнее, коробочки с флаконами от некогда суперпопулярных благовоний "Красная Москва" и "Пиковая дама". Их не покупали, потому что купить было практически невозможно, а доставали. По знакомству, за немалые деньги.

Постепенно коллекция расширялась, к ней добавились чашки, плошки, стаканы, рюмки, другая посуда. Еще - салфетки, полотенца, скатерти, расшитое постельное белье, сохранившиеся от бабушек. Помогали друзья и знакомые. Что-то Наталья приобретала на "блошиных" рынках. Как, например, этажерку, которую решили сохранить в том виде, в каком она была в "коммунальную пору". Здесь же комод и кованый сундук, унаследованный Адой Чесноковой от родителей.

А рядом с дверью в эту комнату, занимая полстены, красуются электросчетчики. Верный признак коммуналки. Сколько счетчиков, столько было и жильцов (семей). Аде Викторовне принадлежала крошечная 10-метровая комнатка в самом углу квартиры у входной двери. Все вещи в ней подлинные. Как и швейная машина "Зингер". И старый дисковый телефон на столике в углу. На его диске, помимо цифр, также буквы. Петербуржцы "со стажем" знают, что до середины 1970-х номера телефонов были в городе как цифровыми, так и буквенными. Аппарат, кстати, действующий.

Как и довоенных еще времен патефон. Рядом с ним горка виниловых пластинок: Клавдия Шульженко, Лидия Русланова, Леонид Утесов... В 1950-1960-х их имена и песни знал каждый житель СССР.

- В коммуналках танцы под патефонные пластинки пользовались немалой популярностью, - рассказывает Ольга Сапанжа. - Вообще, несмотря на сложные бытовые условия, люди жили дружно. Вместе отмечали праздники. Ставили большой стол в коридоре или на кухне, накрывали его вместе, пели, танцевали. Сегодня многим трудно, наверное, представить подобное. Поселившись в отдельных квартирах, мы постепенно отгораживаемся друг от друга, часто не знаем даже ближних соседей. А в коммуналках, при всей разности характеров, привычек, воспитания, люди были более сплоченными.

Объединяли их, уверены создатели музея, и дворы, которые были своего рода продолжением их общего бытия в многонаселенных квартирах. Дворовой культуре Наталья Баландина и Ольга Сапанжа посвятили отдельную экспозицию.

Признаюсь, уходить из квартиры-музея под крышей старого дома не хотелось. Пока бродила от стеллажа к стеллажу, вспоминала свое детство - в такой же вот питерской коммуналке у Обводного канала...

Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург РГ-Фото